Побег из СССР. Как бежали из Страны Советов

История помнит немало эпизодов, когда граждане Страны Советов «не спросясь» покидали её пределы. Оставались за рубежом спортсмены и актёры, переходили во вражеский стан дипломаты и разведчики, покидали корабли в зарубежных портах моряки. Но то была элита, простым гражданам, мечтавшим о побеге, приходилось труднее, от них требовалась изобретательность, а порой и отвага. Рисковать приходилось многим, вплоть до жизни. Граждане, пытавшиеся выехать легально, но получившие отказ властей, становились «отказниками».

Уйти по небу

Воздушный транспорт всегда пользовался популярностью — попыток захвата пассажирских самолётов известно немало. Резонансным стало так называемое самолётное дело 1970 года, когда группа из 16 диссидентов-отказников попыталась захватить Ан-2 в ленинградском аэропорту Смольное. Затея провалилась, как и большинство ей подобных. Но и в тех редких случаях, когда беглецам удавалось добраться до цели, особого интереса к их персонам никто не проявлял. Другое дело, когда гость спускался с неба на собственном транспорте, т. е. когда перебежчиком оказывался пилот, прилетевший на своей боевой машине, познакомиться с которой поближе мечтали зарубежные эксперты. Особый интерес у них вызывали истребители семейств МиГ и Су. За ними, составлявшими костяк ВВС всех стран Варшавского блока, велась тайная охота. Помимо интереса к самим самолётам противнику очень хотелось получить доступ к установленной на каждой машине системе распознавания «свой — чужой», коды которой периодически менялись. Поэтому аэродромы НАТО всегда были открыты для воздушных перебежчиков. И этим не раз воспользовались пилоты советских ВВС. Поводы для побегов были различные. Иной раз они совершались спонтанно, иногда — после тщательной подготовки.

В 1961 году один из разочаровавшихся в советском строе лётчиков улетел на своём Су-9 в иранский Абадан. 15 мая 1967 года Василий Епатко на МиГ-17 перелетел из ГДР в ФРГ. Вскоре ему было предоставлено политическое убежище в США.

Последним пока воздушным беглецом был капитан Александр Зуев, угнавший в мае 1989 года в Турцию МиГ-29. Самолёт был возвращён СССР, а пилот получил убежище в США, где позже погиб в авиакатастрофе. Необычна история бегства с аэродрома в ГДР старшего лейтенанта Евгения Вронского — единственного из беглецов, не бывшего пилотом — он был техником. Позже выяснилось, что, заведя дружбу с офицером класса тренажеров, Евгений время от времени тренировался на имитаторе и в самых общих чертах освоил технику пилотирования.

Читать:  Развалины Большого Зимбабве

В одно из воскресений, забравшись в кабину Су-7Б, Вронский выехал на взлётную полосу. Наперерез ему направили автомобиль. Самолет с ходу объехал его, включил форсаж и пошел на взлет. От границы с ФРГ аэродром отделяли 200 км. Направление взлёта точно совпадало с ведущим к границе курсом, оставалось только не сворачивать с него. Форсаж угонщик не выключил, шасси не убрал, держался поближе к земле, чтобы остаться незамеченным.

На перехват были подняты истребители, однако никто из них так и не обнаружил беглый Су. А тот через 23 минуты вышел из воздушного пространства ГДР. Топлива после форсажа уже практически не оставалось. Сознавая, что совершить посадку он не сможет, Вронский решил катапультироваться. Ему вновь повезло: не имея никакого опыта в парашютной подготовке, он покинул самолет и благополучно приземлился в 50 км от границы. Самолет упал неподалеку на луг, не причинив никому вреда, его обломки были возвращены Советскому Союзу.

Серьёзнейший урон СССР нанёс старший лейтенант Виктор Беленко, угнавший в Японию новейший истребитель-перехватчик МиГ-25, на тот момент самый быстрый в мире из серийных боевых самолётов.

6 сентября 1976 года Беленко вылетел с аэродрома Соколовка Приморского края. Его самолёт сразу же исчез с экрана радара, скрывшись за сопкой. Пилот снизился до 50 м и так пролетел над морем 130 и км курсом на японский Хоккайдо, где и совершил посадку. Через 2 часа японское радио передало, что самолёт, бортовой № 31, пилотируемый советским лётчиком, приземлился в аэропорту Хакодате. Затем последовало официальное сообщение, что Беленко попросил политическое убежище. Лётчик был вывезен в США, а самолёт разобран, подвергнут детальному изучению японскими и американскими специалистами и через 2 месяца возвращён в СССР. Помимо прочего, этот побег имел и тяжёлые материальные последствия: только выполненная в срочном порядке по всей стране замена аппаратуры распознавания обошлась в 2 млрд рублей. Зато в СССР родился весёленький слоган — «в Японию Мигом».

Ползком, бегом, вплавь

Не у каждого желающего пересечь границу под рукой оказывался самолёт. Таких выручала смекалка, физподготовка и целеустремлённость.

Возможности ползания по-пластунски продемонстрировал в начале 1970-х годов некий паренёк из Карелии, который чуть ли не километр прополз по дренажной трубе и выполз из неё уже в Финляндии. Готовился он серьёзно: хронометрировал пограничные патрули и, когда настал подходящий момент, разделся догола, обмазался солидолом, выпил водки для бодрости и согрева, привязал резиновый мешок с одеждой к ноге и, сняв с торца трубы заранее подпиленную решетку, пополз. В текущей по трубе ледяной воде он добрался до того конца и стал пилить ножовкой уже финскую решётку.

Читать:  Пирамиды - памятники величия фараонов

Чемпионом по бегу с барьерами (пограничными) можно заслуженно считать одного украинского туриста, которого занесло в КНДР. Достопримечательностей в социалистической Корее много. В качестве одной из них выступает демаркационная линия, заменяющая нормальную госграницу.

«А что там дальше?» — полюбопытствовал украинец. Ему ответили: «А там — враги, реакционная южнокорейская клика. И так близко от нас». «Действительно недалеко», — подумал турист и с бешеной прытью рванул по переходной полосе в другой мир.

Не то легендой, не то анекдотом вошла в анналы история одного ленинградского инженера, который без хлопот перешел финскую границу просто пешком. Сидя в кустах, он изучал сектора возможного наблюдения. Потом пошел овражками, где не возьмет фотоэлемент и прочая сигнализация. Внимательно смотрел под ноги и над головой. Карабкался, прыгал и полз. И дошел. С грибной корзиной, припасённой на случай задержания — мол, заплутавший грибник, с собой ни денег, ни документов, он явился в советское посольство в Хельсинки, рыдал, просил отправить его домой. Его долго трясли, доставили в Ленинград, там снова трясли. Ничего не добившись, отпустили — что, мол, взять с дуралея. А через месяц дуралей ушел проверенным маршрутом — с деньгами, валютой, в общем, — с концами. Теперь он знал, что пройти можно, а главное — как это сделать.

По морям, по волнам

Все морские побережья СССР, с которых можно было бы проложить водный путь за бугор, в тёмное время суток освещались прожекторами. Но бежали и при свете дня.

На ласковом Чёрном море технология побега была такова: брались два надувных матраса, один привязывается под другой, а под нижний — ещё и непромокаемый мешок с фляжкой пресной воды, шоколадом, одеждой и документами. Наиболее предусмотрительные граждане дополняли этот набор русско-английским разговорником. Вся эта амуниция, завёрнутая в купальное полотенце, грузилась во взятую напрокат лодочку. Теперь оставалось отплыть подальше, спустить на воду матрасы и тихо дрейфовать. Главное — выбрать день с попутным ветерком — в сторону Турции. Расчет был прост, требовались лишь выносливость и мужество. Если пограничный катер всё же находил тебя вдали от родных берегов, следовало обрезать и проткнуть нижний матрас, утопить нож и со слезами благодарности отдаться в руки «спасателям».

Читать:  Степан Макаров - Плавания вокруг света и во льдах

Ближе всех к Западу находилась Эстония. Отсюда и рвануть было проще. Достаточно иметь пару подвесных лодочных моторов типа «Вихрь» да к ним лёгкую лодчонку, чтобы минут за сорок пересечь залив и ступить на финский берег.

Зимой удирали на снегоходах, а при хорошем морозе и соответствующем льде — даже на автомобилях. В холодную зиму Финский залив промерзает, и, если ветер выметет наст, да на широких шинах, можно мчаться к цели со свистом. Особенно хорошо в нелетную погоду, удерживающую на земле вертолетчиков.

Отчаянный «морской побег» совершил Станислав Курилов, уже вполне сложившийся советский, а затем канадский и израильский, учёный-океанолог. Намерение покинуть Страну Советов созрело у него после неоднократного получения отказов в научных загранкомандировках. В декабре 1974 года Станислав поднялся на борт лайнера «Советский Союз», отправляющегося в туристический рейс в экваториальные моря без захода в иностранные порты. Загодя изучал он карты океанских течений, розы ветров и навигацию по звездам, упорно осваивал йогу. И вот, в ночь на 13 декабря, когда судно оказалось в относительной близости от Филиппин, он надел ласты и бросился в океан, навсегда расставшись с Советским Союзом — и лайнером, и страной. Плавал он отлично. В воде Станислав провел почти двое суток. Он едва не ослеп от морской соли, его кожа нестерпимо горела, мучила жажда. Но он доплыл до острова, был спасен, а затем переправлен в Канаду. На родину, где был заочно приговорён к 10 годам заключения, он уже никогда не вернулся.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

2
Оставить комментарий

avatar
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
ВладОДНАКО Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
ОДНАКО
Гость
ОДНАКО

Престарелые кремлёвские вожди с ослиным упорством держали «границу на замке».
толпы кухонных ослов, имея отрывочную информацию о загранице, рисовали в своём убогом воображении СКАЗОЧНУЮ жизнь на СКАЗОЧНОМ Западе, а отдельные граждане пёрли за бугор, используя любую возможность.
Интересно, что большинство этих граждан не имели ни приличного образования, ни специальности, ни знания языков.
Жизнь на Западе у них сложилась весьма серо, убого.
Брайтон-Бич — вот их удел. Жизнь на вэлфер или мытьё посуды в общепитовской забегаловке — вот и вся «счастливая западная жизнь».
Не лучше сложилась жизнь у большинства «попсы» — писак, актёрок, эстрадных певунов.

Влад
Гость
Влад

Фоточка из СЕМИ СЕМЕОНОВ? Чем хвалимся? По трупам прошлись?