Назад в будущее: как Александр II народ от «оборотней в погонах» хотел избавить

Вот у нас царя Александра Второго то любят, то ненавидят, все из-за его реформаторского зуда. Люди сначала подпевают — «перемен требуют наши сердца!», — а потом почему-то недовольны. Но сейчас мы расскажем о действительно самой бесполезной штуке, которая может быть, — реформе полиции. Да-да, царь-Освободитель и МВД хотел сделать как лучше. Получилось же как… Нет, не как всегда, а как у Медведева Дмитрия Анатольевича.

Александр II, наверное, был хорошим человеком, хоть это и не профессия. В чем-то идеалистом, в чем-то романтиком. Конечно, главная его реформа — отмена крепостного права, датированная 1861 годом. Эту дату помнят даже почти все советские двоечники. С одной стороны, вольную крестьянам давно было пора давать — в тот год в Лондоне заложили первую станцию метро, а у нас вот только избавлялись от наследия Салтычихи. С другой стороны, крестьяне оказались неподготовленными к «вишневому саду: и «воле», которая, в принципе, у них и так была. Их «подогрели и обобрали» многие предки Мавроди. Ну да это сейчас не предмет нашего исторического интереса. Как обещано, поговорим о реформе структур МВД, которую затеял царь. И помогут нам в этом публицисты тех времен, тесно связанные с полицией. Также тех времен.

«Представитель неуважаемого закона»

Реформа прошла в период с 1863 по 1867 год. Но зачем она понадобилась царю? Дело в том, что в те годы полиция находилась в полном неуважении у населения. Кто-то скажет — сейчас разве что-то изменилось? Ну так за спрос денег и не берут, как известно. А мы, чтобы понять, насколько тогда дело было табак, обратимся к публицистам того исторического периода.

К примеру, ярким автором, который со знанием дела писал о полиции, был С. С Громека, полицейский офицер с большим стажем, знавший не понаслышке проблемы своего многострадального, но многочисленного ведомства. Серия его очерков, опубликованных в журнале «Русский вестник» на протяжении 1857—1859 годов, вызвала немалый резонанс (из-за чего новоявленный публицист был вынужден подать в отставку — вынос сора из избы никогда на Руси не одобрялся). В своей дебютной статье «Два слова о полиции» Громека очень точно обрисовал отношение русских людей к «ментам»: «Мало того что в глазах общества русский полицейский являлся неуважаемым представителем неуважаемого закона. Наряду с этим ему прилюдно приходилось играть незавидную роль слуги собственного начальства с обязанностью… торчать у подъезда губернатора, когда он дает бал или обед. И только от воли начальника зависело: будет ли полицейский награжден или в одночасье лишен своей должности, как следствие сиюминутного гнева, а то и по необходимости пристроить на должность своего человека». Разве что-то с тех пор изменилось?

Читать:  Холерный бунт - неизвестная Российская империя

«Слава богу, не революционер какой-нибудь!»

Но далее Громека из позапрошлого века обозначает чуть ли не главную полицейскую проблему сегодняшней России: «Полицейскому чиновнику недостаточно все видеть, все знать, все добро охранять, все незаконное останавливать, всех нарушителей порядка задерживать; он должен, во-первых, всякое действие свое облечь в письменную форму для отчетности перед начальством, то есть: виденное записать, подписать и пригласить к тому посторонних свидетелей; все слышанное исследовать (произвести формальное следствие), и, наконец, если нарушение маловажно, должен сам учинить суд и потом привести свое собственное решение в исполнение с надлежащим, разумеется, прописанием всех сих действий в различные журналы, протоколы, акты. Вот показательный пример. Разыскивалась девка Семенова, разыскание прошло первую и вторую части и готово уже было перейти в третью, когда вдруг какой-то писец, знавший лично Семенову, доложил письмоводителю, что девка сия умерла в 1847 году от холеры. Письмоводитель стал в тупик: что ему делать? Неужели возвратить переписку в полицию, когда она еще не была в остальных четырех частях? Нет, это невозможно; это значило бы произвести беспорядок, а письмоводитель, слава богу, не революционер какой-нибудь! И вот он пишет: «Девка Семенова умерла в 1847 году от холеры, а потому переписка передается в следующую часть». И дело о разыскании Семеновой, совершив законный путь, возвратилось в полицию при следующем донесении пристава шестой части: «Девки Семеновой, умершей в 1847 году от холеры, на жительстве и временном пребывании по разыскании нигде не оказалось».

Все логично: главное для органов — правильно оформленные бумажки. А Семеновой все это уже не так и важно.

Читать:  Битва за целину. Неизвестная история поднятой целины

«Карающая, но не охраняющая»

В позапрошлом веке простые люди, так же как и сейчас, боялись полиции! Громека в статье «О полиции вне полиции» пишет:

«В самом деле, что такое полиция в глазах нашего народа? Сила карающая, но уж никак не охраняющая. Что бы сказали о том обществе, где на каждом шагу рискуешь встретиться с господином, имеющим право сделать вам то, чего вы сами не вправе с ним сделать, где что ни шаг, то особое право с разными подразделениями, чиноположениями, градациями, где правом пользуются только некоторые избранные, остальным предоставлены только обязанности; где каждый младший выдан головою старшему?» Что ж, эти мысли, заметим, профессионального полицейского, говорят о том, что беды России, в том числе и в этом вопросе, уходят в глубокое прошлое. Там же зародилось и низкое жалование правоохранителей. Отсюда и специфические кадры, попадавшие в царскую полицию. Указом еще Николая I от 19 июня 1853 года на службу в городскую полицию стали определять нижних чинов 2-го разряда. Особенности периода, когда в полицейские посылали «одно лишь отребье армии» (по выражению могилевского губернатора А. П. Беклемишева), отметил ведущий специалист в области полицейского права профессор И. Т. Тарасов:

«Опыт, однако, не оправдал ожидаемой пользы от полицейских служителей из военных нижних чинов: обнаружились важные неудобства. Большая часть нижних чинов оказалась малоспособною к полицейской службе и, кроме того, весьма неблагонадежною по своей нравственности. В полицейские команды, судя по отзывам полицейских начальников и губернаторов, назначались или люди нездоровые, с физическими недостатками, препятствовавшими отправлению службы, или люди порочные и оказавшиеся на деле неблагонадежными к исполнению обязанностей военной службы. Часто назначали евреев, пока в 1857 году это не было воспрещено, равно как назначение штрафованных».

Приоделись

Как известно, полицейским современного времени, после того как они перестали быть милиционерами в 2010 году (реформа имени тогдашнего президента РФ Дмитрия Медведева), выдали новую форму. Так было и в позапрошлом веке во время реформы МВД.

Рядовые стражи порядка получили мундиры и шаровары из темно-зеленого армейского сукна (унтер-офицеры — из гвардейского сукна); взамен кожаных касок — шапки с лакированным козырьком «офицерского образца». В комплекте с новой формой унтер-офицеры и рядовые надели портупеи с офицерскими саблями «драгунского образца». Тогда же им вручили пистолеты, которые полагалось носить на специальном «снуре».

Читать:  Почему ужасная продразверстка была необходима

С 1863 года полицейские обеих столиц, как офицеры, так и рядовые, носили сабли. Для рядовых служащих закупали сабли (шашки) самые дешевые. Так, в начале XX века у шашек ценой 2 руб. 25 коп. за штуку клинки были из простого железа, и они, по мнению знатоков этого дела, для настоящего боя были непригодны. «Творят беззаконие и произвол в отношении обывателя»

В 1881 году(спустя 18 лет после начала полицейских реформ) вышла в свет книга «Мысли о петербургской полиции». Ее автор (под ником, то есть псевдонимом, «Служивший в полиции») прямо и откровенно рассказал о недостатках столичных правоохранительных органов. В кратком изложении они сводились к следующему:

«В полиции служат люди с низкими моральными качествами, поэтому они не пользуются уважением в обществе; эти служащие полиции творят произвол и беззаконие по отношению к обывателям, но раболепно выполняют любую волю начальства; образованные и нравственные люди не идут на службу в полицию из-за низкого материального содержания, назначенного государством; малую зарплату при постоянно растущей дороговизне полицейские вынуждены компенсировать вымогательством денег у всех и каждого; вместо непосредственной охраны общественного порядка полицейские заняты написанием бесчисленного количества служебных бумаг».

Короче, вроде ясно и понятно, что царь Александр правильно делал, что затеял реформу МВД. Но почему с ней, полицией, ничего не изменилось, особенно в имиджевом, так сказать, плане? Почему русский народ придумал, когда возникает в беседе неловкая пауза, говорить: «Мент родился»? А кто его знает: «если долго мучиться — что-нибудь получится» — поговорка мудрая, вот только не про реформы МВД в России.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о