Реставрация Мэйдзи — секрет прогресса по-японски

Глядя на современную Японию, трудно представить, что ещё каких-то полтора века назад эта экономически развитая держава, оплот научно-технического прогресса, была отсталой во всех планах страной. К середине XIX века сознательная изоляция и затянувшаяся эпоха феодализма превратили Японию в своеобразную «капсулу времени». Пока западный мир наслаждался благами индустриальной революции, юридического равенства и восходом солнца свободы, сама Страна восходящего солнца об этом и мечтать не смела, погрязнув в средневековых пережитках. Преодолеть пропасть времён позволил непростой период решительных перемен, получивший название Реставрация Мэйдзи.

Власть оружия

Но чтобы прочувствовать весь масштаб реформации, нужно обратиться к событиям, им предшествовавшим. В XII веке императорская власть Японии сильно пошатнулась. В образовавшемся, как бы сказали сейчас, политическом вакууме развернулось жёсткое соперничество дворянских родов за контроль над страной. В период с 1156 по 1184 год государственная власть была сосредоточена в руках клана Тайра, что весьма не устраивало их оппонентов — Минамото. Противостояние самурайских родов вылилось в гражданскую войну, закончившуюся полным уничтожением Тайра и единоличным воцарением Минамото-но Ёритомо. Дабы не прослыть самозванцем, в 1192 году Ёритомо вытребовал у императора титул сегуна (сэйи-тайсёгуна).Так начиналась эпоха сёгуната.

Сёгунат — это феодальный государственный строй, базирующийся на сложной системе военного родового дворянства. Император по-прежнему оставался возлюбленным народом средоточием власти и благословения высших сил, но де-факто страной правил тайсёгун — верховный главнокомандующий. Правительство сегуна называлось бакуфу (буквально «палаточный лагерь, полевая ставка»), а его главной опорой были самураи — искушённые в воинском ремесле дворяне. Из самурайских родов происходило большинство министров и чиновников, ключевые посты в провинциях также занимала военная элита. Со временем суровый дух этого воинственного сословия прочно укрепился во всех сферах общественной жизни Японии.

Нет рая для самурая

Время первых сегунов — «золотой век» самурайства. Самураи были богаты и влиятельны. Со временем они становились всё более независимыми от бакуфу и превратились в зажиточных феодалов. Одновременно с богатством самураи-даймё (военная элита) наращивали собственную военную мощь, а с ней — оппозиционные настроения по отношению к сёгунату. Ослабление централизованной власти и непомерно возросшие аппетиты самурайских домов в XV веке вылились в столетие междоусобиц, разваливших империю на отдельные государства. Этот период вошёл в анналы японской истории под именем Сэнгоку, «Эпоха сражающихся провинций».

Затяжная неразбериха гражданской войны размыла социальные границы мира самураев. К концу XVI века самураем мог назваться любой удачливый простолюдин, научившийся худо-бедно управляться с мечом. Но с приходом к власти клана Токугава, классовый строй самурайского сословия окончательно упорядочился, хотя это были уже далеко не те знатные воины времён первых сегунов. Главной их функцией стало подавление крестьянских восстаний и обеспечение порядка. Небольшая привилегированная группа даймё служила непосредственно сегунату, другие, владевшие землёй, перешли в статус помещиков, основная же масса самураев стала вассалами. Они получали жалование рисом и зачастую не имели собственных земель.

Читать:  Юрий Андропов - враг инакомыслия

Гражданские войны закончились, а значит, дворянству больше не было нужды кормить большую армию. Многих самураев постигла участь ронинов — самураев без господина, лишённых обеспечения и вынужденных становиться наёмниками или «перековывать мечи на орала» торговцев или ремесленников. К середине XVIII века (поле перехода на мануфактурное производство и зарождения класса капиталистов-буржуа) сословие окончательно пришло в упадок.

Тем не менее самураи оставались мощной политической силой. Острый комплекс неполноценности, возникший на почве бесконечной преданности и хозяину и невозможности его реализовать, позднее сыграл важную роль в судьбе Японии.

Правитель без прав

А император… А что император? На протяжении более чем семи столетий император был почитаемой, но фиктивной фигурой, не имеющей реальной власти. Сёгунат даже не нуждался в подсадном монархе: власть полководцев на престоле была настолько велика, что императорам оставалось довольствоваться ролью символа, внушавшего простолюдинам религиозный трепет. После воцарения клана Токугава, сёгунат официально узаконил символическую функцию императорского рода, утвердив особый Кодекс поведения императора, который фактически сделал помазанного богами правителя узником дворца Госё в Киото, разделённого с Эдо (Токио) днями пути. Символическому правителю приличествовало только проводить ритуалы по государственным праздникам, упражняться в науках и изящных искусствах да изображать согласие с решениями своих сэйи-тайсёгунов.

К исходу девиза правления сёгунат Токугава окончательно исчерпал себя и как политическая модель, и как историческая веха. Крестьяне выживали на натуральном хозяйстве, выплачивая господам немалые подати, среди обнищавших самураев росло недовольство, зарождающаяся в городах прослойка капиталистов задыхалась. Да и само правительство бакуфу переживало не лучшие времена из-за неслыханного роста оппозиционных настроений. Страна остро нуждалась в реформации, и толчком к решительным действиям стал нездоровый интерес со стороны Европы и Нового Света к загадочной «Стране восьми островов».

«Война года Дракона»

Вынужденное открытие страны внешнему миру и попытки перекроить внутренний строй на западный манер привели к ещё большему закабалению японцев. В 1850-х годах правительство Токугава подписало ряд неравноправных Ансэйских договоров с США, Голландией, Великобританией, Россией и Францией, грозивших подорвать и без того слабую экономику и низвести Японию практически до статуса колонии. Японская элита не могла этого допустить, да и простой народ был не в восторге от засилья здоровенных чужестранцев. Собственно, не привыкшие считаться с чужим мнением европейцы тоже не особо церемонились с местными ксенофобами, и это при том, что, согласно Ансэйским договорам, европейцы не могли быть судимы по японским законам, то есть фактически могли безнаказанно творить всё что угодно. Раскол ещё больше усилился после прихода к власти последнего сегуна Японии Токугавы Ёсинобу, настаивавшего на государственных реформах по западному образу и подобию.

Читать:  Алхимическое золото. Ученые скрывают средневековые рецепты?

Тем временем в императорском дворце набирало силу движение за изгнание белых варваров «Сонно дзёи», представленное главным образом самураями княжества Тёсю. Возвращение всей полноты власти законному императору, по их мнению, было единственным способом спасти страну от порабощения. В ответ со стороны сёгуната было инициировано поддерживаемое самураями княжеств Сацума и Айдзу движение «Кобу гаттай», надеявшееся возродить власть бакуфу за счёт императорского авторитета. Однако тяжёлые военные столкновения с флотами Великобритании, Голландии и США быстро заставили японцев пересмотреть ориентиры. Силы Сацума и Тесю в тайне от сёгуната заключили военный союз, целью которого стала скорейшая модернизация японской государственности, которую яро поддержала буржуазия и городская элита.

9 ноября 1867 года под давлением политических противников Ёсинобу подписал официальный документ о возвращении реальной власти императору. Семь веков сёгуната подошли к концу. У политического руля Страны восходящего солнца встаёт юный император Муцухито.

Но это было только начало пути. Ёсинобу не осознавал, насколько серьёзны настроения противников бакуфу. За формальным, как ему казалось, отказом скрывалась подлинная революция. Возвращая власть законному правителю, последний сёгун надеялся сохранить влияние клана Токугава, но его чаяния рухнули. Реставрированное правительство лишило сегуна всех титулов и почти всех землевладений.

Обиженный Токугава укрылся в Осаке, где начал подготовку к свержению оппозиционного правительства. Вслед за революцией и без того уставшую от нескончаемых потрясений Японию в 1868—1869 годах охватила новая гражданская война, завершившаяся окончательным разгромом сторонников сёгуната. Она вошла в историю под названием «Война Босин», или «Война года Дракона», и ознаменовала начало Реставрации Мэйдзи.

«Клятва Пяти пунктов»

Но война войной, а новый мир, как говорится, по расписанию. За неделю до начала «Войны Босин», 3 января 1868 года, радикальные оппозиционеры от имени малолетнего Муцухито провозгласили указ о реставрации всей полноты императорской власти. Помимо возвращения прямого правления императора, документ на законодательном уровне ликвидировал сёгунат и учредил новое коллегиальное правительство. В мае того же года была провозглашена декларация разделения трёх ветвей власти в духе конституции США. Задолго до окончания войны император Муцухито объявил официальную программу своего правления — «Клятву Пяти пунктов». Согласно её положениям, новое правительство обязуется учитывать общественное мнение в решении важных государственных вопросов, устанавливает приоритет национальных интересов, свободу деятельности, право на независимый суд, а также открытость знаниям и лучшим достижениям человечества ради процветания империи.

Читать:  Зачем глушили «вражеские голоса»?

Новая Япония

Правление императора Муцухито, более известного под своим посмертным именем Мэйдзи, было поистине революционным, требующим железной воли и твёрдой руки. Начать хотя бы с того, что во время «Войны года Дракона» пятнадцатилетний император лично возглавлял войска. И это при том, что в течение 700 лет до него ни один император не покидал дворца в Киото!

Кроме того, после Реставрации Мэйдзи Япония сознательно отказалась от самоизоляции, резко сменив политический курс. В первую очередь был искоренён отживший своё феодальный строй. Всем и каждому было даровано равенство перед законом, право самостоятельно выбирать профессию и свободно перемещаться по стране. Была введена единая система налогов, сменившая непомерные феодальные подати. Муниципальная система княжеств сменилась управляемыми губернаторами префектурами. Причём эта реформация прошла неожиданно гладко, так как добровольно отказавшимся от своих постов даймё было предложено щедрое вознаграждение и высокий пост.

К 1885 году структура правительства максимально приблизилась к европейской, сочетая в себе черты демократии и конституционной монархии. Был учреждён пост премьер-министра и парламент, хотя реальной властью они пока не обладали.

Япония встала на капиталистический путь развития. Основу экономической мощи страны составили финансовые конгломераты дзайбацу, контролировавшие банковские и индустриальные объединения и просуществовавшие до середины XX века. Активно развивалась промышленность и транспортная система, основанная на железнодорожном сообщении. Был внедрён ряд военных реформ: введена всеобщая воинская повинность, созданы независимые от армии подразделения полиции. Самураи средней руки были лишены меча, но взамен переданы в военное ведомство.

Милитаризация Японии серьёзно сказалась на внешней политике, открыто взявшей курс на экспансию географически близких территорий — Кореи, Тайваня, Маньчжурии и Китая. По меркам западного общества, восстановление власти монарха кажется шагом назад, потерей с трудом добытых крупиц цивилизованности, но Реставрация Мэйдзи доказала обратное. Всего за пару десятилетий Япония из отсталой феодальной страны превратилась в передовое капиталистическое государство, готовое на равных тягаться с могучими соседями за право на мировой авторитет.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о