Путешествия и открытия Ганнона — От Карфагена до экватора — Мир Знаний

Путешествия и открытия Ганнона — От Карфагена до экватора

Лучшими мореплавателями Античности по праву считаются финикийцы. Они прошли все Средиземное море, заходили в Черное, плавали по Индийскому океану. Известия о своих путешествиях и об открытых землях они хранили в секрете, справедливо опасаясь конкуренции. Память о финикийцах сохранили многие географические названия: Тунис был назван в честь богини Тиннит, «Испания» по-финикийски — «берег кроликов». Даже слово «Европа» — финикийского происхождения, а переводится оно как «заходящее солнце».

Одной из многих колоний, основанных финикийцами на берегах Средиземноморья, был Карфаген. Возникший в 825 г. до н. э., он быстро стал одним из самых крупных и богатых городов. Его население достигало миллиона человек. После заката метрополии Карфаген подчинил себе бывшие финикийские колонии и превратился в столицу крупнейшего государства Средиземноморья. К III в. до н. э. в его состав входили Северная Африка, Южная Испания, западная Сицилия, Сардиния, Корсика.

Трудно сказать, ощущали ли себя карфагеняне финикийцами. Скорее всего, нет. Колонии не ладили с метрополией, а также друг с другом. Однако то главное, что отличало финикийцев, было присуще и карфагенянам: их корабли не только добирались до границ ойкумены, но и расширяли их. Жители Карфагена первыми достигли Мадейры, Канарских островов, а возможно, и Азорских. В поисках новых рынков экспедиции уходили в неведомые моря, а все открытия карфагенян были окружены ореолом тайны.

Примерно в 525 г. до н. э. (по другим данным, в V в. до н. э.) из карфагенского порта отправилась в далекое плавание огромная экспедиция. Она включала шестьдесят 50-весельных кораблей (пентеконтер), на которых разместилось 30 тыс. человек, а возглавил ее суффет (слово переводится как «судья», здесь — высшее должностное лицо в Карфагене) Ганнон. Путь флотилии лежал на запад — до Столпов Мелькарта (Гибралтарского пролива) и далее на юг, вдоль западного берега Ливии, как тогда называли Африканский материк. Официальной целью экспедиции было основание новых карфагенских колоний.

О плавании Ганнона стало известно из приписываемого ему перипла (вид античной литературы с описанием каботажных плаваний). Описание плавания было высечено на каменной плите, хранившейся в карфагенском храме Баал-Хаммона (бог, которому в греческой мифологии соответствует Кронос). И плита, и храм не сохранились, впрочем, как и сам Карфаген, стертый с лица земли римлянами в 146 г. до н. э. Отчет Ганнона дошел до потомков в греческом переводе.

В перипле сообщалось о том, что в течение нескольких дней пути от Столпов Мелькарта было основано шесть колоний, первая из которых получила имя Фимиатерион. Ганнону удалось установить добрые отношения с кочевниками — ликситами, нанять переводчиков на оставшуюся часть пути, а заодно узнать кое-что интересное о соседях ликситов. Те поведали карфагенянам, что в горах, где берет начало река Ликс, живут негостеприимные эфиопы, а вблизи гор — троглодиты (обитатели пещер), бегающие быстрее лошади. Похоже, ликситы хотели дать понять, что в этих местах они самые дружелюбные, воспитанные и надежные и, выбирая помощников из их числа, Ганнон принимает наилучшее решение.

На небольшом острове, удаленном от Столпов Мелькарта на такое же расстояние, что и Карфаген, Ганнон основал еще одну колонию – Керну. Южнее Керны путешественники вошли в устье большой реки и двинулись вверх по ее течению. Здесь им встретилось три острова. Карфагеняне пристали к самому крупному, однако облаченные в звериные шкуры горцы забросали их камнями и заставили ретироваться. Продолжая двигаться в южном направлении, флотилия достигла устья изобиловавшей крокодилами и гиппопотамами реки, еще более широкой и полноводной, чем предыдущая, а затем повернула обратно к Керне.

Однако после этого экспедиция снова отправилась на юг. По прошествии двух недель плавания, в течение которых карфагеняне не увидели ничего любопытного, кроме населявших берега эфиопов, всячески избегавших контактов и говоривших на непонятном даже для ликситов языке, Ганнон ночью заметил на берегу огни, «приносимые отовсюду через определенные промежутки времени». Наконец корабли вошли в большой залив, который, как сказали переводчики, назывался Западным Рогом. Спутники Ганнона сошли на берег большого острова, покрытого лесом. Ночью они были напуганы звуками тимпанов и кимвалов, а более всего громкими воплями, доносившимися из чащи, и по настоянию прорицателей поспешили покинуть это страшное место.

Продолжая свой путь, карфагеняне «прошли мимо страны горящей, заполненной благовониями». С берега в море стекали огромные огненные потоки, не позволившие путешественникам приблизиться к берегу. Еще через четыре дня пути Ганнону вновь встретилась земля, полная огня. «В середине же был некий огромный костер, достигающий, казалось, звезд. Днем оказалось, что это большая гора, называемая Колесницей Богов». Три дня понадобилось мореплавателям, чтобы обойти все языки огня, спускавшиеся в океан, и достичь залива, носившего имя Южный Рог.

В глубине залива Ганнон увидел остров с бухтой, в которой находился еще один, меньший клочок суши. Островок был населен дикими людьми, среди которых большинство составляли волосатые женщины. Переводчики сообщили, что это гориллы. Горилл мужского пола спутники Ганнона не смогли поймать — те отбились камнями, зато трех женщин схватили. Однако пойманные отказывались следовать за карфагенянами, упирались, царапались и кусались. Отчаявшись договориться с ними по-хорошему, путешественники убили женщин и сняли с них кожу, взяв ее с собой в качестве образцов, подобно тому как они собирали образцы растений по пути следования.

Перипл фактически обрывается словами: «Дальше мы не плавали, поскольку у нас закончился провиант». На весь путь от Карфагена до острова, на котором обитали гориллы, ушло немногим более месяца. О том, как проходило плавание в обратном направлении, в тексте ничего нет. Со слов Плиния Старшего известно, что кожа диких женщин (горилл) была вывешена в храме богини Тиннит, а каменная доска с текстом перипла установлена в храме Баал-Хаммона.

Принято считать, что дошедший до нас текст перипла — не оригинальный, выдержанный в сухом классическом стиле отчет о плавании, а вторичный, существенно переработанный. Некоторые полагают, что часть отчета вообще утрачена.

Изучая текст перипла, исследователи столкнулись с множеством загадок. Серьезные трудности возникли с идентификацией географических объектов, упоминаемых Ганноном. Непонятно было, как далеко прошла экспедиция вдоль берега Африки. Странным представлялось возвращение экспедиции от устья реки, кишевшей крокодилами и гиппопотамами, в Керну, а затем снова разворот на юг. Однако когда сообразили, что эта полноводная река — Сенегал (Sanu-Khole´, т. е. «река золота»), и вспомнили, что в междуречье Сенегала и его притока Фалеме находились известные карфагенянам золотые россыпи, нашлось объяснение: вероятно, корабли загрузились золотом и вернулись в Керну, чтобы оно было в безопасности, а экспедиция продолжила движение на юг.

Чем больше географических сведений собирали об Африке, тем больше сомнений вызывала правдивость документа. Если «ликситов» и «эфиопов» расшифровать удалось — это были соответственно берберы и чернокожие жители континента, то с волосатыми дикими людьми вышла заминка. Большинству это показалось досужей выдумкой, равно как и огромная огнедышащая гора. Высказывалось даже мнение, что этот перипл — фальшивка, сочиненная каким-то греком с неизвестной целью.

Только в середине XIX в. в Габоне были обнаружены гориллы — не люди, а обезьяны, но человекообразные. А в 1909 г. вдруг проснулся считавшийся потухшим огромный вулкан Камерун. Через 13 лет произошло еще одно извержение, очень мощное, в ходе которого потоки лавы достигли океана — в полном соответствии с картиной, описанной Ганноном. Так подтвердился его рассказ о плавании вдоль берега Африки до территории современного Габона, т. е. до экватора. Только через две тысячи лет этим маршрутом прошли португальцы, затратившие на него гораздо больше времени, несмотря на технический прогресс.

Есть основания полагать, что карфагеняне скрыли от непосвященных многие, очевидно немаловажные, детали путешествия. Древнеримский историк Плиний Старший утверждал, что Ганнон прошел вдоль всего побережья Африки и конечной точкой его странствий была Аравия. Этого же мнения придерживался другой историк, Помпоний Мела. Возможно, оба они ошибались. Однако говорил об этом и младший современник Ганнона Геродот, рассказывая, кроме того, о более раннем плавании финикийцев вокруг Африки — в начале VI в. до н. э., правда, в противоположном направлении — с востока на запад. Последнее, кстати, еще более вероятно, поскольку обойти материк, двигаясь от Аравии на юг и огибая Африку с востока на запад, гораздо удобнее — кораблю помогают попутные океанские течения.

И кое-что еще. В одно время с экспедицией Ганнона флотилия под командованием его брата Гимилькона отправилась на север вдоль западного берега Европы. О целях этого похода и его результатах известно крайне мало, однако сам факт одновременной организации двух масштабных экспедиций весьма любопытен.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главный герой: Ганнон, суффет Карфагена
Другие действующие лица: Карфагеняне-колонисты
Время действия: Ок. 525 г. до н. э.
Маршрут: Вдоль западного берега Африки
Цель: Колонизация новых земель, вывоз золота
Значение: Открытие карфагенянами Западной Африки от Средиземного моря до экватора

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях