Осада Якутска — туземцы против Московского царства

Середина XVII века. Отряды российских конкистадоров только-только завоевали Якутию. Царская колониальная администрация, ослепленная погоней за «мягким золотом» (мехами), вовсю закручивает налоговый пресс. Среди туземцев зреет недовольство. Очень скоро оно перерастает в кровавый мятеж…

В погоне за «мягким золотом»

Все началось лет за 20 до описываемых событий. К 1620-м годам прежний центр сибирской пушной добычи — город Мангазея — стал захиревать.

Пушнина (соболь, чернобурка, куница и т.д.) была «нефтью и газом» русского царства XVII века. То есть — основным объектом экспорта, приносившим казне гигантские барыши (цены на мех в тогдашней Европе были гораздо, гораздо выше, нежели в Европе нынешней). А значит, Кремль требовал от вновь приобретаемых сибирских колоний только трех вещей — мех, мех и еще раз мех.

А спрос, как известно, рождает предложение. И охотники-промысловики, сбредавшиеся в Сибирь за «длинным рублем» и понукаемые царскими воеводами, ведут беспощадный, просто-таки хищнический лов пушного зверя. А каких-нибудь 10—20 лет вновь приобретенная часть Сибири, когда-то просто кишевшая разными ценномеховыми грызунами, превращалась в «кладбище диких (пушных) животных». И соболей с чернобурыми лисицами там можно было бы заносить в Красную книгу — если бы таковая тогда существовала. А значит, нужно двигаться дальше на восток — в неизведанные еще земли, где можно продолжить столь прибыльный промысел. Вот тот нехитрый ключик, которым и объясняются так называемые Великие русские географические открытия (освоение Сибири).

Казацкие ЧВК

Итак, Мангазея отыграла свое. Нужны новые земли (с ценным пушным зверем). А значит — нужно снова обращаться к помощи тех, кого сейчас называют «частными военными компаниями» (ЧВК). В роли ЧВК на Руси, как водится, выступали казаки.

Шутки шутками, но сходство определенно просматривается. Казачьи отряды получали из государевых амбаров оружие, провиант, лодки и т. п. и на свой страх и риск отправлялись в неизведанные таежные просторы — покорять новые народы, обкладывать их ясаком (меховой данью) в пользу «белого царя». Если повезет — молодцы. Не повезет — государство вам ничего не должно. Оно не несет за вас никакой ответственности.

Впрочем, казачьими эти отряды называть можно весьма условно. Кого там только не было! Казаки, несомненно, были. Но много было и «подопечных» Разбойного приказа — убийц, воров-рецидивистов, насильников. Всех их отправили за их «подвиги» в Сибирь. А чтоб энергия этих явных (по Льву Гумилеву) «пассионариев» не пропадала впустую, их активно привлекали для завоевания новых земель.

Зэки были только рады — это уж всяк поинтереснее, чем гнить на каторге. Кроме того, в случае качественной службы уголовникам обеспечивали «погашение судимости» (прощение).

Читать:  Как в СССР автомобили покупали

Помимо казаков и рецидивистов в составе этих «отрядов первопроходцев» (больше смахивающих на французский Иностранный легион) было немало военнопленных. В первую очередь поляков (с Польшей тогда у России была перманентная «холодная война», периодически переходившая в «горячую»). Вот с двух таких поляков и начинается наша история…

Польские пленные открывают Якутию

В 1620 году прибыли на поселение в Тобольск два пленных поляка — Антон Добрынский и Самсон Навацкий. За плечами у них был солидный багаж: оба служили в войсках знаменитого Лисовского — польского полуинтервента-полубандита, сообщника «тушинского вора» Лжедмитрия II. В лихую годину Смутного времени (1605—1613 гг.) кавалеристы Лисовского наводили ужас на всю центральную Россию своими грабежами и бесчинствами.

Вот под знаменами пана Лисовского и служили когда-то два сибирских узника — Добрынский и Навацкий. Но им не повезло — попали в плен. Суд был скор, приговор суров — Сибирь.

Тобольский воевода решил использовать боевой опыт двух поляков на благо России. Им дали солдат, ружья и порох и сказали — пан или пропал! Или грудь в крестах — или голова в кустах. России нужны новые территории, так что — действуйте! Справитесь — будем считать, что «искупили свою вину кровью». Не справитесь — значит, не судьба.

Долго бродили по тайге поляки. Потеряли половину людей в отряде и половину зубов от цинги. Но в конце концов вернулись с ошеломляющим известием: там, на востоке, по берегам «великой реки» (позднее получившей название Лена) расположены огромные территории, на которых пушного зверя — видимо-невидимо.

Правда, и местные аборигены там «зело воинственны». Чужаков не любят («ели ноги унесли!» — поясняли поляки). Так для России была открыта Якутия…

Царство анархии

При известии об открытии неизведанной земли вся Мангазея пришла в лихорадочное оживление. Еще бы! Суровые «искатели приключений» пребывали последние несколько лет в состоянии усиливавшейся депрессии (пропорционально сокращению пушного промысла: меха с каждым годом все меньше, уныния — все больше). Но теперь все население этой нашей «сибирской Тортуги» вновь воспрянуло духом. Спешно стали сколачиваться шайки «джентльменов удачи», которые немедленно отправлялись за мехом к таинственным ленским берегам. Следом за ними шли уже «государевы отряды» — подводить туземцев под ясак (ежегодную дань ценными мехами).

Пленные поляки не соврали — меха на новых землях было действительно много. За один только 1632 год русские чиновники направили в Москву якутского меха на громадную по тем временам сумму — 1 760 рублей. И это только то, что дошло до казны! А сколько «затерялось» в карманах чиновников-казнокрадов? А сколько набили зверя промысловики-частники? Воистину, Якутия стала для российского царства XVII века «меховым Клондайком»! А раз есть Клондайк, то должна быть и «лихорадка» — только не золотая, а меховая. И она действительно началась. Отряды, банды, шайки разного калибра и состава стали «шерстить» Якутию вдоль и поперек. Бедные туземцы оказались между двух огней: с одной стороны чиновники «белого царя» давят — давай мех! А с другой — шайки казаков или бандитов тоже требуют — давай мех! (Туземцы зачастую не могли отличить, где кончались казаки и начинались бандиты. Историки, кстати, тоже не могут.) А что у государевых чиновников, что у полуказаков-полубандитов были средства убеждения повесомее простых просьб. Пытки, избиения, истязания, захват заложников («или давай мех — или прощайся с женой и детьми») стали нормой жизни якутских аборигенов. Кроме того, отряды первопроходцев воевали и друг с другом. Происходили своего рода «криминальные войны» — за территорию. Кто какой участок Якутии будет «доить».

Читать:  Великая Северная экспедиция

Вот что писал историк С. В. Бахрушин:

«…На Лене царила полная анархия. Здесь хозяйничали стекавшиеся изо всех углов царской Сибири искатели приключений. Их походы превращались в разбойничьи набеги. Между отдельными отрядами происходили настоящие сражения из-за ясака и добычи…» («Якутия в XVII веке»).

Естественно, что при таких условиях взрыв среди, покоренных туземцев был неизбежен. И он произошел…

Резня на заимке

Началось все еще в конце 1639 года, когда группа якутов, спрятав под одеждой ножи и другое оружие, проникла обманом (якобы для торговли мехом) на Бутальскую заимку, где перерезала 20 русских промысловиков. Спастись удалось лишь одному. Охотник Кирилл Ружников был в момент резни в лесу (охотился). Его друг-якут из местных прибежал к нему, чтобы предупредить: беги, Кирилл! Но просто бежать не получилось — якуты окружили его со всех сторон. Русский охотник не дрогнул. Он вступил в неравный бой. Нескольких нападавших застрелил, еще одного — зарезал, чудом вырвался из окружения и ушел к своим. Резня промысловиков послужила сигналом к восстанию.

По всей Якутии туземцы стали убивать русских охотников, торговцев, сборщиков ясака. Вскоре почти вся эта громадная земля была для Москвы потеряна.

Спасшиеся от избиения русские — военные и штатские — укрылись за стенами нескольких крепостей (острогов). Только эти несколько фортов еще держались. И главный из них — Якутск. Туземцы не могли избавиться от власти русского царя, не захватив предварительно этот город — главную крепость региона. Вожди мятежа это понимали. Поэтому стянули все свои силы к Якутску. Здесь решалась судьба восстания…

Читать:  Побег из СССР. Как бежали из Страны Советов

Ловкий колонизатор

В начале марта 1642 года бесчисленные орды туземцев появились под стенами Якутска. Началась осада. Воевода Якутска — умнейший Петр Головин — понимал всю сложность ситуации. Положение казалось безвыходным. Силы аборигенов в десятки раз превышали число защитников крепости. И Якутск несомненно бы пал, если бы Петр Головин не использовал древний римский принцип — «разделяй и властвуй». Он завязал сепаратные переговоры с якутскими князьками—с каждым по отдельности. Одному что-то пообещал, другому нашептал что-то на ухо и посеял недоверие к своим собратьям — в итоге вожди восстания основательно перессорились друг с другом. А пока Головин плел эти интриги, прибыли вызванные им отряды «лояльных» туземцев. Русская колониальная администрация действовала так же грамотно, как — к примеру — действовали англичане и французы с какими-нибудь ирокезами в Северной Америке. А именно: «прикармливали» одно-два племени, нанимали их, образно говоря, на службу и использовали для покорения своих собратьев. Потом, когда «собратья» были прочно покорены, доходила очередь и до «союзных» племен — они тоже отправлялись под пресс, сотрясая воздух проклятиями в адрес коварных европейцев.

Примерно так случилось и в Якутии. Переругавшиеся повстанцы, заслышав про идущую к русским подмогу из числа местных «коллаборантов», бросились от стен города прочь. Якутск был спасен. А значит — и сохранена для русской короны вся Якутия.

Новая столица русских конкистадоров

Кара царской администрации не заставила себя долго ждать. Получив подкрепления, Петр Головин стал выжигать язву мятежа «каленым железом». Множество становищ якутов было сожжено. Жители мятежных поселков перебиты или обращены в рабство. 23 предводителя восстания были схвачены и после долгих пыток повешены в Якутске. Порядок в крае был восстановлен. Отныне Якутск — а не прежняя Мангазея — становится столицей сибирских конкистадоров. Именно из Якутска удобнее всего было сделать бросок на юг, к берегам Амура — в загадочную Даурию. Эта богатая земля ждала своего Кортеса или Писарро. И «даурский Писарро» явился — в образе Ерофея Хабарова. Но об этом — как-нибудь в другой раз…

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
61
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

3
Оставить комментарий

avatar
2 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
колобокАлександр ШагинЮрий Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Юрий
Гость
Юрий

Обыкновенный бандитизм !

Александр Шагин
Гость
Александр Шагин

Откуда мы знаем, что стало причиной…. Всё это ахинея из разряда домыслов! Не имеющая документального подтверждения… Царская власть виновата ? Это за многие то тыщи верст от Москвы- куда ехать 5 месяцев! Не смешите кур! Царь и бог — в таких масштабах сидел на месте… Тот же Головин, или какой-нибудь затаивший обиду местный князек! Сдавали пушнину якуты- ну слава богу…. А не была бы нужна — кому ещё сдавали бы? Сидели бы без работы!

колобок
Гость
колобок

все документально зафиксировано, есть летописи и челобитные, что значит сидели без работы? за меха воеводы не расплачивались деньгами, местные жители расплачивались жизнями: не принес этим бандосам шкурку соболя от каждого члена семьи за определенный период (ясак) получи трупы аманатов (поищите что это значит)