Персидская империя — когда женщины были хуже зверей…

Помнится, я вам рассказывал разные интересные вещи про Ассирию — древнейшую империю в истории человечества. Сегодня хочу рассказать про вторую по счету империю — Персидскую…

Персия — страна чудес

Да ну, скажете вы, что за старьё! На кой ляд нам какая-то Персия? Тем более — древняя! А я скажу — «аполитично рассуждаешь, товарищ Джабраил».

Конечно, сама по себе история какой-то там Персии для нас, россиян, значения не имеет. Но вот если посмотреть через призму «женского вопроса», то даже в далекой и мхом поросшей Персидской империи можно найти интересные и поучительные истории.

Расскажу вам про самую знаменитую женщину Древней Персии — царицу Парисатиду (V век до н.э.). Конечно, это имя ей древние греки дали. Ее исконное природное имя (персидское) такое, что, как говорится, язык сломаешь (Парушиятиш; что значит — внимание! — «доставляющая много блаженства»).

Но грекам было в падлу такое сложное имя произносить, поэтому они переиначили его на свой, греческий, манер — в Парисатиду.

Парисатида была женой персидского царя Дария II (правил в 423—404 гг. до н. э.). Впервые она заявила о себе следующим образом…

«Сатрапы, душители свободы…»

Значит, так. «Родила царица в ночь не то сына, не то дочь»… Шучу. Родила Парисатида нормальную милую дочурку. Когда дочурка подросла и стала девкой на выданье («выданье» у них там на юге начиналось лет в 12), ее, стало быть, женили на одном из персидских сатрапов (губернаторов).

Но надо же такому случиться, что у сатрапа была единокровная сестра (это когда папа общий, а мамы разные) с красивым именем Роксана. И Роксана эта, братцы, была девушкой необычайной красоты — по крайней мере, древние авторы единогласно так утверждали. Плюс к тому, она мастерски стреляла из лука и метала копья. В общем, боевая такая красотка.

И вот этот самый сатрап-губернатор на свою сеструху и запал. И даже соблазнил ее и стал с ней сожительствовать греховным образом (ох уж эти азиаты!).

Но как быть — ведь он женат! Да еще на царской дочке! Но муженек ее терпеть не может — все тянется к своей Роксаночке. И в конце концов сатрап решает — замочить постылую жену. Но возникает разумный вопрос: ты что, совсем того — это ж царская дочка! Ты понимаешь, что тебе за это будет?

«А это только начало! — думал про себя разозленный губернатор. — Сначала дочку царскую замочу, а потом следом — и самого царя. Сам буду править и всем владети».

Ликвидирован при задержании

И вот сатрап начинает готовить заговор. И даже уже назначил день и час, когда надо будет резать свою ненавистную супружницу. Но его опередили. Кто-то стуканул царю. Мол, так и так, ваше величество — ваш зятек вашу же ненаглядную дочурку на ножи поставить хочет.Так что, если вам дорого ваше дитё, то вы это… Как-нибудь подсуетитесь!

Читать:  История Гибралтара

Ну и царь, знамо дело, тут же принял меры. Послал группу захвата. Дом губернатора окружили. Сатрап героически отбивался врукопашную (древние писали, будто он самолично 37 человек положил — но это, думаю, брешут). В конце концов беднягу «ликвидировали при задержании». Жизнь царевой дочки была вне опасности… Думаете, это все? Не-е. А как же месть?!

Брат ты мне или не брат?

Прошло время. Царь Дарий приказал долго жить. На престол взошел старший сын Парисатиды — Артаксеркс. Но мама его не любила. Ей был больше по сердцу младшенький — Кир.

И вот Кир (при тайной поддержке матери) пошел на старшего брата войной. Но — не фартануло. В бою он был убит двумя воинами Артаксеркса. А дальше — поучительная история о том, как верна древняя пословица: «Слово — серебро, а молчание — золото».

Царь-ботаник Артаксеркс очень хотел представить дело так, будто это он сам своего брата завалил — своей собственной рукой, так сказать.

Поэтому он вызвал этих двух воинов и говорит: «Парни, награжу вас по-царски. Только уговор — молчок! Для всех — это я брата победил. В жестоком и яростном поединке. Поняли?»

«Поняли», — отвечают парни. Только, конечно, дурачки не смогли долго выдержать. Стали бухать на казенные деньги. Ну и в пьяном виде трындеть: «Что? Царь сам победил? Ха-ха-ха!!! Да это мы его братца завалили! А царь там и рядом не валялся и т. д.». И это, конечно, с их стороны была большая ошибка.

За базар — ответили!

Когда Артаксеркс узнал, что «плетут своим поганым языком эти два козла», он страшно разозлился. «Отрубить мерзавцам головы!» — приказал царь.

Но тут вмешалась его мать Парисатида. (А она, надо заметить, сама люто ненавидела всех, кто так или иначе был причастен к гибели ее младшенького любимца.) И вот, значит, подходит маман к царю и говорит: «Что? Отрубить головы? Ты извини меня, сынок, но это просто какой-то детский уровень. Отдай их лучше мне».

Царь отвечает: «Хорошо, маменька, забирайте». А дальше… Участь первого воина была такова: «Парисатида приказала палачам пытать несчастного десять дней подряд, а потом выколоть ему глаза и вливать в глотку расплавленную медь, пока он не испустит дух» (Плутарх). Участь второго была еще хуже. Беднягу приговорили к фирменной персидской казни — так называемой корытной пытке.

Вот что это из себя представляет: «Человека заковывают в два деревянных корыта так, что снаружи остаётся лишь голова, и ничто, из казнимого выходящее, не вытекает из корыт. А палачи кормят его мёдом и молоком [чтобы вызвать диарею] и лицо ему обмазывают мёдом. Мухи слетаются в нечистоты, откладывают яички, и в живом человеке заводятся черви, которые заползают в кишки и принимаются грызть живое тело. Жертвы вопят по две-три недели кряду, пока к ним не прийдет милосердная смерть…» Бедный хвастливый воин мучился 17 дней. На восемнадцатый он умер…

Читать:  Христофор Колумб - Первое путешествие в Вест-Индию

Судьба кастрата: «Я тебя на британский флаг порву!»

Оставался еще, правда, на свободе верный царский евнух (кастрат) Масабат. Он отрезал у поверженного Кира голову и отнес царю. Парисатида этого забыть не могла. Она подгадала момент и в отсутствие сына-царя приказала: с кастрата кожу содрать живьем, тело приколотить к трем столбам — поперек (то есть, чтоб труп висел параллельно земле, а не вертикально), а кожу распялить отдельно на соседних столбах.

И вот когда царь наконец вернулся в свой дворец, то — к своему удивлению — — он обнаружил там, во дворике, верного слугу в виде, так сказать, британского флага (тот самый случай, когда присказка «я тебя на британский флаг порву» была воплощена в жизнь буквально).

Сын-терпила проглотил мамашины безумства. А вот евоная жена — знойная красавица Статира — громко возмущалась беспределом, который устраивала ее ополоумевшая свекровь.

И даже самой Парисатиде юная невестка прямо в лицо заявляла: «Вас, грит, маменька, уже давно пора в психиатрическую клинику имени Кащенко сдать — под наблюдение. Вы же совсем уже — ку-ку! Что за хоррор вы здесь творите?! Я не понимаю: у нас тут дворец или живодерня?» И т. д.

И Парисатида, ясно дело, свою невестку люто возненавидела (у нее это быстро получалось — ненависть, я имею в виду). И стала думать, как юную мерзавку извести.

А надо сказать, что Статира — зная характер своей милой свекрови — когда ела с ней за одним столом, всегда брала еду исключительно с того же самого блюда, что и Парисатида. То есть, чтобы свекровь ее не траванула. А так: раз сама маман с той же тарелки шамкает, то можно и быть спокойной — не станет же Парисатида травить сама себя!

Себя Парисатида, конечно, травить не хотела. А вот свою невестку отравить — ей очень хотелось. Думала она думала — и придумала. Точнее, не она, а ее верная служанка по имени Гигия подсказала ей способ. И вот в один прекрасный день…

Старшее поколение делится опытом

Приглашает, значит, Парисатида свою невестку Статиру к себе в апартаменты. Мол, приходи, дорогая невестушка, отобедаем чем бог послал. Ну, Статира приходит. Отказать неловко — свекровь как-никак. Вносят шамку. Начинают есть. Статира, конечно, по старой привычке ест только с того блюда, с какого ее свекровь уже откусила кусочек. Все идет без происшествий. И тут вносят, знаете, на тарелке такую птичку запеченную маленькую. Ну, свекровь берет ножик, разрезает птичку пополам: один кусок себе, другой — невестке. Статира смотрит: свекровь свой кусочек уже надкусила и, знаете, с аппетитом пережевывает.

Читать:  Джеймс Кук: последнее плавание

Ну и со спокойной душой Статира тоже свой кусман начинает глодать. И тут внезапно чувствует она, что ей становится нехорошо. Живот сводит, пол плывет под ногами, и, одним словом, дело пахнет керосином. («Новичок!» — подумала Статира… Но нет — это я опять шучу). «Отравили!» — подумала Статира. Подняла она свои удивленные глаза на свекровь и — больше даже взглядом, чем языком — спрашивает: «Как?! Когда ты успела мне отраву подложить?! Мы же с тобой одни и те же блюда ели!»

А свекровь ей: «А это, внученька, жизненный опыт, да. Эх, молодежь… Ножик-то, которым я птичку разрезала — был ядом намазан. Но только с одной стороны! Соответственно, тот кусок, что был с той стороны лезвия, где яда не было — я себе взяла.

Ну а кусочек, что с отравленной стороной лезвия соприкоснулся — я уж, не обессудь, тебе отдала. А засим я с тобой прощаюсь. Обстоятельства так складываются, что более уж мы с тобой не увидимся. Так что, ты извини, коли что не так… Прощевайте!» И уходит. А невестка в мучениях умирает.

Шлимазл боится мамы

Царь, как узнал о смерти своей любимой жены, сразу понял, чьих это рук дело.

Первым делом схватили служанку Гигию (ту, что выдумала этот фокус с ножом). Участь ее была незавидна. Давайте снова послушаем Плутарха:

«Отравителей у персов казнят так. Голову осужденного кладут на плоский камень и давят и бьют другим камнем до тех пор, пока не расплющат и череп, и лицо. Вот какою смертью умерла Гигия…» Да. Так вот. Маманю же царь тронуть не посмел. Он ее отослал просто в другой город: мол, видеть тебя больше не хочу! И на глаза мне больше никогда не являйся!.. Но прошло немного времени — и Артаксеркс сам вызвал маму обратно. Ибо не мог он править без ее мудрых советов. В общем, шлимазл — он и есть шлимазл…

А Парисатида умерла тихо, мирно, в своей постели. Правда, наверное, она еще кого-нибудь успела убить-замучить. Такой уж был у нее характер — не могла она жить без своих милых маленьких радостей. Впрочем, у каждого — свои недостатки. Как говорится: а в остальном была милейший человек! До скорого!

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
721
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

1
Оставить комментарий

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Швейк Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Швейк
Гость
Швейк

Вот так и нужно писать учебники истории!