Павел I — тиран или рыцарь?

История Павла I полна всевозможных вопросов. Самый первый — его происхождение. Принцесса Ангальт-Цербстская София-Фредерика Августа, получившая в России имя Екатерины Алексеевны, и внук Петра Великого Карл Петер Ульрих Голштинский, ставший Петром Федоровичем, прожили почти десять лет в бездетном браке, прежде чем в 1754 г. родился долгожданный наследник престола.

Пошли слухи, что подлинный отец Павла — фаворит Екатерины Сергей Салтыков. Сама Екатерина в своих мемуарах тоже намекает, будто императрица Елизавета велела жене племянника произвести на свет наследника, и неважно, кто будет его отцом. Правда, в тех же мемуарах Екатерина рассказывает, что Петр страдал физическим недостатком, не позволявшим зачать ребенка, и только после требования тетки согласился на хирургическую операцию, которая устранила препятствие. Но не будем забывать, что Екатерина Великая, свергнувшая с престола своего супруга, старалась представить его в очень плохом свете. Поэтому доверять мемуарам надо с осторожностью. Тем более, что, по мнению многих историков, Павел является родным сыном Петра III. Судьба его была столь же несчастливой.

В Европе цесаревичу сочувствовали, называли, и не без оснований, русским Гамлетом. А императрица захотела лишить Павла права на престолонаследие и завещать трон внуку Александру, и только натолкнувшись на сильное противодействие со стороны приближенных, отказалась от своих планов. Неудивительно, что человек, находившийся в постоянном напряжении, стал неуравновешенным. Не повезло Павлу и после того, как он, наконец, получил трон. Он не сумел найти поддержку, в конце концов был убит, и остался в истории как плохой политик, деспот и тиран. Историк Николай Михайлович Карамзин, современник Екатерины и Павла, писал о нем: «…Россияне смотрели на сего монарха, как на грозный метеор, считая минуты и с нетерпением ожидая последней… Она пришла, и весть о том в целом государстве была вестию искупления: в домах, на улицах люди плакали от радости, обнимая друг друга, как в день светлого Воскресения». Правда ли это? Не верить Карамзину нет оснований. Но ведь «грозный метеор» еще не значит «истеричный деспот». И вот что пишет про Павла светлейшая княгиня Дарья Ливен: «Император… обладал прекрасными манерами и был очень любезен с женщинами; он обладал литературной начитанностью и умом бойким и открытым, склонен был к шутке и веселию, любил искусство; французский язык и литературу знал в совершенстве; его шутки никогда не носили дурного вкуса, и трудно себе представить что-либо более изящное, чем краткие милостивые слова, с которыми он обращался к окружающим в минуты благодушия».

Очень противоречивый образ складывается из этих слов. Чем же Павел заслужил такое отношение? Первым делом издал закон о престолонаследии. Теперь наследовать престол мог только старший сын императора, или, если сына нет, младший брат или его дети. Позднее этот закон позволил почти столетие избегать переворотов, которыми изобиловал XVIII в. Правда, закон не спас самого Павла.

Затем он совершил весьма интересное деяние. В 1798 г. французы захватили без боя остров Мальту. Мальтийский орден впервые за более чем два столетия оказался бездомным. Рыцари обратились за помощью к Павлу. И тот согласился помочь. 16 декабря 1 798 г. Павел I был избран великим магистром Мальтийского ордена и протектором ордена, в связи с чем к его императорскому титулу были добавлены слова «…и Великий магистр Ордена св. Иоанна Иерусалимского».

На Российском гербе появилось изображение Мальтийского креста. Да, известно, что Павел поклонялся идеалам средневекового рыцарства. Но можно ли назвать его поступок только следствием идеализации рыцарских орденов и романтизма, кстати, набиравшего силу в ту эпоху? Это был очень серьезный ход, и Павел не был первым. Его нелюбимая мать сохранила на территории империи расформированный орден иезуитов, и наладила прекрасные отношения с мальтийскими рыцарями. Поэтому политические мотивы тоже кажутся вполне разумными — найти союзников среди европейцев. Но вряд ли это могло понравиться православной церкви.

Затем он вступил в антифранцузскую коалицию, и русская армия воевала на стороне австрийцев против Наполеона Бонапарта. Но Павел все же колебался, с кем ему строить союзнические отношения. И, видимо, решил поставить на Наполеона. Более того, он, фактически, так и сделал. Знаменитая история об отправке 22-тысячного войска Донского на завоевание Индии являлась не капризом императора, а частью его политики, направленной против Англии, которая успешно занималась тем же самым — делала из Индии свою колонию. Конечно, поход без должной подготовки выглядел авантюрой, но тем не менее бессмысленным он не был.

Итак, император действовал решительно, но неосторожно, и многих настроил против себя. Многие екатерининские вельможи и чиновники были отправлены в отставку. Люди не знали, чего ожидать. Российская армия нуждалась в реформах, и Павел приступил к делу. Однако вместо того, чтобы заботиться о боевой выучке солдат он ввел там дисциплину по прусскому образцу, ввел жестокие наказания, и увлекся всевозможными бесполезными упражнениями. К тому же он массово увольнял из армии офицеров, которые становились его врагами. Отправил в отставку император и великого Суворова, но вернул его по требованию своих союзников-австрийцев, которые хорошо знали таланты полководца.

Император пытался ограничить крепостное право. Теперь помещики не могли заставить крестьян работать на них больше трех дней в неделю. Но закон соблюдался плохо, а дворяне были недовольны указом. Тогда Павел отдал 600 тыс. государственных крестьян во власть помещиков. Он посчитал к тому же, что крестьянам так будет лучше. Но этим он только вызвал ненависть крестьян.

Павел боялся за самодержавие, боялся, что в России распространятся идеи Французской революции. Поэтому император запретил молодым людям учиться за границей, запретил привозить в страну книги, даже ноты, закрыл частные типографии. Слова «гражданин» и «отечество» оказались запрещенными. Был даже издан указ, предписывающий гасить свет в домах в одно и то же время. Кому это могло понравиться?

Недовольство Павлом усиливалось, против него постепенно зрел заговор. Есть версия, что в деле была замешана Англия, которая видела в России соперницу. Во главе заговора встал граф Михаил Пален, который уговорил царя вернуть в Петербург многих высланных вельмож. В заговоре также приняли участие братья Николай и Платон Зубовы, бывший вице-канцлер Никита Панин и командиры гвардейских полков. Гвардия снова свергала императора. Заговорщики добились согласия Александра Павловича. Они убедили наследника, что на жизнь его отца не будут покушаться. Александр поверил, или сделал вид, что поверил…

Павел тем временем, справедливо опасаясь за свою жизнь, перебрался в спешно построенный для него Михайловский замок. На месте замка раньше стоял Летний дворец Екатерины, где Павел родился. Здесь и завершилась его жизнь. Через тридцать восемь дней после переезда, в ночь на 11 марта 1801 г. императора убили. 40 вооруженных офицеров вошли в замок, разоружили охрану, и проникли в спальню императора. Тот пытался спрятаться, потом стал молить о пощаде. Его ударили табакеркой по голове и задушили шарфом. Официально было сообщено, что Павел скончался от апоплексического удара. (Многие добавляли — от удара табакеркой по голове.) Правду перестали скрывать только в 1861 г.

Эта противоречивая личность до сих пор вдохновляет ученых и писателей. Тиран он или нет — пусть рассудит история.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *