Петр Семёнов-Тян-Шанский — Путешествие в Небесные горы — Мир Знаний

Петр Семёнов-Тян-Шанский — Путешествие в Небесные горы

«Мы беспрестанно то переезжали вброд через рукава Ульбы или через впадающие в нее горные ручьи, то поднимались на невысокие порфировые утесы, покрытые роскошной растительностью. В особенности живописны были виды с некоторых из этих возвышений на изгибы реки и нависшие над ней местами скалы; направо от нас видна была гора, возвышавшаяся на сотни метров над уровнем реки» (П. П. Семёнов-Тян-Шанский. Путешествие в Тянь-Шань в 1856— 1857 годах. Глава 1).

В 1853 г. молодой русский ученый Петр Семёнов поступил в Берлинский университет, где слушал лекции по геологии и географии. Одним из преподавателей был профессор Карл Риттер — пожалуй, наиболее авторитетный географ того времени. Семёнов по заданию Русского географического общества переводил на родной язык грандиозный труд Риттера «Землеведение», а точнее, те его тома, что посвящены Азии. Судя по всему, именно с этой работой и была связана поездка русского ученого в Берлин. А еще более — с планируемой экспедицией на таинственный Тянь-Шань, огромную горную систему в самом сердце Азии. Консультации с Риттером и еще одним корифеем мировой географии Александром Гумбольдтом, когда-то совершившим путешествие в азиатскую часть России, служили той же цели. Равно как и тренировочные восхождения в Альпах.

Маршруты экспедиций П.П. Семёнова-Тян-Шанского

 

В своих воспоминаниях Семёнов пишет: «Притягивали меня к себе горы, которых я, изучивши вполне географию в теории, не видал в своей жизни». В этом случае можно говорить о счастливом совпадении личных интересов естествоиспытателя с общественными: Центральная Азия с ее гигантскими горными системами и обширными пустынными равнинами в середине XIX в. оставалась «землей незнаемой». Так, Тянь-Шань был известен главным образом по древним китайским летописям и легендам. В переводе с китайского это название означает «небесные горы».

Интересовала Центральная Азия не только ученых. Рост напряженности в отношениях с Англией и Францией, кульминацией которого стала Крымская война (1853—1856 гг.), и ухудшение условий торговли с Западом заставили Россию переориентировать свою внешнюю политику на Среднюю Азию и Дальний Восток. В поисках новых рынков Россия обратила пристальное внимание на своих южных и восточных соседей. И естественно, на свои южные и восточные границы.

Интерес к окраинным областям диктовался несколькими обстоятельствами. Назрела необходимость в достоверной информации об их природных ресурсах, населении и хозяйстве. В первую очередь требовались карты — для выяснения перспективы освоения окраин, установления границ с соседями, наконец, для возможного продвижения в сопредельные страны. Продолжение экспансии в Средней Азии, которая велась с начала XIX в., и развитие экономических связей со странами Востока позволили бы восстановить международный престиж России и создать мощный противовес агрессивной южноазиатской политике Англии.

Все ключевые министерства — иностранных дел, военное и др. — тщательно изучали различные аспекты расширения зоны российского влияния в Азии, увеличения торгового обмена с Востоком, наконец, победного завершения вооруженной экспансии в Средней Азии. К середине века Российская империя подвинула свою границу на юг до Аральского моря и озера Иссык-Куль. И если отношения с Бухарским и Хивинским ханствами оставались более или менее добрососедскими, за исключением отдельных эпизодов, то соседство с Кокандским ханством отнюдь не было мирным. Кроме того, требовалось восстановить торговлю с Синьцзяном, огромным регионом на северо-западе Китая, включающим Таримскую впадину, Джунгарскую равнину, Южный и Восточный Тянь-Шань. А для этого предстояло закрепиться на сопредельной с Синьцзяном территории.

Как раз в эти годы Россия начала присоединять Северный Тянь-Шань. В 1854 г. у подножья одного из северных хребтов было основано российское укрепленное поселение Заилийское (позже известное как Верный, затем Алма-Ата). Оно и стало исходным пунктом путешествий Семёнова. Но до него еще надо было добраться. Весной 1856 г. Семёнов выехал из Петербурга и отправился на восток через Москву, Казань и Урал, далее по Большому Сибирскому тракту. К лету он достиг Иртыша, а в конце июня уже оказался на Алтае. На Западном (Рудном) Алтае он провел более месяца, побывал на местных серебряных и медных рудниках, в долинах рек Уба и Ульба. В конце июля путешественник двинулся на юг, к озеру Балхаш. К югу от озера он увидел обнаруженный еще в 1842 г. А. И. Шренком высокий хребет и назвал его Джунгарский Алатау. За горной цепью располагалась долина реки Или. Пройдя ее, Семёнов добрался до Заилийского.

Осенью он предпринял два похода к озеру Иссык-Куль. Первый, восточный маршрут проходил через высокий хребет, который Семёнов назвал Заилийским Алатау, долину реки Чилик, хребет Кунгей-Алатау, долину рек Тюп и Джергалап. Южнее Иссык-Куля путешественник увидел непрерывную цепь заснеженных гор — хребет Терскей-Алатау. Обратно он вернулся тем же маршрутом. Для второго похода Семёнов выбрал другой путь — западный. Он снова пересек Заилийский Алатау, только в его западной части, и спустился в долину реки Чу, на юго-западе от которой возвышался Киргизский хребет. По долине Чу и через Боамское ущелье он вышел к западной оконечности Иссык-Куля. До сих пор считалось, что Чу вытекает из озера, Семёнову же удалось доказать ошибочность этого мнения.

Зиму путешественник провел в Барнауле, упорядочивая коллекции, составляя отчет для Географического общества и готовясь к следующей экспедиции. Весной 1857 г. Семёнов вернулся в Заилийское и уже летом во главе большого отряда выступил в путь. Он отправился на восток вдоль северного склона Заилийского Алатау до реки Чилик, затем добрался до реки Чарын в ее верхнем течении. Поднявшись на гребень хребта Тораигыр, Семёнов увидел на юго-востоке великолепную остроконечную пирамиду пика Хан-Тенгри (высота 7010 м). Во всяком случае, так долго считалось. На самом деле это была вершина, известная киргизам под именем Кан-Тоо (Кровавая гора): настоящий Хан-Тенгри (7439 м), названный так китайцами, располагается юго-западнее. Позже его назовут пиком Победы.

Перевалив через Кунгей-Алатау, Семёнов прошел на юг к северным склонам Терскей-Алатау. Поднявшись на перевал, он увидел на юге реку Нарын — правую составляющую Сырдарьи. Во время следующего похода он достиг Нарына и поднялся по его левой составляющей. С перевала в Терскей-Алатау он спустился в долину реки Сары-Джаз, притока Тарима, и добрался до ее верховий, где открыл огромные ледники. Затем Семёнов вернулся в Заилийское.

Экспедиция была закончена. Хотя сам Семёнов считал ее «научной рекогносцировкой», значение его путешествия трудно переоценить. Ему удалось проследить на значительном протяжении хребты Кунгей-Алатау и Терскей-Алатау, обследовать Заилийский Алатау, составить орографическую схему Северного Тянь-Шаня и выявить особенности строения этой горной системы. Семёнов первым дал научное описание высотных природных поясов Тянь-Шаня, определил положение снеговой линии его хребтов и объяснил ее значительную высоту общей засушливостью климата. Он открыл тянь-шаньские сырты — слабоволнистые поверхности, расположенные на высоте 3500—3900 м (не путать с заволжскими сыртами — плоскими водоразделами высотой 300—350 м), и несколько крупных ледников в верховьях реки Сары-Джаз, первым исследовал местность в верховьях Нарына, Текеса и Сары-Джаза. Семёнов доказал ошибочность представлений о наличии «родственных связей» между озером Иссык-Куль и рекой Чу. Кроме того, он не нашел на Тянь-Шане никаких признаков вулканизма и опроверг тем самым гипотезу Гумбольдта о вулканическом происхождении этой горной системы.

Семёнов мечтал совершить еще одно путешествие на Тянь-Шань, однако этому не суждено было сбыться. По возвращении из экспедиции его привлекли к участию в подготовке крестьянской реформы. В 1863 г. Семёнов совместно с другими членами Географического общества приступил к составлению «Географическо-статистического словаря Российской империи». Этот пятитомный труд, изданный в 1885 г., стал основным справочным изданием по географии, демографии и хозяйству страны в середине XIX в. В 1864 г. Семёнов возглавил Центральный статистический комитет и руководил им 17 лет. По его планам в 1897 г. осуществили первую всеобщую перепись населения в России. В 1882 г. Семёнов был назначен сенатором, а в 1897 г. — членом Государственного совета.

В 1873 г. Петра Петровича Семёнова по рекомендации великого мореплавателя и ученого Ф. П. Литке избрали вице-председателем Императорского Русского географического общества, фактически его руководителем (председателем общества в течение почти 50 лет был великий князь Константин Николаевич). Семёнов оставался на этом посту более 40 лет (с 1873 по 1914 г.). Ему самому крайне редко удавалось вырваться в экспедиционные поездки, зато он организовал вошедшие в историю географических открытий экспедиции Пржевальского, Потанина, Козлова, Роборовского, Мушкетова, Обручева, разрабатывал маршруты, участвовал в составлении программы научных работ.

Петр Петрович очень много писал на самые разные темы: его перу принадлежат капитальные труды по географии, геологии, энтомологии, статистике. За свою жизнь он собрал удивительную коллекцию чешуекрылых, которую на склоне лет передал в Зоологический музей. Он вообще был очень разносторонним человеком: например, вполне профессионально писал очерки по истории нидерландской живописи и собирал работы голландских мастеров: незадолго до его смерти эту коллекцию из нескольких сотен картин и тысяч гравюр приобрел Императорский Эрмитаж.

В 1906 г., когда со дня его первого путешествия на Тянь-Шань исполнилось 50 лет, вышел царский указ, по которому к имени Петра Петровича Семёнова была добавлена почетная приставка Тян-Шанский.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главный герой

Петр Петрович Семёнов (Семёнов-Тян-Шанский), русский географ

Другие действующие лица

Карл Риттер и Александр Гумбольдт, немецкие натуралисты; Ф. П. Литке, российский мореплаватель и географ

Время действия

1856—1857 гг.

Маршруты

По Большому Сибирскому тракту до Иртыша, на Алтай, к озеру Балхаш, к озеру Иссык-Куль и хребтам Тянь-Шаня

Цель

Изучение присоединенной к России территории Северного Тянь-Шаня

Значение

Изучены хребты Заилийский Алатау, Кунгей-Алатау, Терскей-Алатау и др., составлена орографическая схема Северного Тянь-Шаня

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях