Питание корсака — Мир Знаний

Питание корсака

Корсак — хищник, приспособившийся к добыванию мелких и средних по размерам зайцеобразных и грызунов до молодых сурков и зайцев включительно. В летнее время значительное место в его питании занимают также мелкие птицы, рептилии и насекомые. Растительные корма он, в отличие от других видов семейства нашей фауны, поедает редко. При недостатке добычи ест падаль и отбросы, часто малосъедобные.

В связи с широким распространением корсака список его кормов варьирует, но повсеместно господствуют грызуны. У северной границы ареала в лесостепи Западной Сибири (Барабинская степь) летом этот хищник охотится на узкочерепных полевок и степных пеструшек, реже его добычей становятся водяные полевки, краснощекие суслики, большие тушканчики, обыкновенные хомяки, джунгарские хомячки, жаворонки, кулики и утки. Зимой добывает главным образом мышевидных грызунов, но изредка нападает на зайцев-беляков, белых и серых куропаток, черных жаворонков и пуночек. У поселков кормится падалью и отбросами, собираясь к крупным тушам по нескольку штук. В степях Казахстана в питании основную роль играют также мышевидные грызуны (99,4%), а среди них степная пеструшка (37,9%). По-видимому, этот грызун поедается чаще, так как многочисленные остатки не определенных полевок в экскрементах (48,5%) в значительной части принадлежат ему же. Большой удельный вес в питании корсака здесь имеют птицы (35,5%), видимо, преимущественно подранки.

В степях и зимой корсак питается мышевидными грызунами, но когда их мало или они недоступны, переключается на другие виды добычи. Так, в многоснежную зиму 1940/41 г. в Северо-Казахстанской области у оз. Чаглы во время настов корсаки охотились в заломах тростника на водяных полевок, разрывая их ходы в талой почве, а также на серых куропаток, ночевавших в зарослях у озера. Эти хищники держались и близ скотомогильников и селений, где кормились падалью и отбросами.

В 890 экскрементах корсаков, собранных в мае —июне 1947 и 1948 гг. близ Целинограда, остатки грызунов обнаружены в 95,4% от всех исследованных данных, соответственно: птицы в 17,0, насекомые в 22,1, рептилии в 0,8, остатки растений в 2,1 и несъедобные отбросы (тряпки, веревки и т. д.) в 0,4%. Среди мышевидных грызунов основную массу составляли степные пеструшки, реже встречались серая, экономка, узкочерепная полевки, слепушонка, а также лесная мышь. Остатки зайца-беляка, краснощекого суслика, тушканчика, землероек—бурозубок и белозубок обнаружены в единичных случаях.

В полупустынях и сухих степях Центрального Казахстана в весенне-летний период корсаки охотились главным образом на сильно размножившихся степных пеструшек (встречены в 96,1—98,7% всех исследованных данных). Другие полевки, мыши, заяц, степная пищуха, хомяк и хомячки встречались в экскрементах редко и явно не играли заметной роли в его питании. В то же время роль сусликов и тушканчиков здесь увеличивается. Так, у Карсакпая остатки желтого суслика встречены в 13,3% всех данных, а в Атбасарском районе Целиноградской области в 7,1%, хотя там этот суслик живет у северного предела своего ареала. В 7,2% экскрементов в последнем районе найдены остатки среднего суслика и в 14,2%—
тушканчики. В 10,7% данных тушканчики найдены в районе Басаги.

В местах, где еще многочислен тарбаган, он, видимо, играет значительную роль в летнем питании корсака, так как корсаки в Забайкалье добывают молодых тарбаганов и кормятся трупами погибших взрослых зверьков.

В полупустыне среди кормов корсака роль рептилий ничтожна (1,5—3,1% встреч). То же можно сказать и о насекомых в годы обилия грызунов. Но во время депрессии численности мышевидных грызунов в районе оз. Кургальджин экскременты корсака в значительной степени состояли из остатков саранчовых. Птицы в питании корсака в полупустыне имеют уже более существенное значение (5,8—18,7% встреч). Падаль летом этот хищник почти не ест, а из растений в малом количестве поедает листики злаков.

Зимой при обилии степной пеструшки и ее доступности корсак продолжает охотиться преимущественно на этого грызуна и, например, в районе оз. Кургальджин в зиму 1959/60 г. все его экскременты целиком состояли из остатков мышевидных грызунов. Кроме того, в пойме реки успешно нападает на зайцев-беляков; охотится на черных жаворонков, ночующих и прячущихся в снегу от непогоды. Находили копки корсака, в которых была скорлупа яиц птиц, зарытых им в землю еще весной. В районе оз. Кургальджин зимой 1960/61 г., когда степной пеструшки было очень мало, корсаки держались на убранных полях и у дорог. На полях они охотились на мышей-малюток, домовых мышей и обыкновенных полевок, а также собирали зерна хлебных злаков. В зимних экскрементах были в основном мышевидные грызуны, но они содержали и остатки зерен кукурузы, овса и ячменя. Из-под снега голодные зверьки вырывали старые сапоги, подметки, тряпки, веревки и грызли их. Там же они подбирали мелкую рыбу, выброшенную рыбаками. В зиму 1940/41 г. в Целиноградской области, отличавшуюся обилием снега и настами, корсаки так интенсивно истребляли зайцев—беляков и русаков, что значительно снизили их численность. Аналогичная картина наблюдалась там же в зиму 1953/54 г. После оттепели и образования мощной ледяной корки корсаки начали голодать и в большом числе появились в поймах рек и колках, где усиленно охотились на зайцев-беляков или держались близ поселков, где кормились отбросами. Питание корсака в голодные для него зимы отбросами близ населенных мест и даже на окраинах таких крупных городов, как Павлодар и Караганда, обычное явление.

В пустынях северного типа, протянувшихся в Казахстане от северного Прикаспия до Алакульской котловины, в летнем питании корсака грызуны продолжают господствовать (87,3—100,0% от числа всех встреч), но сильно изменяется значение отдельных видов зверьков. Мышевидные грызуны, особенно степная пеструшка, становятся второстепенной добычей. Лишь в предгорьях Заилийского Алатау и в немногих других сходных местах общественная полевка встречена в 70,8% исследованных, а в предгорьях Булаттау (северо-восточная Бетпак-Дала) — в 38,4% данных.

В питании корсака пустынь важную роль играют тушканчики. В Прикаспийской низменности они отмечены в 25%, а в глинисто-щебнистой Бетпак-Дале — в 30,2—77,8% исследованных данных.

Второе место занимают грызуны средних размеров. В Прикаспийской, низменности это малый суслик (12,0% встреч), в северо-западной части Бетпак-Далы — средний суслик (43,7—61,9% встреч) и степная пищуха (54,4% встреч), а в северо-восточной Бетпак-Дале — монгольская пищуха (53,8% встреч); наконец, в предгорьях Заилийского Алатау — желтый суслик (40,2% встреч) (см. табл. 34 и 35). В южной части Бетпак-Далы большая песчанка отмечена в 92,0% исследованных экскрементов, а на окраине Таукумов (южное Прибалхашье) — в 40%. В последнем районе в питании корсака большое значение имели также тушканчики (40%), общественная полевка (20%) и насекомые (жуки) — 40% исследованных экскрементов.

У норы с выводком (14 мая 1952 г. на окраине пустыни Таукум) обнаружены остатки чернобрюхих рябков и степных жаворонков, а у семейной норы в дельте Или (май 1961 г.)— остатки домовой мыши, узкочерепной полевки, ондатры и семиреченского фазана. Наличие в экскрементах корсака весной остатков сайгака и джейрана следует отнести за счет поедания падали. В некоторых пустынях птицы, главным образом воробьиные, в рационе описываемого хищника занимают иногда существенное место (до 31,7% встреч). Корсак нападает даже на таких крупных птиц, как серый гусь. В конце июля 1936 г. на Теликульских озерах наблюдали, как в полдень он скрадывал сидящих на берегу взрослых птиц. Успешно нападал на молодых диких гусей и уток на острове Барса-Кельмес.

Корсак охотно поедает ящериц, змей (восточный удавчик, полозы) и молодых степных черепах, особенно в годы низкой численности грызунов. В Алакульской котловине весной и летом 1954 г. при низкой численности грызунов в 43,5% экскрементов корсака у выводковой норы содержались остатки рептилий, главным образом ящериц (30,5%). Насекомые поедаются корсаком в пустыне регулярно и в значительном количестве, но обычно не играют важной роли в питании. При недостатке грызунов они занимали видное место в питании семьи корсаков в Алакульской котловине в 1954 г. Особенно часто поедались медведки (38,9% встреч) и жуки. Остатки растений встречаются редко. Обычно это листики злаков, а в предгорьях Заилийского Алатау весной зверьки собирали зерна пшеницы и ячменя, оставшиеся на поверхности почвы после сева.

С наступлением холодов и выпадением снега в зоне пустынь и полупустынь корсак лишается многих кормов: впадающих в спячку зимой грызунов, перелетных птиц, рептилий и насекомых. Остающиеся и сохраняющие активный образ жизни полевки, пищухи и песчаники резко сокращают наземную деятельность или переходят к подснежному образу жизни. Поэтому большинство корсаков покидают летние места обитания и откочевывают в поисках корма в долины рек (Урал, Эмба, Сыр-Дарья, Чу, Или) и в пески (Приаральские Каракумы, Причуйские Муюнкумы, Сары-Ишикотрау), а иногда и на север, в сухие степи. Как кочующие, так и оседлые зверьки зимой кормятся главным образом остатками от добытых волками сайгаков и джейранов, а также падалью. В поисках падали и отбросов корсаки в это время близко подходят к населенным местам и полотну железных дорог. Кормясь остатками добычи волков, корсаки становятся их настоящими комменсалами. Например, в междуречье Урал — Кушум в зиму 1953/54 г. в декабре — январе корсаки в основном кормились трупами сайгаков-самцов, загрызенных волками. У 10 зверьков, добытых в пустыне Бетпак-Дала с 27 ноября по 21 декабря, остатки сайгаков найдены в 70% желудков. В середине декабря 1955 г. в центральной части Бетпак-Далы у каждого трупа сайгаков держалось по нескольку корсаков.

Питание корсака в южных (эфемеровых) пустынях не изучалось. Судя по составу фауны этих пустынь, можно предполагать, что, видимо, летом он кормится там большой и краснохвостой песчанками, желтым сусликом, различными видами тушканчиков и птиц, рептилиями и насекомыми, а зимой песчанками и изредка тушканчиками и птицами.

В степях юго-восточного Забайкалья летние корма корсака состоят главным образом из грызунов (99,2—100,0% встреч) (см. табл. 36). Наиболее часто он поедает тарбаганов (18,8—71,0% встреч) и даурскую пищуху (29,2—62,8% встреч). На втором месте в его питании стоят полевки и хомячки, затем птицы и на последнем — заяц-толай, даурский суслик, тушканчик-прыгун, насекомоядные и хищные млекопитающие, насекомые. Характерно, что в Забайкалье среди кормов корсака отсутствуют редкие там рептилии. Растения же он поедает чаще, чем, например, в степях Казахстана.

Корсак, нападая на тарбаганов, истребляет их относительно мало и исключительно молодых. Эти грызуны не особенно боятся корсаков и редко скрываются в норы при их приближении. Они только прекращают кормиться, садятся «столбиком» и кричат. Нередко можно наблюдать, как взрослый тарбаган нападает на корсака, заскочившего в его нору или близко к ней приблизившегося, и угоняет от сурчины. Тарбаганы в возрасте года и старше, будучи посаженными в клетку к взрослым корсакам, оставались живыми в течение нескольких суток, несмотря на то, что хищников в это время не кормили. При подобных же условиях молодые тарбаганы (в возрасте нескольких месяцев) быстро становились жертвами корсаков. Остатки 23 тарбаганов, найденных у норы и в норе корсака, принадлежали: прибылым (менделям) —4, зверькам по второму году (котелям) — 16 и взрослым — 3. Считается, что корсак может истреблять лишь молодых тарбаганов, а взрослых подбирает павшими. Иногда рядом с выводком корсака живут семьи сурков с молодыми, но хищники их не трогают.

Незначительный процент встреч мышевидных грызунов, особенно полевки Брандта в желудках и экскрементах, возможно, объясняется малочисленностью полевок в годы сбора материалов. Встречи в летних экскрементах остатков дзерена и домашних животных следует отнести на счет поедания остатков трапезы волков и падали. Имеются наблюдения, что летом 1944 г. корсаки ловили рыбу в высыхающих озерах поймы р. Аргунь. В половине всех исследованных желудков корсаков и в 25% их экскрементов найдены насекомые, но единичными экземплярами. Из растительных кормов отмечены плоды шиповника.

Зимой рацион корсака в Забайкалье почти не отличается от летнего. Лишь в отдельные годы при низкой численности грызунов возрастает поедание падали и различных отбросов. Зимой в желудках и экскрементах корсаков найдено большое количество остатков тарбаганов (до 51,1% встреч). Вероятно, в это время корсаки поедают трупы тарбаганов, погибших в летних норах и законсервированных там холодом. По следам наблюдали, как корсаки раскапывают от снега входы брошенных сурчиных нор и залегают в них. Частое поедание корсаками трупов сурков указывает на то, что в этих районах среди грызунов протекала интенсивная эпизоотия. Встреча остатков дзерена и косули объясняется тем, что корсак здесь, как и в Казахстане, поедает остатки добычи волков и падаль.

В Монгольской Народной Республике основу питания корсака летом и зимой составляют полевки Брандта, тогда как другие грызуны (песчанки и хомячки) имеют второстепенное значение. Так, в норе с выводком 24 мая в районе Чойбалсана найден 91 труп млекопитающих, из которых 80 были полевками Брандта. У норы, найденной 9 июля близ Улан-Цирика, среди 46 трупов зверьков 45 принадлежало этой же полевке. В Кентейском аймаке в двух норах корсака, раскопанных в мае и июне, найдены остатки дзерена, центральноазиатского канюка, рогатого жаворонка, а в экскрементах — остатки полевок Брандта и птиц. Полевка Брандта в пределах ее ареала составляет основу питания корсака. В желудках корсаков, добытых весной и в начале лета, оказались полевки Брандта, даурская пищуха, довольно много прямокрылых насекомых и кости мелких рыб. Корсак ест ягоды селитрянки (Nitraria schoberi). Большее или меньшее число остатков прямокрылых можно найти и в зимних экскрементах корсака. Охотники считают, что кобылки — лакомство для этого хищника зимой, поэтому еще осенью заготавливают и используют их в качестве приманки у капканов. В юго-западном Хангае зимой корсаки кормятся также в основном полевками Брандта, но едят и насекомых. Корсаки, особенно молодые, кормятся прямокрылыми и в другие сезоны; при обилии саранчовых желудки хищников буквально набиты этими насекомыми даже во время массового размножения полевок Брандта.

В Монгольской Республике зимой корсаки часто кормятся падалью и отбросами и близко подходят к населенным местам, появляясь даже на окраинах Улан-Батора. Иногда корсаки становятся комменсалами по отношению к дневным хищным птицам — центральноазиатскому канюку (Buteo hemilasius) и монгольскому балобану (Falco cherrug milvipes), многочисленных на зимовке в северной части Монгольской Республики. Корсаки собирают остатки их добычи, и в это время желудки зверьков бывают наполненными задними лапками, кишечниками и головками полевок, т. е. всеми теми частями, которые канюки и балобаны оставляют не съеденными. Кормясь в основном грызунами, корсаки в степях и полупустынях концентрируются в местах обилия степной пеструшки или полевки Брандта, прикочевывая туда из соседних районов. Они собираются также в районах, где среди грызунов протекают эпизоотии или среди диких копытных и скота имел место падеж в период джута.

При недостатке мышевидных и других грызунов или их недоступности корсаки голодают, сильно истощаются и даже гибнут. В поисках добычи они предпринимают кочевки на значительные расстояния. Корсаки могут обходиться без пищи по 7—15 суток и при этом остаются-активными. В течение указанного срока они иногда не выходят из норы, если у ее входа поставлен капкан.

Корсаки, содержавшиеся в неволе, осенью за сутки съедали корма: самцы — от 120 до 480 г, а в среднем 218—347 г (разные особи); самки — от 100 до 395, а в среднем 245—259 г (две особи; Бром, 1952). В Бетпак-Дале у зверьков, добытых в декабре в ранне-утренние часы или вечером, вес содержимого полностью наполненных желудков был равен 100—130 г. Считая, что корсак охотится два раза в сутки — па рассвете и вечером — суточный его рацион в природе равен приблизительно 20,0—260 г, как и при содержании в неволе. Чтобы насытиться, ему достаточно съесть одну пищуху (200 г) или около пяти полевок.

В Бетпак-Дале в отдельных желудках находили следующие корма: самка, 17/V— средний суслик (взрослый), жуки-чернотелки; полувзрослый самец, 8/Х — серый жаворонок, медведки (7); самка, 18/Х — песчанка краснохвостая, восточный удавчик; самка, 27/XI — мясо и жир сайгака, полевка общественная (2 шт.); самка, 21/XII — мясо сайгака, краснохвостая песчанка, круглоголовка. В Забайкалье в отдельных желудках корсаков, добытых в январе, было найдено: 1) полевка Михно, даурский хомячок, бородатая куропатка, 10 кусков холщевой тряпки, 2) даурский еж, бородатая куропатка, кусок ботинка, 3) серая крыса,, полевка, хомячок, землеройка, листья злаков.

При обилии добычи в норе корсака и возле нее можно найти много принесенных им трупов. В предгорьях Заилийского Алатау у нор находили трупы желтых сусликов, реже другие корма. 29 мая 1955 г. у одной норы нашли 8 тушек желтого суслика, 8 его голов, 4 хвоста, хвост малого тушканчика и тушку жаворонка; у второй норы 9 июля 1955 г. найдено 15 трупов сусликов и 8 их голов. Обычно такие скопления трупов называют «запасами», в действительности же это остатки принесенного корма. Иногда в период голодовки корсаки поедают трупы себе подобных.

В пустыне корсак чаще встречается у колодцев и хаков с водой, но к ним его привлекает не вода сама по себе, а обилие кормов. Еще П. С. Паллас (1811) отметил, что корсак редко пьет и может долго обходиться без воды. «Корсаки в неволе при мясной пище отлично обходятся без воды, а если ее ставят к ним в клетку, то они к ней совсем не притрагиваются».

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях