Первая Камчатская экспедиция — Мир Знаний

Первая Камчатская экспедиция

В то время как Англия, Франция и Голландия делили колониальное наследие Испании и Португалии, на востоке Европы стремительно росла новая мировая сила. Победоносно завершив войну с Турцией, Россия под водительством Петра I вышла на берега Азовского моря. Для установления прямых связей с Западом оставалось вернуть русские земли, захваченные Швецией, и таким образом пробиться к Балтике. Северная война, продолжавшаяся более 20 лет, завершилась полной победой: по Ништадтскому договору 1721 г. Россия получила земли в Карелии и Прибалтике с городами Нарвой, Ревелем, Ригой и Выборгом. А сразу после этого в результате Персидского похода было завоевано западное побережье Каспия с Дербентом и Баку. Россия укрепляла свои позиции на западе и юге. А что было на востоке?

Камчатка — самая дальняя российская территория. Чукотка, разумеется, восточнее, но чтобы попасть на Камчатку по суше, а не по воде или воздуху, нужно сначала пройти по Чукотке. Поэтому Камчатку открыли позже остальных материковых территорий России. Долгое время это достижение приписывалось казачьему пятидесятнику Владимиру Васильевичу Атласову, в 1697 г. пришедшему сюда с Анадыря во главе большого отряда. Атласов обложил ясаком местное население, построил два острога, а на берегу одного из притоков реки Камчатки установил большой крест, символ присоединения к России новой земли. Однако Атласов, которого А. С. Пушкин назвал «камчатским Ермаком», отправился на полуостров по следам Луки Старицына (Морозко), побывавшего там несколькими годами ранее.

Есть свидетельства пребывания на Камчатке русских землепроходцев и в более отдаленные времена. По мнению некоторых историков, почти за 40 лет до Атласова значительную часть полуострова прошли Федор Чукичев и Иван Камчатой; в честь последнего была названа самая большая здешняя река, а уже потом и сам полуостров. Исследователь Камчатки С. П. Крашенинников утверждал, что еще раньше, в 1648 г., шторм забросил сюда Федота Попова и Герасима Анкидинова, спутников Семена Дежнёва.

Но именно после похода Атласова началось присоединение Камчатки к России. Более того, благодаря ему в Москве стало известно, что к востоку от Чукотки лежит какая-то большая земля. Ни Атласов, ни другие ее не видели, но зимой, когда море замерзало, оттуда приходили иноземцы, приносившие «соболя» (на самом деле это был американский енот). Одновременно с известиями о земле восточнее Чукотки Атласов привез в Москву и сведения о Японии, а заодно японца Денбея, захваченного русскими на Камчатке.

В царствование Петра I русская наука зашагала вперед семимильными шагами. Необходимость ее развития диктовалась практическими потребностями, экономическими и военными. Так, по распоряжению Петра I было положено начало географическому изучению страны и картографированию. Большой отряд путешественников и подготовленных в Навигацкой школе и Морской академии геодезистов занялся изучением огромной страны. В 1719 г. по поручению царя Иван Евреинов и Федор Лужин провели съемку Камчатки и Курильских островов, составили их карты.

Петр I придавал первостепенное значение изучению торговых путей, в частности в Индию и Китай. В этом смысле сведения Атласова о Японии представляли несомненный интерес. Однако еще больше занимала царя информация о таинственной большой земле близ Чукотки. Петр I переписывался со многими учеными, в том числе с Готфридом Вильгельмом Лейбницем. Последнего чрезвычайно интересовал вопрос: разобщены Америка с Азией или где-то сходятся? А место, где два материка могут встречаться, находится как раз восточнее Чукотки. Об этом Лейбниц неоднократно писал Петру I. Отметим, что открытие Дежнёва долгое время оставалось незамеченным — даже в России.

Посылая Евреинова и Лужина на Камчатку, Петр I дал им задание определить местонахождение Америки. По понятным причинам геодезисты не смогли решить эту задачу. В декабре 1724 г., незадолго до своей кончины, император написал инструкцию для Первой Камчатской экспедиции, которой предстояло выяснить, соединяется ли на севере Азия с Америкой. Для этого требовалось добраться до Камчатки, построить там один, а лучше два палубных бота и отправиться на них в северном направлении. Найдя Америку, экспедиция должна была продвинуться на юг вдоль ее берега — до первого города, основанного европейцами, или до первого встречного европейского корабля. Надлежало нанести на карту все открытые земли, проливы и поселения, собрать сведения о народах, населявших северо-восток России и северо-запад Америки, и по возможности начать торговлю с Америкой и Японией.

Начальником экспедиции Петр назначил Витуса Беринга — датчанина, уже более 20 лет состоявшего на русской службе. Витус Йонассен Беринг, родившийся в 1681 г. в Хорсенсе, прошел обучение в морском кадетском корпусе в Голландии, плавал по Балтике и Атлантике, побывал в Ост-Индии. Будучи приглашен в Россию Петром I, участвовал в Русско-турецкой и Северной войнах. Помощниками Беринга стали Мартин (Мартын Петрович) Шпанберг, также выходец из Дании, и воспитанник Морской академии Алексей Ильич Чириков.

Экспедицию снарядили незамедлительно, но… Сначала несколькими группами добирались до Вологды, затем больше месяца до Тобольска. Через Сибирь снова шли несколькими отрядами — где на лошадях, где пешком, но большей частью по рекам. Летом 1726 г. добрались до Якутска. Отсюда предстояло пройти более 1000 км до Охотска — через горы, по болотам, да еще с инструментами, парусами, якорями для судов, которые планировалось строить для морского похода. Кони не вынесли тягот пути, и все до одного пали. Теперь грузы повезли на дощаниках вверх по Мае и Юдоме, а когда наступила зима — на нартах.

Лишь в январе 1727 г. экспедиция достигла Охотска. Еще раньше туда прибыла группа Беринга, передвигавшаяся налегке. Здесь путешественников уже ждал шитик (лодка с нашитыми бортами) «Фортуна». В сентябре участники экспедиции вместе со всем снаряжением перебрались на «Фортуне» на западный берег Камчатки, в Большерецк, затем на собачьих упряжках — на восточный берег. В марте 1728 г. экспедиция прибыла в Нижнекамчатск.

Здесь был построен бот «Святой Гавриил», который в июле 1728 г. и отправился на север. С первого дня плавания штурманы записывали в вахтенный журнал результаты навигационных и астрономических наблюдений, пеленговали горы, мысы и другие береговые объекты. На основании всех этих измерений составлялись карты. По пути на север экспедиция открыла заливы Карагинский, Анадырский, бухту Провидения и залив Креста, остров Святого Лаврентия.

16 августа «Святой Гавриил» достиг 67° с. ш. Днем ранее на западе моряки видели горы — судя по всему, это был мыс Дежнёва. Таким образом, экспедиция Беринга впервые после Дежнёва прошла проливом между Азией и Америкой, на этот раз с юга. Противоположного, американского берега путешественники не видели: расстояние между материками в самом узком месте пролива составляет 86 км. Поскольку впереди было открытое море, а азиатский берег уходил на запад, Беринг решил, что существование пролива можно считать доказанным, и повернул обратно. Лишь Чириков предлагал продолжить плавание в западном направлении, до устья Колымы, чтобы окончательно убедиться в справедливости этого предположения. Но Беринг и Шпанберг, предвидя ухудшение погодных условий, настояли на возвращении. На обратном пути был открыт один из островов Диомида. Уже в начале сентября «Святой Гавриил» достиг устья Камчатки, где путешественники и зазимовали. В июне следующего года Беринг вышел в море и направился прямиком на восток. Так он думал дойти до Америки. Пройдя около 200 км в густом тумане и не встретив суши, он повернул назад, обогнул Камчатку и прибыл в Охотск. За два года Беринг со спутниками произвел съемку более 3500 км побережья.

В начале марта 1730 г. участники экспедиции возвратились в Петербург. В столице Беринг представил Адмиралтейств-коллегии материалы плавания — журнал и карты. Итоговая карта экспедиции получила широкое распространение в России и за рубежом. Хотя в ней немало погрешностей (искажены очертания Чукотки, слишком мал Анадырский залив и т. д.), она намного точнее и детальнее всех предыдущих: там есть острова Святого Лаврентия и Диомида, Курильские, побережье Камчатки, а главное, Чукотский полуостров с севера и востока омывается водой. В результате эта карта стала основой для более поздних карт Ж. Н. Делиля, И. К. Кирилова, Г. Ф. Миллера, а также Академического атласа (1745 г.). Джеймс Кук, спустя полвека следуя маршрутом Беринга вдоль берегов северо-восточной Азии, отметил точность картографических работ, выполненных экспедицией.

Однако ее главная цель — американский берег — не была достигнута. Более того, в Адмиралтействе сочли, что представленные Берингом доказательства отсутствия сухопутной связи между двумя материками неубедительны. При этом он получил высочайшее соизволение возглавить новую экспедицию на Тихий океан. К слову, в 1732 г. подштурман Иван Фёдоров и геодезист Михаил Гвоздёв на «Святом Гаврииле» вновь прошли проливом и составили его карту. В отличие от Беринга они подходили к американской земле — мысу Принца Уэльского.

Море на севере Тихого океана и пролив между Азией и Америкой по предложению Джеймса Кука были названы именем Беринга, ведь записи Дежнёва долго пылились в Якутском архиве. Может, в этом и заключается своеобразная справедливость: Дежнёв открыл, но не знал — что, а Беринг не открыл, зато знал, что искал.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главный герой

Витус Йонассен Беринг, датчанин на русской службе

Другие действующие лица

Петр I, российский император; Мартин Шпанберг и Алексей Чириков, помощники Беринга; Иван Фёдоров, подштурман; Михаил Гвоздёв, геодезист

Время действия

1725—1730 гг.

Маршрут

Через всю Россию до Охотска, морем до Камчатки, оттуда на север, к проливу между Азией и Америкой

Цель

Выяснить, соединяются ли Азия и Америка, достичь американских берегов

Значение

Вторичное прохождение Берингова пролива, многочисленные открытия, составление карты побережья северо-восточной Азии

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях