Победы Людовика XIV привели Францию к краху

Правление Людовика XIV принято считать золотым веком Франции. Роскошь двора и блестящие победы на поле брани заставили всю Европу называть его «король-солнце». Вершиной успехов Людовика XIV стала Голландская война, в ходе которой он смог навязать свою волю всем великим державам. Но она же стала и поворотной точкой, за которой могущество Франции начало сходить на нет.

В середине XVII века в Европе произошли важные изменения. Испания, продолжавшая владеть огромными территориями, стремительно теряла силы, а вместе с ними и уважение соседей. В противовес ей Франция, преодолевшая затяжной кризис, набирала мощь и влияние.

Удар в спину

В 1659 году был положен конец затяжной франко-испанской войне. В ее начале французские войска едва отбивались от противника, а победа при Рокруа воспринималась как чудо. При подписании Пиренейского мира условия диктовали уже французы. Кардинал Мазарини не только смог прибрать к рукам обширные территории, но и добился выгодного Парижу династического брака. Замуж за 21-летнего Людовика XIV была выдана испанская инфанта Мария Терезия.

Испания тем временем стремительно деградировала. Военный флот гнил в гаванях, моряки нанимались на иностранные суда или дезертировали, крепостные стены приходили в негодность, оружие ржавело, а войска годами не получали жалованье. Страну вообще с трудом удалось спасти от распада.

Видя все это, французы решили еще раз поживиться за счет слабеющего соседа. Карл II довел Испанию до нищеты и полного краха государственного аппарата. Тогда Людовик XIV решил предъявить требования на Испанские Нидерланды от имени своей жены.

Она была дочерью Филиппа IV от первого брака, а Карл II — от второго. Значит, заключили французские дипломаты, права на наследство перешли к ней согласно деволюционному праву, действовавшему в ряде испанских провинций.

Речь не шла обо всей Испании как королевстве — там власть передавалась по другим законам. Но Нидерланды и еще кое-что, по утверждению Парижа, были не частью короны, а личной собственностью королей. Соответственно, права на них переходили Марии Терезии. В 1659 году она вроде бы отказалась от отцовского наследства, но хитрый Мазарини тогда выбил с испанцев огромное приданое. Оно так и не было выплачено, что теперь давало повод дезавуировать отказ.

Испанцы с этим, естественно, не согласились, и в 1667 году Людовик XIV двинул свои войска через границу. Кампания завершилась полным успехом. Испанцы не имели в Нидерландах войск и флота, чтобы перебросить их из метрополии. Но успех Франции насторожил всю Европу.

Голландия и Англия, до этого воевавшие между собой, помирились и вместе со Швецией организовали Тройственный союз. Вместе они предъявили Франции ультиматум: остановить экспансию во Фландрии в обмен на часть уже завоеванных земель. В 1668 году был подписан мирный договор.

Формально Людовик XIV победил, присоединив к Франции стратегически и экономически важные территории. Но он был в бешенстве. Голландский ультиматум французский король воспринял как удар в спину. Ведь без его поддержки Нидерланды никогда бы не добились независимости от Испании.

Если бы не Голландия…

На самом деле голландцы руководствовались сугубо прагматическими соображениями. Испанские Нидерланды (те провинции, которые остались за Габсбургами после революции и 80-летней войны) были своего рода буфером, отделявшим Соединенные Провинции от французов — соседа сильного, служившего противовесом Испании.

Ян Де Витт, фактически правивший Голландией с 1653 года, сам посматривал в сторону владений Габсбургов, рассчитывая со временем присоединить их. Если бы успехом увенчались планы Людовика XIV, то де Витт вместо новых провинций получил бы протяженную границу с мощной и агрессивной державой. Голландцы даже пошли на мир с Англией, чтобы развязать себе руки. А де Витт со своим братом Корнелиусом (видным адмиралом) принялся раздувать антифранцузскую истерию.

Читать:  Яд для императора

Любой француз, преследуемый властями, теперь мог рассчитывать на теплый прием в Голландии. В Амстердам вели нити половины заговоров и интриг, закрученных при парижском дворе. Сотнями печатались памфлеты, в которых высмеивались Людовик XIV, его придворные и нравы французской аристократии. Вся эта литература неизменно оказывалась на столе короля Франции, который после ее прочтения приходил в ярость и грозился наказать виновных.

В самой Голландии политика республиканцев, во главе которых стояли де Витты, далеко не всем нравилась. Это ослабляло страну и мешало готовиться к войне.

А вот во Франции дела шли лучше некуда. Министр финансов Жан-Батист Кольбер смог провести блестящие реформы. Торговля, производство и сельское хозяйство процветали, поступления в казну были огромными. Главное, что министр действовал в полном согласии с королем.

Военный флот Франции при умелом администрировании Кольбера достигал почти 150 вымпелов, включая два десятка 120- и даже 130-пушечных боевых кораблей. Численность армии удалось довести до 170 000 офицеров и нижних чинов при самой современной в Европе артиллерии. К тому же подоспела целая плеяда блестящих военачальников. Маршал Тюренн, принц Конде, герцог Люксембург были выдающимися полководцами своего времени.

Блестяще дела шли и в колониях. Франции принадлежали Канада (до Среднего Запада современных США), Луизиана (в то время огромная территория с неопределенными границами, на месте которой расположены 16 современных штатов США), острова в Вест-Индии, в том числе Гваделупа, Доминика, Гаити, Тобаго, Гвиана в Южной Америке, ряд факторий по берегам Африки и на острове Мадагаскар, Пондишери и Чандернагор в Индии. В общем, Франция уступала в объемах морской торговли лишь Англии и Голландии.

Последняя особенно портила настроение Людовику XIV. Он видел, что богатство и хитрость помогают голландцам плести заговоры против Франции, нанимать чужие войска, субсидировать врагов Парижа и при этом оставаться в стороне. Людовик принял решение наказать дерзких торгашей, которые осмеливаются мешать замыслам великого короля.

Деньги решают все

Помня о предыдущей войне, закончить которую безоговорочной победой помешали третьи страны, Людовик XIV решил на этот раз подготовиться как можно тщательнее. Четыре года вокруг голландских границ плелась самая настоящая сеть враждебных государств, для чего не жалели средств. В 1670 году был заключен тайный союз с Англией.

Карл II помнил, что во время буржуазной революции его родственники, гонимые Кромвелем, нашли приют именно в Париже. И если бы не плачевное положение дел во Франции (она сама была на грани революции), дом Стюартов мог рассчитывать лишь на французское правительство. К тому же Карл симпатизировал абсолютистской Франции и надеялся опереться на нее в случае противостояния с парламентом.

Кроме того, Карлу II была обещана военная интервенция, если он решится восстановить в Англии католицизм. В качестве приятного дополнения ему выделили безвозмездную субсидию в два миллиона ливров, а заодно отправили к его двору одну из первых красавиц Парижа мадемуазель де Керуай с четкими инструкциями обольстить английского короля и следить за каждым его шагом. Успеха она добилась очень быстро.

Затем настал черед германских государств. Кого-то склонили к союзу с Францией гарантиями неприкосновенности. Кому-то щедро заплатили за нейтралитет (Оснабрюк, Ганновер), другим, наоборот, обещали передать некоторые территории за помощь в войне против Голландии (Мюнстер и Кельн). Курфюрст Бранденбурга тоже решил закрыть глаза на происходящее, получив субсидию от Франции.

Читать:  Средневековая охота на ведьм - культурный геноцид

В 1672 году был заключен договор со Швецией (владевшей землями в Северной Германии). Небогатые, но воинственные аристократы пролоббировали в риксдаге щедро оплаченное из Парижа соглашение, по которому шведы должны были объявить войну любому, кто окажет помощь голландцам. Оказался падким на французское золото и венский император Леопольд I. За щедрые займы он пообещал не помогать никому, с кем Франция оказалась бы в состоянии войны.

Голландцы попытались вести контригру, но поначалу вчистую проиграли французским дипломатам. На сторону Соединенных провинций изъявили желание встать Дания, Испания и некоторые германские князья. Но первая в итоге медлила шесть лет, вторая в военном отношении была скорее обузой, а третьи принялись торговаться не хуже лавочников.

Более или менее серьезно голландцы могли положиться на герцога Лотарингского. Но стоило тому начать набирать армию, как в герцогство вторглись французы и оккупировали его. Людовик XIV ясно дал понять, что если французские деньги окажутся бессильны, то он заставит говорить пушки. Казалось, Париж может торжествовать — Голландия оказалась почти в полной изоляции.

Год бедствий

Весной 1672 года к вторжению в Нидерланды были готовы 117 тысяч пехоты и 25 тысяч французской кавалерии, 70 английских и 30 французских линейных кораблей. Плюс к этому начала войны ждали английские полки, 20 тысяч швейцарских наемников, пять савойских кавалерийских полков, 20 тысяч солдат из Кельна и Мюнстера. Как только повод к войне был бы найден, все это войско должно было обрушиться на голландцев, располагавших едва ли 30 000 солдат. Правда, границу прикрывала система первоклассных крепостей.

В марте английская эскадра напала на голландский торговый конвой. Понимая, что сила на стороне противника, правительство Соединенных Провинций промолчало. Людовик сосредоточил огромную армию на Рейне — де Витт снова смолчал. Французы решили действовать подкупом и внутри Голландии. Де Витту предложили 100 000 гульденов за отказ от пограничных крепостей и согласие на аннексию испанских Нидерландов и Лотарингии.

Опасаясь открытого бунта оранжистов, де Витт отказался, продолжая лихорадочно готовиться к обороне. На суше он рассчитывал отдавать все, что можно, ограничившись обороной Амстердама и некоторых самых мощных крепостей, а на море предполагал бороться за победу, имея флот из 80 линейных кораблей и гениального адмирала Микаэля де Рюйтера.

В мае Людовик устал ждать и перешел Рейн. Голландские крепости сдавались одна за другой. На руку французам была и засуха в Северной Европе — даже на Рейне открылись броды, так что наступление развивалось без помех. Правда, три сражения на море для союзников закончились поражением, что сорвало планы Англии и Франции по морской блокаде Нидерландов и высадке десанта. И все же четыре из 11 провинций страны уже были в руках врага. Голландцы стали называть 1672-й годом бедствий.

В конце концов французов удалось остановить на подступах к Гааге, когда отчаявшиеся бюргеры открыли шлюзы и затопили всю страну. Пришлось завоевателям отступать ни с чем. Конде попытался возобновить активные действия после заморозков, но они были недолгими, и французы ушли на зимние квартиры.

Тем временем в самой Голландии пало правительство республиканцев. Братьев де Витт растерзала толпа, власть перешла к штатгальтеру Вильгельму III Оранскому. Это резко изменило расстановку сил. Помощь войсками ему сразу оказали испанцы. Курфюрст Бранденбурга предложил 20-тысячную армию в обмен на субсидии. Германский император Леопольд как нельзя кстати подписал мир с турками и тоже объявил войну Франции. Его примеру немедленно последовали многие германские князья. С весны 1673 года война стала уже общеевропейской.

Читать:  Алхимик из Третьего рейха

Шаг до пропасти

Французам пришлось раздробить силы на несколько театров военных действий. Они почти всегда одерживали победы в крупных сражениях, но имперцы и голландцы все время бросали в бой свежие резервы и, маневрируя, не давали загнать себя в угол. В 1674 году в войну против Бранденбурга вступила верная союзническим обязательствам Швеция.

Однако она была быстро разгромлена, после чего французам пришлось тратить лишние силы, выторговывая для шведов приемлемые условия мира. В том же году Карл II заключил мир с Голландией под давлением парламента. Тем более он полагал, что приход к власти в Нидерландах Вильгельма Оранского снимет все противоречия между двумя странами.

Тем временем война продолжалась с переменным успехом. Города по несколько раз переходили из рук в руки, многие германские государи успели повоевать то за одних, то за других. Франция потеряла Тюренна, убитого шальным ядром, погиб и голландский адмирал де Рюйтер. К 1678 году потери с обеих сторон достигли примерно 200 000 человек.

Людовик смог вывести из войны Бранденбург и императора Леопольда, но число его врагов не уменьшалось. Практически вся Европа предлагала свои услуги французам в качестве посредников на переговорах, но требования Людовика XIV казались непомерными для голландцев, хотя они и понимали, что стоят на грани поражения.

В 1678 году французские войска достигли наибольшего продвижения, но… Франция тоже находилась в шаге от пропасти. Казна была пуста, и Кольбер докладывал королю, что по окончании кампании с войсками нечем будет расплачиваться. Пришлось Людовику подписывать мирный договор.

Франция вышла из войны победительницей и смогла сохранить за собой большинство завоеванных земель. Нидерланды обещали нейтралитет, Испания лишалась Франш-Конте, а Австрия — Фрайбурга. Людовика называли теперь «король-солнце» не только за роскошные балы, но и за военные успехи.

Но мало кто тогда думал, что выигранная война станет отправной точкой падения Франции. Страна была разорена, результаты реформ Кольбера оказались сведены к нулю. Более того, успех, купленный такой дорогой ценой, на многие десятилетия вперед определил целью французской внешней политики поддержание своей гегемонии в Европе.

В конечном счете все это оказалось недостижимым миражом и окончательно завело страну в кризисное состояние. При этом пришлось пожертвовать освоением колоний — на это не хватало ни средств, ни людей. Так что в следующем веке французы были вытеснены и из Америки, и из Индии, безоговорочно уступив пальму первенства в торговле британцам.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о