Победитель битвы при Сэкигахаре получил власть над Японией!

Объединителем Страны Восходящего солнца традиционно считают полководца Оду Нобунагу. Но после его смерти междоусобицы вовсе не прекратились. По-настоящему Япония стала единой только в 1600 году, после битвы при Сэкигахаре, исход которой решили своеволие и предательство.

В последние годы XVI века решалась судьба Японии. От того, кто одержит верх в междоусобной борьбе, зависело, как будет дальше жить государство, совсем недавно собранное воедино из разрозненных враждующих княжеств. После смерти Тоётоми Хидэёси, державшего ситуацию под контролем самыми жесткими методами, сложилось несколько самурайских группировок. Каждая из них претендовала на власть и готова была сражаться за нее до последней капли крови.

Запад против Востока

К 1599 году практически все японские удельные князья (даймё) разделились на две коалиции: Западную и Восточную. К Западной относились те, кто поддерживал права наследника Тоётоми Хидэёси — юного Хидэёри. Во главе этой коалиции стоял Исида Мицунари, член Совета управляющих при малолетнем наследнике. Парадокс в том, что Восточную коалицию возглавлял другой приближенный того же Хидэёри. Это был член Совета старейшин и соратник его отца — могущественный даймё Токугава Иэясу. Однако он не скрывал, что в случае победы намерен сам стать сегуном (военным правителем страны).

Война между коалициями началась летом 1600 года, когда Иэясу развернул свои силы к востоку от Осаки. Однако до осени все сводилось главным образом к перемещениям войск, небольшим стычкам и штурмам замков. Противники понимали, что рано или поздно им придется сойтись в генеральном сражении, но стремились выбрать наиболее выгодное для себя место и время. К октябрю стало ясно, что столкновение произойдет неподалеку от деревни Сэкигахара, в стратегически важном месте, через которое проходили главные дороги, соединяющие центр и восток острова Хонсю.

Силы были практически равны — около 80 тысяч человек с каждой стороны. При этом численность могла быть значительно больше. К месту сражения не успели подойти более 30 тысяч человек под командованием сына Иэясу — Хидэтады. Он задержался, по собственному почину взявшись штурмовать замок Уэда и застряв возле него на четыре дня. На помощь Исиде не успели подойти около 15 тысяч воинов, осаждавшие замок Оцу возле Киото.

И у Токугавы, и у Исиды армии были сформированы по новым принципам, выработанным за годы междоусобиц. Основную массу составляли легковооруженные крестьяне-асигару с трехметровыми копьями-яри. Профессиональные воины-самураи составляли меньшинство. Поэтому исход сражения теперь определялся не поединками искусных мечников, а мощными атаками копейщиков при поддержке залпов аркебуз. Огнестрельное оружие, завезенное в Японию португальцами, к тому времени стало очень популярно, и в каждом войске начитывалось несколько сотен и даже тысяч стрелков. Это изменило не только тактику но и психологию войны — ведь теперь простой крестьянин одним выстрелом мог оборвать жизнь знатного воина, всю жизнь учившегося фехтованию.

Читать:  Зиновий Пешков - брат Свердлова и герой Франции

«Журавлиные крылья»

В ночь с 20 на 21 октября Исида Мицунари собрал военный совет, чтобы определить тактику предстоящей битвы. Один из его военачальников по имени Симадзу Ёсихиро предложил атаковать немедленно, воспользовавшись темнотой. Но это не нашло поддержки у самураев, кичившихся своими представлениями о чести. Ёсихиро даже обвинили в трусости, чем он был сильно оскорблен.

В итоге был утвержден план сражения под названием «Журавлиные крылья». Противника планировалось заманить в центр долины и окружить со всех сторон, сомкнув фланги. Однако Исида не учел того, что Иэясу тоже потратил ночь не впустую. Проведя тщательную разведку, он угадал замысел противника. А потому расположил свои войска, довольно глубоко эшелонировав оборону, чем исключил возможность обхода с тыла.

Все было готово к решающему сражению, которое должно было решить судьбу Японии. Понимая значимость предстоящего, Токугава сказал своим военачальникам: «Есть только два пути: либо вернуться домой с головой врага в руках, либо быть принесенным, но без собственной головы».

Следует учесть, что стратегические замыслы полководцев сильно зависели от настроения даймё, находившихся под их началом. Японская армия того времени была феодальной по своей природе. Практически не было системы званий, не говоря уж о единоначалии. Воины слушались только своих непосредственных командиров, войско не представляло собой единый организм, а дробилось на отряды, действовавшие порой совершенно несогласованно.

Копья против пушек

Перемещения войск происходили в густом тумане, окутавшем долину. Поэтому ясно увидели друг друга противники только около восьми утра. Сражение началось с атаки Восточной коалиции. Правда, не совсем так, как это планировал Токугава Иэясу. На военном совете право первой атаки было предоставлено шеститысячному отряду Фукусимы Масанори. Но инициативу перехватил другой военачальник по имени Ии Наомаса.

Его воинов называли «красными дьяволами» за то, что они были облачены в ярко-красные доспехи и даже древки своих копий красили в красный цвет. «Красные дьяволы» были известны своим буйным характером и ни за что не желали уступить кому бы то ни было хоть крупицу военной славы. Поэтому тридцать из них выехали вперед, чтобы «осмотреть построения противника». Но вместо того чтобы вернуться на свои позиции, они с громким боевым кличем поскакали на противника.

Эта безумная атака тридцати храбрецов взбудоражила обе армии. Не ожидая такого стремительного натиска, войска Исиды не смогли как следует встретить атакующих, и потому всадники буквально разметали ее первые ряды. Раздосадованный Фукусима, у которого отобрали законное право начать сражение, дал команду своим аркебузирам открыть плотный огонь по врагу. Затем двинулись остальные части войска, и вскоре силы Восточной коалиции всей мощью обрушились на ряды «западных».

Читать:  Первая любовь вождя мирового пролетариата...

Воины Исиды Мицунари отважно противостояли вражескому натиску. Им даже удалось остановить наступление Токугавы. Немалую роль в этом сыграли пять пушек, которые дали несколько выстрелов по атакующим. Особого ущерба эти орудия не нанесли. Артиллерия того времени была весьма несовершенна и эффективно использовалась лишь при осадах замков, но не в полевых сражениях. Впрочем, психологический эффект оказался довольно сильным — воины
Токугавы отступили.

Цена измены

В какой-то момент даже казалось, что силы Западной коалиции уверенно берут верх. Но несколько событий, произошедших практически одновременно, кардинально изменили ситуацию.

Во-первых, Токугава подтянул резервы и бросил в бой несколько тысяч свежих воинов под командованием Хатисуки Ёрисиэ. Во-вторых, Исида обнаружил, что несколько тысяч человек, которые находились в подчинении у оскорбленного на ночном совете Симадзу Ёсихиро, не принимаютучастия в битве. На приказы главнокомандующего самурай хладнокровно ответил, что не видит смысла принимать участие в сражении, где все действуют как им заблагорассудится. Так задетая гордость одного человека обрекла на смерть тысячи воинов.

Последним шансом на победу для Исиды Мицунари оставалась возможность свести «журавлиные крылья», охватив противника с флангов. Ситуация благоприятствовала — войска Токугавы плотно увязли в ожесточенной рубке с центральной частью фронта «западных» и не были способны маневрировать. Левым флангом командовал сам Исида. На правом были сосредоточены 15 тысяч человек под командованием даймё Кобаякавы Хидэаки.

Увы, Исида не знал, что задолго до битвы при Сэкигахаре Токугава Иэясу вступил в переговоры с Кобаякавой и договорился, что тот перейдет на его сторону во время решающей битвы. И вот для него настало время выполнять это обещание. Глава Западной коалиции просто не поверил своим глазам, когда увидел, что его правый фланг не собирается переходить в наступление, начисто игнорируя сигнальные костры.

Однако решиться на предательство оказалось не так-то просто. Долгое время, вместо того чтобы начать сражаться на стороне Токугавы, воины Кобаякавы просто стояли месте. Но, в конце концов, они все же обрушились на соседние отряды «западных», которые совершенно не ожидали такого коварства. Это фактически решило исход битвы — войска Западной коалиции были частично перебиты, частично рассеяны и обращены в бегство.

Известие о предательстве Кобаякавы деморализовало командиров отрядов, находившихся в резерве на склонах горы Нангу. Если бы они немедленно вступили в бой, то у Западной коалиции еще был бы шанс на победу. Но некому было отдать подобный приказ. Командиры один за другим стали отходить с поля боя. Сам Исида Мицунари бежал в сопровождении нескольких вассалов, не дожидаясь окончания сражения. Дальнейшая его судьба незавидна: спустя шесть дней его со свитой поймали и доставили к Токугаве. Победитель обошелся с побежденными жестоко: им отпилили головы бамбуковыми пилами на одной из площадей Киото. Позднее был истреблен и весь род Мицунари.

Читать:  Битва у Стамфорд-Бридж завершила в Европе эпоху викингов

Основатель сёгуната

По иронии судьбы, одним из последних и самых стойких рубежей обороны Западной коалиции оказался отряд того самого Симадзу Ёсихиро, который не желал участвовать в битве из-за гордости. Ему пришлось противостоять натиску «красных дьяволов» Ии Наомасы. Несмотря на то, что у Симадзу оставалось всего восемьдесят воинов, он стойко оборонялся, чем вызвал восхищение противника.

Выйдя вперед, Наомаса стал вызывать Симадзу на поединок, выказывая тем самым глубокое уважение. Но в своих ярко-красных доспехах командир «дьяволов» оказался слишком заманчивой мишенью для аркебузиров. Получив пулю в руку, он рухнул на землю. Воспользовавшись вызванным этим замешательством, Симадзу смог отступить и покинуть поле боя, сохранив жизнь.

К двум часам дня все было кончено. Токугава Иэясу, который во время сражения носил шелковую шапочку, чтобы лучше видеть и слышать что происходит, торжественно надел шлем и сказал: «Затянем шнуры наших шлемов после победы», имея в виду, что настоящему воину не стоит расслабляться даже поле того, как враг разбит. Эта фраза до сих пор является в Японии одним из самых популярных крылатых выражений.

Усевшись на походный стул, Токугава принялся осматривать трофеи и раздавать награды. К его ногам сложили отрубленные головы убитых военачальников Западной коалиции. Раненому Ии Наомасе Иэясу лично перевязал руку, высоко оценив личную храбрость самурая. Принял он и Кобаякаву Хидэаки, чья измена, по сути, принесла «восточным» победу. Токугава, однако, держался с ним весьма сурово и смягчился лишь после того, как Кобаякава принес официальные извинения за то, что поначалу входил во вражеское войско.

После победы при Сэкигахаре Токугава стал фактическим главой страны. Перераспределив земли между лояльными даймё, он принялся безжалостно уничтожать политических конкурентов. В первую очередь расправился с остатками родов Исида и Тоётоми. В 1603 году Токугава Иэясу получил от императора титул «Великого сегуна завоевателя варваров». Основанный им сёгунат правил Японией больше двух с половиной веков-до 1868 года.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о