Нацисты в советской науке

Как известно, нацистская Германия обладала значительным научно-техническим потенциалом. Неудивительно, что после разгрома Третьего рейха это вызвало пристальный интерес со стороны держав-победителей, прежде всего СССР и США.

Депортация «мозгов»

Постановлением Совета министров от 17 апреля 1946 года советско-германским авиационным ОКБ предписывалось доставить более тысячи немецких специалистов в области авиации на специально подготовленные предприятия, расположенные в районах Москвы, Ленинграда, Куйбышева, Казани, Киева, Харькова и других крупных городов. Между тем чуть ранее СССР, Францией, Великобританией и США был подписан документ о взаимном контроле над научными исследованиями на территории Германии, согласно которому все военные исследовательские организации предписывалось распустить, а военные сооружения — уничтожить. Также были запрещены прикладные научно-исследовательские работы в некоторых областях, в частности, в разработке ракетных и пульсирующих двигателей и газовых турбин. Именно поэтому было решено проводить засекреченные работы не на территории Германии, поделенной на оккупационные зоны, а в российской глубинке.

Руководство операцией поручили тогдашнему заместителю шефа госбезопасности Л.П. Берии И.А. Серову. Тот в свою очередь, приказал руководителям организаций в Германии подготовить списки наиболее полезных для СССР специалистов — прежде всего конструкторов и ученых. Часть из них обнаружилась в лагерях для военнопленных. Но были и «вольные» немцы. Вывозили их в СССР в принудительном порядке, не сообщая об этом заранее, дабы они не попытались сбежать. В акции участвовали 2500 сотрудников Управления контрразведки Группы советских оккупационных войск, а также солдаты, занимавшиеся погрузкой имущества.

Ранним утром 22 октября 1946 года к домам, где жили специалисты, намеченные к депортации, подъехали армейские грузовики. Работники контрразведки зачитывали приказ о депортации, затем людям давали короткое время на сборы и сажали в поезд: железнодорожные составы специального назначения уже поджидали у вокзалов.

Тех, кто отказывался ехать добровольно, увозили насильно. Каждому из депортированных выдавались продовольственный паек и денежное пособие в размере от 3 до 10 тысяч рублей: сумма зависела от положения, которое занимал специалист, и от его квалификации.

Кроме людей, из Германии доставили опытные образцы самолетов и двигателей, а также оборудование бывших немецких авиационных ОКБ. Демонтаж этих предприятий и вывоз оборудования продлился до февраля 1947 года.

Читать:  Ян (он же Иван) Черский: путешествия по Сибири

Жизнь на чужбине

В течение двух недель после прибытия в Советский Союз немцев распределили по предприятиям, располагавшимся в разных концах страны. Для этого там расширили и переоборудовали помещения цехов, построили так называемые финские домики из расчета на одну-две семьи. Чтобы освободить жилье для специалистов из Германии, из заводских поселков выселили часть жителей, не занятых в производстве.

Относительно прибывших специалистов распространили особую директиву МВД. Те продолжали считаться подданными Германии, проживая в СССР по видам на жительство для иностранцев с отметкой «до особого распоряжения». При этом им не разрешалось покидать территорию населенных пунктов, где располагались предприятия. Были организованы специальные комендатуры для контроля за соблюдением режима.

Общее число депортированных составляло около 2200 человек. Среди них были инженеры в области ракетной и атомной техники, электронщики, оптики, радиотехники, химии. Поскольку вместе с немцами вывозили и их семьи, то общая численность депортируемых должна была составить 6-7 тысяч человек.

Но не все немцы прибыли в СССР с семьями, Таким «одиночкам» предложили пригласить своих близких приехать сюда. Однако многие были против приезда родных, так как не представляли себе, что их тут ожидает. Вот отрывок из обращения, написанного 47 бывшими сотрудниками конструкторского бюро в Дессау советскому министру авиационной промышленности:

«Мы не можем, без чрезвычайно основательных к тому причин, взять на себя ответственность за переезд наших жен и детей в СССР в условиях очень суровой русской зимы, к которым они не привыкли физически и к которым они не подготовлены в смысле наличия теплой одежды. Кроме того, следует учитывать и то обстоятельство, что в СССР они будут поставлены в совершенно необычные для них жилые условия, весьма отличающиеся от тех, в которых они жили на родине… Заботясь о благополучии наших семей и нашей собственной работоспособности, мы в настоящее время не видим ни малейшей возможности предоставить нашим семьям возможность переезда в СССР».

Читать:  Норманская теория опровергнута

Однако, похоже, к просьбам этих людей особенно не прислушивались. Известно, например, что в СССР вывезли 2308 из 2756 ближайших родственников немецких специалистов в области авиации. Скорее всего, советские руководители видели в воссоединении семей средство удержать работников от неверного шага. Ведь если бы немец повел себя как-то неправильно, то члены его семьи могли оказаться в заложниках у советской власти…

Сталинская премия для нацистского ученого

Некоторые специалисты после приезда попали практически в «курортные» условия. Так, в распоряжение немецких физиков предоставили абхазские санатории «Синоп» и «Агудзеры». Первый стали называть Объектом «А», второй — Объектом «Г». На этих объектах работали выдающиеся ученые — Николаус Риль, который позднее получил звание Героя Социалистического Труда; Макс Фольмер, построивший первую в СССР установку по производству тяжелой воды, а впоследствии возглавивший АН ГДР; Петер Тиссен, который ранее был советником Гитлера по науке; Макс Штейнбек, сконструировавший центрифугу для разделения урана.

На Государственном опытном заводе № 1 были созданы два опытно-конструкторских бюро. В ОКБ-1 работали бывшие сотрудники самолетного отдела советско-германского предприятия в Дессау. Одной из поставленных перед ними задач являлось строительство фронтового бомбардировщика «150» с крылом обычной стреловидности. ОКБ- 2 вело подготовку к испытаниям экспериментального ракетного самолета «Зибель-346». Помимо немцев, на предприятии трудились и советские специалисты и рабочие, однако те работали в основном на производстве, а проектно-конструкторскую деятельность вели немецкие сотрудники.

В инструментальном корпусе завода разместилась группа специалистов по приборам во главе с доктором П. Лертесом. Главным конструктором ОКБ-3, как стали ее называть, был назначен советский инженер Митяхин. Группа занималась созданием автоматической системы управления для крылатых ракет «1бХ». Уже осенью 1947 года была изготовлена первая партия оборудования.

Расположенный в Тушино завод №500 специализировался по дизельным двигателям для самолетов. 28 октября 1946 года туда прибыла группа из Дессау во главе с Манфредом Герлахом. Им поручили разработку 24-цилиндрового авиадизеля Jumo 224 (М-224).

Читать:  Запутанное дело «Промпартии» - как в СССР инженеры заговор устроили

В СССР из Германии были вывезены немецкие реактивные двигатели Jumo 004 и BMW 003. Считается, что их аналогами являются РД-10 и РД-20, установленные на первых советских реактивных истребителях МиГ-9. В нашу страну также доставили оборудование из берлинского Кайзеровского института, центрифугу для газодиффузионной очистки изотопов урана, схемы ядерных реакторов… В числе прочего находился весь научный состав частной исследовательской лаборатории барона Манфреда фон Арденне в Лихтерфельде. Самому ученому предложили на «добровольно-принудительных» началах работать на Советский Союз. За время этой работы Арденне дважды удостаивался Сталинской премии: в 1947 году за изобретение электронного микроскопа и в 1953 году — за электромагнитное разделение изотопов и получение лития-6. Он считается одним из «отцов» советской атомной бомбы.

Что же в итоге стало с немецкими учеными и специалистами, которых насильно заставили трудиться на благо советской власти? Только в 1950 году многим немцам разрешили уехать назад в Германию. Манфред фон Арденне возвратился на родину лишь в 1955 году и сразу же возглавил научно-исследовательский институт в Дрездене. Сколько же всего депортированных специалистов в конце концов уехали назад в Германию, а сколько по разным причинам остались проживать в СССР — таких статистических данных, увы, на сегодняшний день не существует.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о