Путешествия и открытия Пифея — Плавание к «краю земли» — Мир Знаний

Путешествия и открытия Пифея — Плавание к «краю земли»

Все связанное с дальним севером, издавна было окутано тайной. Согласно древнегреческим мифам, земли «за северным ветром» населяли таинственные гипербореи — люди, жившие под защитой могущественного бога Борея и не знавшие болезней и напастей, а возможно, даже бессмертные. Геродот не смог обозначить северного предела описываемой ойкумены. Сведения о холодных и безлюдных краях, собранные отцом истории, были настолько невероятны, настолько выходили за рамки его понимания, что он предпочел оставить север во власти мифических существ.

Поправить великого Геродота мог только тот, кто сам побывал в высоких широтах. И нет ничего удивительного в том, что это удалось грекам — они всегда были превосходными мореходами. Им было у кого учиться: жители острова Крит примерно в середине II тысячелетия до н. э. открыли многочисленные острова в Эгейском море, обосновались на юге Пелопоннеса, получили контроль над западной частью Средиземного моря, прибрав к рукам Корсику и Сардинию, дошли до Пиренейского полуострова. Критская цивилизация погибла в конце XV в. до н. э. в результате сильнейшего извержения вулкана на острове Тира (Санторин) севернее Крита. Большинство критян были засыпаны раскаленным пеплом или смыты в море огромными волнами, образовавшимися из-за взрыва.

Но свято место пусто не бывает. Ахейцы, жители полуострова Пелопоннес, обучившиеся мореходству у критян, приняли от них эстафету колонизации новых земель. Ахейские поселения появились на Кипре, Родосе, Сицилии, на побережье Малой Азии. Проникли ахейцы и в Черное море. Их цели здесь были самые прозаические — захват рабов и грабеж. Узнав о том, что жители Колхиды моют золото (с помощью овечьих шкур), Ясон, царевич из Фессалии, отправился в экспедицию за драгоценным металлом. Вернулся он с богатой добычей, но каким образом она досталась ахейцам, доподлинно неизвестно. Впрочем, судить об этом можно по знаменитому мифу об аргонавтах, обманом и предательством похитивших золотое руно у царя Колхиды.

Как и критяне, ахейцы здравствовали недолго. Однако на сей раз причиной упадка стал не природный катаклизм, а нашествие на Грецию народов с севера. Впрочем, ахейцы (во всяком случае значительная их часть) уцелели, перебравшись в Малую Азию и на острова. Произошли эти события в XIII—XII вв. до н. э. Греки-дорийцы, выселив своих противников, заселять новые земли почему-то не спешили. Лишь к концу VIII в. до н. э. они утвердились на южном побережье Балканского полуострова.

Дорийцы, как и ахейцы, славились дальними путешествиями. За 200 с небольшим лет они расселились по Средиземноморью и смежным территориям — от Испании до Крыма. Примерно в 600 г. до н. э. греки основали колонию на галльском берегу Средиземного моря, недалеко от устья реки Роны, и дали ей имя Массалия (ныне Марсель).

В 325 г. до н. э. живший в Массалии географ и астроном Пифей отправился в далекую экспедицию. Судя по всему, снарядили ее местные купцы, а целью плавания был поиск таинственных месторождений олова, а также янтаря. В небольших количествах оба товара поступали в Средиземноморье от кельтов. Но где они доставали их, оставалось неясным — где-то на севере. И Пифей «пошел туда, не знаю куда». А с ним два корабля.

Как Пифей вышел в Атлантику, неизвестно: карфагеняне закрыли Гибралтарский пролив для всех конкурентов, и в первую очередь для греков. Скорее всего, экспедиция передвигалась, держась близко к берегу, и только в ночное время. Некоторые историки полагают, что Пифей прошел по суше до эстуария Гаронны или даже Луары, где его ожидали снаряженные корабли. Однако в утерянном перипле Пифея «Об океане», о котором можно судить лишь по комментариям историков Страбона, Полибия и Плиния Старшего, содержалась информация о приливах и отливах, наблюдавшихся на кантабрийском побережье Бискайского залива. Следовательно, путешественник весь путь прошел морем.

Подробных сведений об этом плавании нет. Перипл — своеобразный вид литературы: вполне возможно, что часть данных засекречивалась, а записанный текст представлял собой сокращенную версию отчета. Достаточно вспомнить перипл Ганнона с описанием плавания вдоль берега Африки. В кратком пересказе путешествие Пифея выглядело так: пройдя вдоль берегов Бискайского залива, он достиг Бретани, а затем пересек Галльский пролив (Ла-Манш) и высадился на юго-западном берегу огромного острова. Именно Пифей назвал его Британией.

В Корнуолле он отыскал-таки вожделенное олово и изучил процесс его выплавки из руды. Затем загрузил металлом одно из двух судов и отправил его домой, а сам продолжил плавание — наверное, вошел во вкус, к тому же экспедиция осуществлялась не за его счет, а финансировалась торговцами Массалии. Впрочем, мы не знаем истинных мотивов путешественника. Во всяком случае, для продолжения плавания на север Пифей должен был иметь серьезные основания.

Он отправился вдоль западного берега Британии. Пройдя Ирландское море и оказавшись в Северном проливе, Пифей увидел на западе еще один остров и даже нанес его на карту. Это была Ирландия, в оценке размеров и местоположения которой относительно Британии он серьезно ошибся. Кстати, Пифей не был первым, кто плавал у Британских островов. Здесь ходили торговые корабли, знакомы были эти воды и рыбакам. В V в. до н. э. тут, скорее всего, побывал карфагенянин Гимилькон, а возможно, и другие мореплаватели. Однако именно Пифей первым сообщил о своем открытии, и это было зафиксировано документально.

На этом он не остановился, а пошел дальше. Обойдя всю Британию с запада, он продолжил движение на север, обогнул Гебридские и Оркнейские острова и через несколько дней достиг земли, названной им Ultima Thule (букв. «крайняя земля»). Путь от северной оконечности Британии до Туле занял шесть дней. Судя по описаниям Пифея, солнце в этих широтах заходило за горизонт лишь на три или даже на два часа. По словам путешественника, жители Туле питались фруктами и пили молоко, а также делали напитки из зерна и меда. Кстати, именно это наблюдение заставило Полибия и Страбона счесть перипл выдумкой, а самого Пифея назвать лжецом. Слишком невероятным показалось обоим ученым само существование людей так далеко на севере, да еще настолько комфортное.

Ученые до сих пор спорят, что за землю открыл Пифей. Одни утверждают, что это Исландия, другие — причем их большинство — полагают, что грек посетил западную часть Норвегии. В любом случае, он стал первым мореплавателем (по крайней мере из греков), побывавшим в столь высоких широтах. Повернув на юг, Пифей прошел вдоль восточных берегов Британии по направлению к полуострову Ютландия. Здесь он встретил германцев, добывавших янтарь. Выменяв железные изделия на янтарь, Пифей выполнил вторую часть задания.

Геродот путешествовал, как говорится, по собственному почину, Пифей же выполнял задание торговцев Массалии. Геродот при этом, хотя и наплавал, наездил и находил многие тысячи километров, особенно не удалялся от своей родины (Египет и Крым не так уж далеки от Малой Азии). Вообще, как правило, древние мореходы совершали только каботажные плавания, не теряя из виду берегов. Пифей же, возможно, стал первым, кто отважился на путешествие по открытому океану.

Но у этой экспедиции были и другие результаты, а именно проведенные Пифеем наблюдения за явлениями природы и сделанные им научные выводы. Он изучал приливы и первым правильно объяснил их суть, связав с движением Луны. Он же впервые отметил зависимость между географической широтой и продолжительностью дня и ночи. Дело было летом, поэтому, чем дальше Пифей продвигался к северу, тем день становился длиннее. Тогда он заключил, что при продолжении плавания в северном направлении можно достичь такого места, где солнце летом вообще не заходит за горизонт.

Путешественник отметил, что в водах вокруг Туле (выходит, это все-таки был остров?) есть такие места, где нет ни земли, ни воды, ни воздуха, а вместо них какая-то смесь этих сущностей — нечто вроде «морского легкого», в котором корабль вязнет и не может двигаться. Вполне возможно, что такое впечатление на Пифея произвели густые туманы и блинчатый лед, который он принял за медуз (отсюда и таинственный образ «морского легкого»).

Как же так? Льды вокруг Исландии, да еще летом? Но на острове есть покровные ледники, языки которых спускаются к океану. Летом они интенсивно тают, их языки обламываются, обрушиваются в воду. Так образуются айсберги (не такие, конечно, крупные, как в Гренландии и Антарктиде) и множество обломков, которые и мог наблюдать Пифей.

Возможно и другое. В настоящее время отмечается стремительное сокращение арктического ледового покрова — до 9 % в десятилетие. Это связывают с так называемым глобальным потеплением. Сейчас полярные льды в летнее время можно встретить в 200 км севернее Исландии. А тогда, в IV в. до н. э., происходило общее похолодание, причем довольно чувствительное, и граница паковых льдов (просуществовавших более двух годовых циклов нарастания и таяния и имеющих толщину не менее 3 м) смещалась к югу. Пройдя на север от Туле, путешественник мог достаточно быстро встретиться с ними. Если это так, Пифей должен считаться не только первооткрывателем Великобритании и Ирландии, но и первым полярным мореплавателем, документально подтвердившим факт своего путешествия.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главный герой: Пифей
Время действия: 325 г. до н. э.
Маршрут: Из Массалии (ныне Марсель) в Бретань, Великобританию, Исландию (или Норвегию), затем в Ютландию
Цель: Поиски олова и янтаря
Значение: Открытие греками Великобритании, Ирландии и, возможно, Исландии

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях