Питерские «попрыгунчики»: как ловили банду грабителей

Эта криминальная группировка, благодаря своей изобретательности, стала легендарной. Банда «живых покойников», или «попрыгунчиков», орудовала в Петрограде в 19184920 годах и держала в страхе весь город. Одетые в саваны и передвигающиеся длинными прыжками преступники «работали» недалеко от кладбищ — и обыватели считали их ожившими мертвецами. Скованные ужасом прохожие покорно отдавали свои вещи и одежду грабителям. А тревожные слухи об очередном происшествии только усиливали общую панику.

Волна преступности

В первые послереволюционные годы преступность в Петрограде (как, впрочем, и в других населенных пунктах страны) резко возросла. Большевистская власть ликвидировала царский уголовный сыск, а наспех созданная рабоче-крестьянская милиция еще не имела необходимых навыков борьбы с бандитами.

Незадолго до этого усилиями главы Временного правительства Александра Керенского была проведена широкомасштабная амнистия уголовников как «пострадавших от кровавого режима».

Волна насилия выплеснулась на улицы. Английский писатель Герберт Уэллс, побывавший в России в 1920 году, писал, что уличные грабежи происходили среди бела дня — и тех, кто пытался сопротивляться, хладнокровно убивали. Под видом революционеров уголовники проникали в квартиры состоятельных граждан и без помех забирали ценности. Дореволюционные бандиты, опиравшиеся на опыт и традиции воровской среды, смешивались с начинающими преступниками, прошедшими дорогами Гражданской войны. Город испытывал огромные трудности с продуктами, дровами, с нормальной работой, и грабежи воспринимались как естественное желание выжить.

Зачем мертвецам чужая одежда?

Согласно архивным данным питерской милиции, первое заявление, связанное с деятельностью банды «попрыгунчиков», поступило летом 1918 года. Его написала женщина, которая поздно вечером возвращалась домой мимо кладбища в районе Малой Охты. Ей было страшно, поэтому, увидев впереди парочку, она поспешила к ней. Но неожиданно из ворот кладбища к этим людям выскочили одетые в белые саваны «покойники». Женщина спряталась за дерево и наблюдала, как несколько фигур, высоко подпрыгивая, окружили своих жертв и забрали их верхнюю одежду. На рассвете свидетельница пришла в уголовный розыск и рассказала эту кошмарную историю.

Похожие случаи происходили с другими потерпевшими. В районах Смоленского и Охтинского кладбищ, а также рядом с Александро-Невской лаврой на припозднившихся прохожих регулярно нападали существа, похожие на привидений или оживших мертвецов, лица которых скрывали светящиеся в темноте маски. Из особых примет ограбленные вспоминали способность «живых покойников» передвигаться высокими прыжками. Испуганные люди часто лишались чувств, приходили в себя только через несколько часов и обнаруживали пропажу всех ценных вещей.

Читать:  «Лимита» в СССР - какими были советские «гастарбайтеры»

По городу поползли слухи о таинственных «покойниках-попрыгунчиках».

Популярный персонаж

Необходимо отметить, что в начале XX века во всем мире, в том числе в большевистской России, был хорошо известен английский фольклорный персонаж Джек-Прыгун, или Джек-Пружинки-На-Пятках (англ. Spring-Heeled Jack), история которого довольно любопытна. Его первое документально зафиксированное появление в Лондоне датируется 1837 годом. Позднее его видели в Ливерпуле, Шеффилде и даже в Шотландии, последним годом его действий называют 1904-й.

Свидетели описывали Джека-Прыгуна как высокого человека с горящими глазами, заостренными ушами и когтями на руках. Он нападал в основном на одиноких женщин и мог испускать изо рта пламя и клубы сизого дыма. Кроме того, он совершал высокие прыжки, перемахивая через заборы и даже взлетая на крыши небольших домов.

О том, кем именно был Джек-Прыгун, высказывалось немало предположений. Его считали неизвестным науке человекообразным животным, ожившим мертвецом или вампиром. По одной из наиболее распространенных версий, это был ирландский аристократ маркиз Уотерфорд, известный своими нечистоплотными поступками и экстравагантным поведением (один из потерпевших разглядел на одежде «живого покойника» герб с буквой «W»). Но гораздо важнее другое.

Во-первых, лондонская полиция исследовала следы Джека-Прыгуна, глубина которых составила 3 дюйма (7,5 сантиметра). В отчете отмечалось, что «в подошвах нападавшего были установлены некие устройства, возможно — сжимающиеся пружины».

Во-вторых, этот мифический персонаж стал очень популярным. С середины XIX века его похождения регулярно освещали газеты, о нем написано несколько пьес и огромное количество комиксов. Его хорошо знали в дореволюционной России (достаточно вспомнить созданную в 1861 году комедию А. Островского «Женитьба Бальзаминова», где упоминаются разбойники с железными когтями и на ходулях).

Вечера в склепах

Таким образом, идея запугивать прохожих с помощью специфической одежды и пружин на ногах была отнюдь не новой. Ею воспользовался уголовник с дореволюционным стажем Иван Бальгаузен по кличке Ванька Живой Труп, получивший прозвище за чрезмерную худобу.

После революции Бальгаузен раздобыл матросскую форму и поначалу занимался экспроприацией ценностей у зажиточных граждан. Но долго такие действия длиться не могли: две шкуры с одной овцы не снимешь, а советскую власть в этом вопросе опередить было не так просто.

Читать:  Вместо Берии судили двойника

Иван Бальгаузен сколотил банду и решил грабить прохожих под видом «живых покойников». Его ближайший друг и подельник жестянщик Демидов, горький пьяница, но мастер на все руки, сконструировал и изготовил пружины, которые прикреплялись к обуви. Белые саваны шила подруга главаря Мария Полевая по кличке Манька Соленая. Костюмы привидений дополнили страшными масками, покрытыми фосфором.

Такой антураж помогал обходиться без лишней стрельбы — на счету главаря было всего два трупа, цифра по тем временам и для такого занятия ничтожная.

К 1920 году численность банды возросла до 20 человек. Вечера бандитов проходили по схожему сценарию: совершив два-три ограбления, они отправлялись в какой-нибудь склеп, там делили добычу и пьянствовали до утра. Наиболее ценные из награбленных вещей хранились в квартире дома №7 по Малоохтинскому проспекту, где проживали Иван Бальгаузен и Мария Полевая.

Сменила профессию

К апрелю 1920 года городские власти потребовали от милиции положить конец запугавшей город банде. Операцией руководил член коллегии Петроградского УГРО Владимир Кишкин, которого уголовники прозвали Циклопом (он потерял правый глаз, в молодости работая в кузнице Морского инженерного училища).

Кишкин, происходивший из древнего дворянского рода и окончивший юридический факультет Петербургского университета, принял решение ловить преступников «на живца». В места, где чаще всего совершались нападения, были отправлены сотрудники угрозыска, изображавшие богатых и беспечных горожан. Они открыто сорили деньгами, вступали в контакты с любителями выпить, хвастались только что проведенными успешными сделками.

Несколько «попрыгунчиков» попались на удочку — и попробовали ограбить компанию из троих таких обывателей. Те сначала изобразили испуг, дождавшись, когда из засады появятся Кишкин и группа милиционеров, а затем приняли активное участие в задержании преступников, которым длинные саваны помешали убежать. Все прошло быстро и бескровно, нападавших доставили в здание уголовного розыска, где они сразу выдали всех подельников. При обыске в квартире дома №7 по Малоохтинскому проспекту было обнаружено и изъято 97 шуб и пальто, 127 костюмов и платьев, 37 золотых колец, а также много других ценных вещей.

Читать:  Туринская плащаница - поиски истины

Решением суда Бальгаузена и Демидова приговорили к расстрелу, остальных бандитов отправили в лагеря. Согласно архивным сведениям, Мария Полевая, отсидев свой срок, вернулась в город на Неве, завязала с криминальным прошлым и работала кондуктором трамвая.

Вместе с агентами абвера

Слухи о банде «попрыгунчиков» разошлись по всей стране, стали появляться их подражатели. В Москве они орудовали в районе Ваганьковского кладбища и, в отличие от питерских «коллег», отличались особой жестокостью, без лишних раздумий убивая своих жертв. Эту банду чекисты уничтожили только в 1925 году.

Во время Великой Отечественной войны «попрыгунчики» снова появились в Питере — в основном охотились за хлебными карточками граждан. Бандитов быстро поймали и по законам военного времени расстреляли на месте преступления.

Осенью 1941 года аналогичная банда опять действовала в Москве. К ее возникновению были причастны агенты абвера. Известно, что немцы даже разрабатывали обувь с мощными пружинами — чтобы оснащать ею своих диверсантов, в задачи которых входило распространение паники среди населения. Но эти эксперименты привели к вывихам и переломам ног у солдат вермахта, поэтому пугать мирных граждан поручили уголовникам.

Спецоперация по уничтожению очередных «попрыгунчиков» напоминала действия в Петрограде. В качестве приманки выступил один из сотрудников НКВД, переодетый в штатское. Он прогуливался в местах нападений и расплачивался в магазинах и пивных, вынимая деньги из набитого ими чемодана. За ним скрытно следовала группа чекистов. Преступников быстро выявили и арестовали, благодаря их показаниям было задержано большое количество немецких агентов.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о