Нарушения мышления — Мир Знаний

Нарушения мышления

О нарушениях мышления судят, в первую очередь, по высказываниям и суждениям больного, по характеру — строению и манере речи. Обращают также внимание на соответствие высказываний и поступков, особенности поведения.

Симптомы нарушений мышления, общие для психотического и непсихотического уровней

Одним из важных элементов мышления является способность к обощению и категоризации вещей.

578302Снижение уровня обобщения подразумевает затруднение выявления общих признаков. Представления о предметах и явлениях достаточно примитивны. Они ограничены сугубо конкретными характеристиками, в то время как сложные, неочевидные связи не проявлены. Иначе говоря, суждения лишены признаков обобщения. Например, больным недоступна задача на классификацию по признакам объединения в крупные классы, затрудняется понимание и толкование метафор и пословиц. Проявлением такого снижения является непонимание больным самого смысла предлагаемой задачи. Симптом встречается, в частности, при олигофрении.

Своеобразным антиподом снижения уровня обобщения является искажение процесса обобщения. Симптом подразумевает утрированно-выхолощенную форму обобщения. Если суждения при снижении уровня обобщения не выходят за пределы частных, единичных связей, то при искажении процесса обобщения имеет место «отлет» от связей в извращенно-утрированной форме. В суждениях отражается лишь абсолютно случайная сторона явлений, существенные же отношения между предметами, предметное содержание вещей и явлений игнорируются (выпадают). Например, тарелка, стол и трамвай объединены по принципу «твердости». Если при снижении уровня обобщения субъектам трудно отвлечься от узкой конкретики, мелкой детали, и взглянуть на вещи широко, захватив совокупность признаков, то при искажении процесса обобщения, напротив, субъектам ничего не стоит усмотреть совершенно невероятную и малозначимую связь между вещами (предметами), далекую от реальной сути.

Разноплановость мышления заключается в несоответствии между собой разных этапов переработки информации. Например, адекватно воспринимаемая и анализируемая информация не соответствует последующим неадекватным выводам и поведению. Больные могут правильно усвоить инструкцию, проанализировать и обобщить предлагаемый им материал, однако на практике не могут реализовать свои выводы. Задания не выполняются в требуемом направлении, поскольку суждения и решения протекают в разных руслах. В жизни это проявляется неадекватностью жизненных установок, парадоксальностью мотивов и эмоциональных реакций, аберрантным поведением. Например, больной мог не заботиться о близких, но он проявлял повышенную озабоченность по поводу пищевого рациона своей кошки.

Нарушение критичности мышления подразумевает неадекватность мыслительной деятельности окружающей реальности и своему поведению, включая ее мотивацию. Больной не может в полной мере правильно оценить свои мысли, чувства и поступки, в том числе социальные последствия своего поведения.

Резонерство определяется как склонность к бесплодному мудрствованию, к непродуктивным многоречивым рассуждениям. О таких порой говорят: «Пустослов». Хотя субъект и не обладает нужной глубиной знаний, он более чем уверенно разбрасывается расхожими фразами-штампами. Преобладает формальная логика, стремящаяся уйти от содержательной стороны темы, ее главной сути. Со стороны очевидно стремление субъекта неосознанное стремление подвести любое, даже незначительное явление под какую-то поверхностно-оценочную концепцию. Особенностью резонерства является аффективность высказываний. Речь многозначительна, с неуместным пафосом. Порой только одна эмоциональная интонация испытуемого позволяет расценить высказывание как типично резонерское. Своеобразна и лексика резонерских высказываний: больные часто используют вводные слова, меняют привычный порядок расположения слов для усиления выразительности речи.

Обстоятельность мышления характеризуется детализацией, вязкостью, застреванием на отдельных деталях. При ответах даже на простой вопрос пациент пытается бесконечно углубляться в мельчайшие подробности. Симптом характерен для тяжелых форм эпилепсии.

Инертность мышления подразумевает замедленность, тугоподвижность интеллектуальных процессов. Мышлению трудно перебраться из одной колеи в другую. Мысли накрепко привязаны к текущей теме, и сменить ее нелегко. Переключение с одного вида деятельности на другой затруднено. Отсюда любое изменение условий деятельности затрудняет саму деятельность. Лабильность мышления выступает антиподом его инертности.

Проявляется неоправданно легкой сменой суждений. Характерная особенность — неустойчивость способа выполнения задания, эпизодический сбой на иной путь решения. Нередко сопровождается повышенной отвлекаемостью внимания.

Ускорение мышления, или скачкообразность («скачка идей»), подразумевает возбуждение мышления, приводящее к ухудшению функционирования. Слова не поспевают за полетом мысли. Возникают разрывы связи между мыслями; одна мысль не продолжает другую.

Разорванность мышления указывает на патологическое возрастание комбинирования представлений. По внешним признакам весьма напоминает ускорение мышления. Возникают невероятные ассоциативные связи между самыми разнородными элементами. Речь теряет функцию общения. Уследить за мыслью больного чрезвычайно сложно, так же, как и понять суть его ассоциаций. Симптом свидетельствует о серьезных нарушениях психики.

Замедление мышления проявляется уменьшением количества ассоциаций и замедлением темпа речи. Характерна трудность в подборе слов и формировании общих понятий и умозаключений.

Ментизм синонимичен одновременному наплыву сразу нескольких мыслей. Естественно, эти мысли не всегда могут быть четко высказаны, поскольку одна мешает другой. Зачастую они имеют насильственный характер, в них присутствует элемент «сделанности». Больные обычно осознают трудности обдумывания чего-либо, отмечая наслаивание мыслей одна на другую: «мысли перемешаны в голове, трудно думать».

Шперрунг (нем.) обозначает «закупорку» мыслей. Воспринимается как обрыв мыслей, внезапная пустота в голове, замолкание вследствие внезапного забывания темы разговора. Шперрунг и ментизм характерны для шизофрении и шизотипических расстройств.

Аморфность мышления выражается в неопределенности общего смысла сказанного. Связность речь будто бы сохранена, но отсутствует конкретика и четкость цели (что хочет человек сказать?). Создается впечатление, что пациент «плывет» или «растекается» мыслями, будучи не в состоянии выразить общую идею. Таким лицам трудно прямо ответить на вопрос. Симптом характерен для шизоидной акцентуации и шизоидных расстройств личности.

Предметно-конкретное мышление характерно для лиц с умственной отсталостью. Речь очень примитивна, с формальной логикой. Например, на вопрос, как вы понимаете поговорку «Яблоко от яблони недалеко падает», следует ответ: «Яблоки всегда падают недалеко от дерева».

Тематическое соскальзывание мышления характеризуется внезапным непоследовательным изменением темы разговора. Симптом близок к лабильности мышления.

Инкогерентное (бессвязное) мышление предполагает отсутствие связи между отдельными словами в предложении, часто появляются повторы отдельных слов (персеверации).

Вербигерация. Это высшее проявление разорванности мышления, когда нарушается связь не только между словами, но и между слогами. Пациент может произносить отдельные звуки и слоги стереотипно. Симптом характерен для шизофрении.

Речевые стереотипии выражаются как повторы отдельных слов, фраз или предложений. Пациенты могут рассказывать одни и те же истории, анекдоты (симптом граммофонной пластинки). Иногда речевые обороты сопровождаются затуханием (сокращением формулировки суждения). Например, пациент произносит фразы: «Головная боль меня иногда беспокоит. Головная боль меня иногда. Головная боль меня. Головная боль». Речевые стереотипии характерны для деменций.

Копролалия подразумевает преобладание в речи нецензурных оборотов и фраз, иногда с полным вытеснением обычной речи. Характерна для диссоциативных расстройств личности и проявляется при всех острых психозах.

Симптомы нарушений мышления, характерные для психотического уровня

Патологию мышления обычно рассматривают одновременно с двух точек зрения: расстройства содержания и формы проявления.

К расстройствам содержания (с продуктивным нарушением мышления) относят навязчивые, сверхценные и бредовые идеи. К расстройствам формы — нарушения темпа, подвижности, целенаправленности и построения ассоциативного процесса.

Навязчивые идеи заключаются в непроизвольно и неконтролируемо возникающих мыслях на определенную тему. Осознается это, впрочем, вполне критично. Подсознательная причина многих навязчивостей — сомнение в правильности своего понимания чего-либо. Следствие — стремление проверить себя еще и еще раз. Сам характер навязчивости действует тягостно и вызывает душевный дискомфорт. По содержанию выделяют идеи, относящиеся к собственно мыслям, к эмоциям (страхам) и к воле (влечения и действия). В частности, различают навязчивые сомнения, контрастные мысли, навязчивые страхи, навязчивые влечения, навязчивые действия. Навязчивые идеи совместно с навязчивым поведением объединяют в группу ананкастических, или обсессивно-компульсивых, расстройств.

Обсессиями в широком смысле называются навязчиво повторяемые мысли, образы, эмоциональные импульсы. Своим назойливо-нежелательным присутствием в сознании обсессии вводят индивида в состояние хронического стресса.

Компульсии представляют собой повторяющиеся акты поведения (например, молитвы) или действия (проверки). Они прямо связаны с обсессиями и эмоциональной тревогой. Компульсии позволяют кратковременно снять эмоциональное напряжение, повысив уверенность индивида в своем благополучии и безопасности. Развитие компульсий идет по нарастанию: от простых действий — к настоящим ритуалам. Ритуалы неуклонно усложняются, постепенно отнимая все больше и больше времени на свое выполнение и усугубляя невроз. В ряде случаев вся жизнь индивида превращается в сплошное ритуальное действо, в которое нередко вовлекаются члены семьи и окружение. Например, страх подхватить инфекцию приобретает характер обсессии. Тревога снижается путем навязчивого (компульсивного) мытья рук. Однако усердие, с которым моются руки, превращается в своеобразный садистско-мазохистский ритуал: руки могут отскребаться до тех пор, пока не будет содрана кожа. Таким образом, компульсивное поведение в конечном итоге ведет к нарастанию тревог индивида.

Сверхценные идеи заключаются в появлении в жизни индивида исключительно важной с его точки зрения идеи (идеи фикс). В глазах социальной реальности, однако, значимость такой идеи весьма сомнительна. Переоцененная идея, приобретая доминирующее значение, становится самодовлеющим фактором. Она полностью подчиняет себе индивида. Страдает критичность понимания ситуации. Индивид начисто игнорирует разрушающие идею доводы и обращается к чисто формальной (поверхностной) логике. Пример: всем странам необходимо срочно сеять кукурузу, чтобы избежать мирового голода.

Бред. Высшей формой продуктивных нарушений мышления психотического уровня является бред (бредовые идеи). Бред представляет собой непоколебимые ложные убеждения, способные повлиять на поведение индивида. Бредовый рассказ обычно опирается на цепь субъективно отобранных доказательств, в которых отчетливо просматривается односторонняя логика (паралогика). Она предполагает обязательность подтверждения своей правоты. Любой факт примеряется к этому внутреннему закону; в случае несоответствия аргумент игнорируется. Бред является формальным признаком психоза и выступает одним из основных признаков большинства психических заболеваний.

Возникновению бреда обычно предшествует период спутанности сознания и ощущения легкого изменения в индивидуальном мировосприятии. Такое состояние называют бредовым настроением. Оно проявляется неопределенной тревогой, напряжением, чувством надвигающейся угрозы, ощущением приближающегося несчастья, настороженным восприятием происходящего вокруг. Для больного все вдруг приобретает иной, особый смысл. Появление бреда сопровождается субъективным ощущением облегчения, чувством, что ситуация стала понятной: неопределенные ожидания и подозрения, смутные предположения оформились, наконец, в четкую систему, приобрели ясность (с точки зрения больного).

Различают два типа бреда:

  • бред первичный, или интерпретативный, при котором ложные утверждения являются болезненной интерпретацией неких реальных фактов, с элементами четкой логической связи; обычно это касается внутреннего миропонимания самих индивидов;
  • бред образный (вторичный, чувственный), отягощенный присутствием галлюцинаций и псевдогаллюцинаций; при нем интерпретируются не столько реальные факты, сколько сам целостный образ галлюцинаций и псевдогаллюцинаций; такой бред чаще обращен к внешнему миру и действиям иных лиц.

Диагностика патологических нарушений мышления

В диагностике патологических нарушений мышления используют, в частности, методики классификации понятий, исключения и обобщения понятий, выделения существенных признаков, ассоциативного эксперимента Г. Эббингауза, анализа пиктограмм. Общий интеллект оценивают по тесту прогрессивных матриц Дж. Равена.

Методика классификации понятий заключается в группировке карточек с изображениями животных, растений и предметов. В методике исключения и обобщения понятий предлагается из ряда понятий (например, темный, светлый, ясный, голубой, тусклый) исключить чужеродное (либо объединить однородные). Методика выделения существенных признаков требует отбора нескольких первостепенных признаков предмета из предлагаемых, например из перечня: сеновал, коровы, крыша, скот, стены выделить основные для понятия «дом». По методике ассоциативного эксперимента следует быстро называть первую пришедшую на ум ассоциацию со стимульными словами. Методика Г. Эббингауза заключается в заполнении пробелов в тексте рассказа, а также анализе индивидом предлагаемых текстов, содержащих дилемму. Анализ пиктограмм представляет собой, по сути, проективный тест в виде серии схематических рисунков, выполняемый индивидом на заданные темы.

Тест прогрессивных матриц Дж. Равена считается одним из стандартов оценки общего интеллекта; он состоит из 60 заданий, распределенных по 5 сериям. В каждой серии представлен геометрический рисунок или матрицы с недостающей частью картины. Задача состоит в обнаружении закономерностей в матрицах и выявлении отсутствующей части. По результатам выделяют 5 уровней интеллекта.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях