Loading Posts...

Налет на Таранто вдохновил японцев атаковать Пёрл-Харбор!

В ночь с И на 12 ноября 1940 года англичане одержали одну из самых знаковых побед в своей истории, которую ухитрились почти не заметить. Между тем результаты проведенной их палубной авиацией атаки на итальянскую военно-морскую базу в Таранто наглядно демонстрировали, что ведущая роль в морской войне переходит от линкоров к авианосцам.

Те месяцы были на редкость тяжелыми для Британской империи, которая после разгрома Франции почти в одиночку сражалась против стран фашистского блока. Центр боевых действий сместился в Средиземноморье.

Итальянцы начеку

Итальянский диктатор Муссолини стремился установить контроль над Балканами и вытеснить британцев из Северной Африки. Но впечатлить Гитлера и весь мир своими успехами у него не получалось. Начатое в июне 1940 года наступление на Египет быстро выдохлось, а когда 28 октября итальянские войска вторглись в Грецию, то потомки эллинов задали им настоящую трепку.

Однако у Муссолини еще оставался такой козырь, как флот, основные силы которого базировались в том месте, где «подошва» «итальянского сапога» переходит в «каблук» — в порту Таранто.

Внутренняя гавань Таранто называется Map Пикколо и со всех сторон окружена сушей. Только узкий канал связывает ее с внешней гаванью Map Гранде.

В ноябре 1940 года итальянских судов набилось в Таранто как сельдей в бочке.

В Map Гранде стояли два новых («Витторио Венето» и «Литторио») и четыре старых («Конте ди Кавур», «Джулио Чезаре», «Кайо Дуилио», «Андреа Дориа») линкора, а также три тяжелых крейсера и семь эсминцев. В Map Пикколо — четыре тяжелых и два легких крейсера, двадцать четыре эсминца, пять миноносцев, шестнадцать подводных лодок.

Понимая, что в Таранто будет где разгуляться, британский коммодор Листер еще в 1938 году набросал план атаки с использованием палубной авиации, а после начала боевых действий представил свое творение в доработанном виде командующему Средиземноморским флотом адмиралу Каннингему. Тот дал «добро», но никаких особых надежд с этой операцией не связывал.

Читать:  Новый последний день Помпеев: может быть пересмотрена дата знаменитой катастрофы

На берегу в Таранто имелись тринадцать зенитных батарей калибром 102 мм, и еще девять таких же батарей были установлены на специальных плотах во внешней гавани. Кроме того, имелись почти две сотни тяжелых и легких пулеметов. Правда, вместо 12 800 метров противоторпедных сетей было установлено 4200, а из имевшихся девяноста аэростатов после аварий осталось только тридцать.

Но, в общем, итальянцы подошли к делу серьезно, и по ночам их корабли находились в состоянии полной боеготовности.

Солирует «Илластриес»

Англичане выделили для нападения сущую мелочь — авианосец «Илластриес» и двадцать один самолет «суордфиш» (рыба-меч). Атаковать предполагалось двумя волнами — по двенадцать и девять самолетов, причем в каждой волне торпедами оснащалось по шесть самолетов, в то время как остальные вооружались бомбами и осветительными ракетами.

Около 20 часов 11 ноября «Илластриес» в сопровождении прикрытия из четырех крейсеров и четырех эсминцев должен был выйти в точку «X» у мыса Кабо (остров Кефалония) примерно в 170 милях от Таранто. Предполагалось, что первая волна должна зайти на противника с юга со стороны моря, а вторая — с северо-запада со стороны суши.

Упор на торпеды означал большой риск для пилотов, поскольку для успешной атаки им следовало выходить точно на цель и довольно продолжительное время держать курс под огнем противника. Глубина Map Гранде составляла около 12-13 метров, так что сбрасывать торпеды требовалось с минимальной высоты, чтобы «нырок» оказался не слишком глубоким.

Изучив сделанные авиаразведчиками фотографии Таранто, командиры обеих волн капитан-лейтенанты Уильямсон и Хэйл рассчитали, что появляться над гаванью следовало клиньями на высоте 240-300 метров, после чего летчики получали карт-бланш относительно дальнейших действий.

Параллельно с атакой Таранто Каннингем запланировал проводку нескольких кораблей в Египет (операции «Коут» и «Крэк»), рейды в Отрантскую гавань и крейсера «Орион» в афинскую гавань Пирей.

В общем, 11-12 ноября практически все суда Средиземноморского флота были заняты делом и отвлекали внимание итальянцев. Как замечает участник тех событий капитан 2-го ранга Марк Антонио Брагадин:«Если бы англичане после войны не объяснили, что происходило в те дни, итальянцы так и не узнали бы, что означают эти передвижения».

Читать:  Эхнатон - стремление к единому богу

Полный успех при минимальных потерях

Вечером 11 ноября группа кораблей во главе с «Илластриесом» вышла в точку «X», и незадолго до 21 часа в небо поднялась первая волна «суордфишей».

Над Таранто они появились около 22.50. Итальянцам в этот вечер уже дважды приходилось подниматься по тревоге из-за британских авиаразведчиков. Более того, уже полчаса неподалеку от гавани сновал неопознанный самолет, который, как позже выяснилось, отбился от группы Уильямсона и теперь ждал своих, чтобы принять участие в атаке. Его поведение совершенно запутало итальянцев. Но когда в небе замелькали осветительные снаряды и посыпались бомбы, неопределенность закончилась.

Уильямсон, летевший в голове клина, проскочил между аэростатами и промчался над обстрелявшими его в упор пришвартованными к волнорезу эсминцами. Выйдя в атаку на линкор «Конте ди Кавур», летчик нажал кнопку сброса торпеды. Затем он заложил правый вираж, но в этот момент самолет был прошит очередью из зенитки и рухнул в море.

Следующие два торпедоносца промахнулись, но командир второго звена Кемп сумел поразить правый борт «Литторио». Следовавший за ним самолет Суэйна (тот самый, что прибыл на полчаса раньше) всадил еще одну торпеду в левый борт судна и, круто рванув вверх, сумел выйти из-под огня противника. Торпеда последнего «суордфиша» в цель не попала, зарывшись в дно гавани.

Во второй волне один из самолетов взлетел с получасовым опозданием, а еще один торпедоносец вернулся из-за потери подвесного бака. Около 23:50 самолеты с осветительными ракетами взорвали нефтехранилище, обеспечив почти идеальную иллюминацию. Однако «суордфиш» капитан-лейтенанта Хэйла был встречен таким плотным огнем, что преждевременно сбросил торпеду. Второй торпедоносец в этой суматохе вообще пропал без вести. Третий самолет, пытавшийся добить «Кавур», после хитроумных зигзагов сумел поразить «Кайо Дуилио». Следующий «суордфиш», выделывая не меньшие чудеса, сумел уже в третий раз торпедировать «Литторио». Пятый самолет попал в ту же цель, но торпеда не взорвалась. Чтобы не затонуть, «Литторио» пришлось выброситься на
берег.

Читать:  Хитрость денежной реформы 1961 года

Потеряв два самолета, оставшиеся восемнадцать «суордфишей» сели на палубу «Илластриеса».

Незамеченная победа

На следующее утро итальянские адмиралы стали подсчитывать потери. Ремонт «Литторио» занял четыре месяца, «Кайо Дуилио» — полгода. Больше всего досталось «Конте ди Кавуру», который, хотя и подняли со дна, но до конца войны так и не отремонтировали. Основной урон итальянцам нанесли торпедоносцы, в то время как почти треть сброшенных бомб не взорвалась.

В любом случае после атаки двух десятков британских самолетов итальянцы, пускай и временно, лишились трех линкоров, что соответствовало начисто проигранному морскому сражению. Однако никаких стратегических выводов ни Каннингем, ни лорды Адмиралтейства из этого успеха не сделали. Итальянцы получили возможность заняться ремонтом, а самолеты и корабли Средиземноморского флота по-прежнему были поглощены проводкой собственных и атакой вражеских конвоев.

Единственными, кто сделал из случившегося правильные выводы, были японцы. Они поняли, что флот, особенно стоящий в гавани, весьма уязвим для вражеских самолетов. Так появился план атаки американского флота в Пёрл-Харборе.

1
Ха-хаХа-ха
1
ЛайкЛайк
ВауВау
ДоволенДоволен
ПечальноПечально
ЗлюсьЗлюсь
Voted Thanks!
Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...