Почему Кутузов не добил Наполеона?

В ноябре 1812 года остатки Великой армии Наполеона отступали на запад. После поражения у Красного и потери Минска и Витебска император больше не надеялся остаться зимовать на русской территории. Его единственной целью оставалось увести на европейские квартиры как можно больше солдат. Последним препятствием на пути домой стала небольшая речка Березина.

Поспешай медленно

Сколько к началу ноября оставалось боеспособных солдат в армии Наполеона, сказать трудно. Костяк его отступающих войск составляла гвардия, в рядах которой оставалось не более 9000 бойцов. С севера на соединение с основными силами спешили корпуса Удино и Виктора (вместе около 20 000). Их преследовала Северная армия русских под командованием Витгенштейна в составе 35 000 человек.

Кроме того, Наполеон рассчитывал на союзников — 40-тысячную австрийскую армию Шварценберга. Местом переправы через Березину Бонапарт выбрал Борисов. Удино и Виктор были основательно потрепаны в боях, а вот Шварценберг мог еще оказать серьезное влияние на ход кампании.

Ему противостояла 60-тысячная армия адмирала Чичагова. Их противостояние в ходе всей кампании больше походило на учения. Но когда Чичагов с 24 000 человек по приказу Кутузова двинулся на Минск, чтобы отрезать Наполеона, Шварценберг активизировался. Он искусно маневрировал и задержал Чичагова на целых три недели. 21 ноября русские войска все же взяли Борисов, исключив возможность соединения австрийцев и французов.

По дороге Наполеон собирал все оставленные во время летнего наступления гарнизоны, его колонны часто догоняли довольно крупные части. По оценкам французских историков, к Березине он подходил, имея около 30 000 штыков и сабель в строю, считая корпуса Удино и Виктора. Примерно столько же составляли «потерявшие оружие» (такая формулировка позволяла избежать обвинения в дезертирстве), легкораненые, отбившиеся от частей и просто деморализованные солдаты, а также люди сугубо штатские, по разным причинам решившие прибиться к французам.

Кутузов преследовать Бонапарта не торопился. Он позволял войскам длительные остановки, сокращал дневные марши, подолгу ждал резервов. К тому моменту, как Наполеон подошел к Березине, авангарды Кутузова отставали от противника на 115-130 километров. К тому же он упорно не хотел замечать направления движения Бонапарта, указав Чичагову местом переправы французов Игумен.

Таким образом, задача окружения и уничтожения остатков армии Наполеона ложилась на 35-тысячную армию Витгенштейна и 24-тысячный корпус Чичагова. Последнему и было приказано координировать операцию.

Понтонных дел мастера

Началом битвы на Березине можно считать 21 ноября. Русский отряд генерала Ламберта неожиданно переправился через реку и после ожесточенных боев взял Борисов. Однако Кутузов даже не попытался ускорить движение своих войск. Не торопился и Витгенштейн, не желавший подчиняться «сухопутному» адмиралу. В результате 24-тысячный корпус Чичагова остался единственной преградой на пути Наполеона.

В тот же день подошедший корпус Удино выбил русских из Борисова, нанеся им большие потери. Единственным успехом стал подрыв постоянного моста через Березину. Чичагову пришлось уйти на западный заболоченный берег реки.

Читать:  Итало-эфиопская война 1935-1941 годов

Наполеон подошел к Березине 24 ноября и сразу оценил обстановку. У него оставалось довольно много артиллерии и значительное количество боеспособной пехоты. А едва ли не половину сил Чичагова составляла кавалерия, бесполезная на пересеченной местности. К тому же русским войскам пришлось рассредоточиться, чтобы следить за всеми местами, пригодными для переправы.

25 ноября Наполеон начал маневрировать, пытаясь отвлечь Чичагова. Он приказал строить переправу севернее Борисова у деревни Студенка, но передвижениями нескольких тысяч солдат и артиллерийским огнем создал у русского командующего иллюзию, что это произойдет южнее города. Обман сработал. Когда Чичагов стянул основные силы туда, куда его заманили, французские инженеры Эбле и Шасслу начали возводить два моста — один для прохода людей, а второй для артиллерии и повозок.

Маршал Ней, глядя на все это, якобы сказал своим адъютантам: «Если император вынет голову из петли и на этот раз, значит, ему помогают черти».

26 ноября у наведенной переправы появился Наполеон с гвардией. Переправившаяся вброд кавалерийская бригада отогнала казаков, и на западный берег двинулись пехотные части. Они быстро оттеснили небольшой отряд генерала Чаплица, захватив несколько орудий и пару сотен пленных.

27 ноября переправился Наполеон с гвардией и большей частью боеспособных войск. 12 000 солдат под командованием Удино удерживали Чичагова южнее Борисова, отбивая атаки на переправу, а Виктор выдвинулся заслоном против Витгенштейна.

Французы настолько воодушевились, что начали переправлять раненых, пропускать отставших и небоеспособных. Однако по приказу Наполеона полевая жандармерия разрешала вступать на мост только тем, кто следовал в строю, хотя бы и без оружия.

Мифы о переправе

Сражение при Березине настолько крепко засело в умах французов, что вошло в поговорку. На самом деле не самый широкий и не самый стремительный приток Днепра в районе Борисова имел в то время ширину 20-40 метров, а перейти его при необходимости можно было вброд практически в любом месте. Правда, только кавалерии — пехотинцы при такой погоде после «купания» все равно бы переправы не пережили.

К примеру, абсолютно все понтонеры, возводившие мосты, погибли от переохлаждения. Но зато они смогли справиться со своей задачей и спасли армию.

Это, между прочим, разбивает миф о беспорядочном бегстве французов: если целое подразделение может сознательно пожертвовать собой ради выполнения задачи, значит, армия не деморализована.

Принято считать, что армию Наполеона при переправе погубил мороз. Однако французские офицеры, вспоминая те дни, жаловались как раз нанедостаток холода. Двигаясь к Березине, Наполеон надеялся, что она замерзла. Однако по реке плыли лишь редкие льдины, мешавшие работать понтонерам. По крайней мере, об этом говорили поголовно все французские офицеры.

Читать:  Юрий Андропов - враг инакомыслия

Кроме того, мост пришлось тянуть не на 20 и не на 40 метров, а на все сто. Западный берег был сильно заболочен, а погода стояла такая, что грунт даже не схватило заморозками. Пришлось удлинять понтоны, иначе увязли бы не только орудия и колеса повозок, но и кони.

Французские офицеры не бросали своих солдат и не бежали сломя голову. Почти все боеспособные части, кроме оставленных в аръергарде, переправились в полном порядке. Более того, предпринимались попытки организованно спасти толпу штатских и безоружных солдат. За последние два дня боев на Березине в строю своих частей были убиты и ранены 13 французских генералов, включая Удино. Вряд ли бы это случилось, если бы они бежали сломя голову.

А вот русские солдаты повели себя не совсем по-джентльменски. Вечером 28 ноября артиллерия Витгенштейна начала обстреливать скопление безоружных беженцев на восточном берегу. Вот тогда началась паника: толпа смела жандармов и бросилась на мосты, один из них рухнул. Наполеон приказал оставить попытки спасти всех. Когда аръергард Виктора утром 29 ноября смог пробиться на западный берег и поджечь уцелевший мост, на толпу беженцев набросились казаки. Они, конечно, старались рубить обладателей французских мундиров, но те уже не были солдатами.

Недоразгром

Вечером 27 ноября начались серьезные бои — к месту событий подошел авангард Витгенштейна, а Чичагов понял, что его водят за нос. Чем сильнее первый теснил французов на восточном берегу, тем более упорное сопротивление второй встречал на западном. При этом за весь день 28 ноября русские войска так и не смогли прорваться непосредственно к переправе.

Наполеон даже начал маневрировать: заменял части арьергарда, сдерживавшие Витгенштейна, предпринимал отвлекающие атаки против Чичагова. Видимо, император настолько воспрянул духом, что рассчитывал вывести из западни всех, кто дошел до Березины. Но этим планам сбыться было не суждено.

Бонапарт во главе 10-12 тысяч солдат под ружьем, сохранив некоторую часть артиллерии, часть армейского обоза и даже кавалерию, двинулся к Неману. Еще раньше вперед беспорядочной толпой ушли тысячи небоеспособных солдат бывшей Великой армии, которые успели переправиться.

6 декабря он оставил остатки войск на маршала Нея и отправился в Европу набирать новых солдат. По дороге к отступающим снова присоединялись остатки гарнизонов и отставшие части. Вот тогда остатки Великой армии и добил «Генерал Мороз». Многие из тех, кто смог добраться до Немана, впоследствии умерли от истощения и обморожений. Кстати, в Вильно в декабре 1812 года вступила армия Кутузова, имевшая в строю 27 500 человек. Холода не пощадили и русские войска.

Читать:  Фритьоф Нансен - Дрейф к полюсу

«Своя игра» фельдмаршала

Считать, для кого это сражение стало победой, а для кого поражением, дело вкуса. Гораздо интереснее, почему все же Наполеону удалось ускользнуть. Версию с чертями отбросим сразу.

Военный гений императора и храбрость французских солдат тоже вряд ли объясняют произошедшее сполна. Современники взвалили ответственность на нерешительность и бездарность Чичагова. Баснописец Крылов высмеял его в басне «Щука и кот», а полководец Кутузов составил целую докладную записку об ошибках адмирала. Правда, претензии (не удержал Борисов, разбросал войска и поздно обнаружил место настоящей переправы) выглядят смехотворными на фоне того, что сам фельдмаршал находился за 100 километров от места сражения.

Между прочим, Кутузов промедлил не только при Березине, но и в начале ноября под Смоленском. Он мог окружить и захватить Наполеона еще там, но почему-то этого не сделал.

Общеизвестно, что Михаил Илларионович был англофобом. Его раздражало все британское — от военной формы до внешней политики. Кутузов считал, что Россия должна выйти из войны немедленно по восстановлении границ 1812 года, пусть даже и без заключения мира. Он резко возражал против заграничного похода 1813 года и полагал, что окончательное устранение Наполеона с политической арены навредит, в первую очередь России.

Кутузов был уверен, что Бонапарт после 1812 года больше никогда не рискнет пойти на Москву. Но ведущей силой в Европе Франция все равно бы осталась, вот только Наполеону пришлось бы приложить все усилия для борьбы с Англией. А Россия бы в это время спокойно наживалась на большой европейской войне.

Очень похоже, что пленение Наполеона не входило в планы Кутузова. Поэтому сам он оставался вдалеке от сражения, а командовать поручил Чичагову, намеренно обидев Витгенштейна, который с более сильным соединением имел больше шансов на успех. Есть даже версия, согласно которой адмирал действовал по договоренности с Кутузовым. Да вот беда: Михаил Илларионович умер в апреле 1813 года. Чичагов остался один на один с общественным мнением и, разобиженный, уехал к родственникам во Францию.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о