Мориори — как был уничтожен целый народ

Вы когда-нибудь слышали о мориори? Нет, не маори, а именно мориори. Это не опечатка и не полный этноним знаменитых полинезийских аборигенов. Мориори — народ, населявший небольшие острова Чатем на юго-востоке Новой Зеландии. Сегодня они полностью исчезли с лица Земли, хотя небольшая горстка людей на архипелаге по прежнему причисляет себя к мориори, будучи их дальними потомками. Судьба этого народа настолько страшна, что память о событиях позапрошлого века по сей день сочится кровью.

Кто они такие и откуда пришли?

Считается, что выходцы из Евразии начали осваивать Полинезию приблизительно в VII веке нашей эры, гораздо позже прочих областей планеты. Минуя Филиппины, Меланезию, Фиджи и Самоа, отчаянные покорители океана на своих юрких каноэ в конце концов добрались до Новой Зеландии, нареченной ими Аотеароа — «Страна длинного белого облака». Ступивший на эти необъятные по полинезийским меркам земли народ назвал себя маори, что буквально означает «нормальные», «обыкновенные люди». Наверное, местечко показалось переселенцам благодатным краем. Прохладный климат не особо способствовал земледелию, зато на острове кишела непуганая охотниками живность, ставшая легкой добычей. Да и рыбы в местных водах водилось в достатке.

Шли века. Постепенно племена пришлых маори расселились на большинстве ближних островов. Людей становилось все больше, чего нельзя сказать о пище и угодьях. Короткий период благоденствия стремительно подходил к концу. Казалось, сама природа восстала против людей: Южный остров сотрясали землетрясения, цунами сметали прибрежные поселения. Еще больше «накалил» ситуацию малый ледниковый период, наступивший в начале XIV века.

Голод, холод, страх перед стихией и перенаселенность — таковы имена четырех всадников конца, превративших жизнь маори в кромешный ад. В Новой Зеландии настало время кровавых междоусобиц. Племя без жалости пошло на племя. Выживание было обеспечено только самым яростным, самым безжалостным воинам, готовым без страха расправляться с врагами и неукоснительно повиноваться воле вождя. Почет даровался умеющим отлавливать много пленных.

Зачем им нужны были пленники? Намерения маори были вовсе не дипломатическими. Их ритуально убивали. А после съедали. Каннибализм стал основой мироустройства маори. Вся их культура пропиталась войной и злобой. Сильный пожирал слабого во всех возможных смыслах — вот во что выродилась бесконечная война за земли и ресурсы. Племенные поселения превратились в хорошо укрепленные крепости «па», обнесенные несколькими рядами кольев, на которых для устрашения развешивались закопченные головы врагов.

Читать:  Племя синта ларга

Исход мориори

Но там, где властвуют лидеры, ютятся и аутсайдеры. Далеко не все племена — от слабости или по убеждениям — готовы были мириться с вечной бойней. На рубеже XIV—XV веков люди племени нгаи-таху снялись с насиженных мест Южного острова и отправились на поиски более спокойного уголка. Бывшие маори, отказавшиеся от прежних традиций, нашли прибежище на островах Чатем в 690 км к юго-востоку от Новой Зеландии. Они назвали свой новый дом Рэкоху, «Туманное солнце». Еще более холодный и каменистый мир не обещал легкой жизни, но зато на Чатеме беженцам была гарантирована безопасность от нападений грозных собратьев. Они взяли себе новое имя — «мориори». Прохладный климат не позволял выращивать большинство известных культур, зато в местных водах водилось достаточно рыбы и морских животных, чтобы обеспечить людям выживание. Постепенно мориори утратили большинство принесенных с «континента» (так аборигены по сей день называют Новую Зеландию) технологий и перешли на первобытную охоту и собирательство.

Новая жизнь диктовала новые правила. Сохрани мориори культурное наследие маори, им бы вряд ли удалось вырастить на Чатеме хотя бы второе поколение. Нет, мориори жизненно нуждались в иной идеологии. Их вожди это крепко понимали и установили новый порядок, основанный на принципах пацифизма, хотя они даже не знали этого слова. Устная традиция переселенцев бережно хранила наставления вождя Нунуку-венуа, проповедовавшего ненасилие, которые требовалось свято чтить под угрозой кары духов. Нунуку ввел жесточайший запрет на войны. Убийство человека, драки и тем паче людоедство стали строжайшим табу. Даже самые непримиримые раздоры в общинах решались ритуальной дуэлью на палках и заканчивались с первой каплей крови. Вместо братоубийства мориори попросту хлестали друг друга хворостинами для острастки.

Небогато, но спокойно малочисленным мориори удавалось выживать веками. Кровавое прошлое забылось как страшный сон. Они слыхом не слыхивали о том ужасе, что творился на их исторической родине.

Белые подстрекатели

Пока мориори пестовали общество истинного гуманизма, в Новую Зеландию прибыли англичане. К тому времени население островов значительно снизилось. Войны и стихия заметно потрепали яростных маори. Парадоксально, но, в отличие от других колониальных территорий, появление белых людей на Аотеароа стало для местных жителей, в некоем извращенном понимании, великим благом. Отчаянная храбрость, дисциплина и предприимчивость маори позволили им добиться равных прав с подданными британской короны. Нет, только вдумайтесь: дикари добились равных юридических прав с гражданами Великобритании! Неслыханное дело в колониальной истории!

Читать:  Физик Ганс Гельман - сбежал от фашизма, репрессирован в СССР

Британские колонисты привезли на острова два «величайших изобретения» западной цивилизации — картошку и ружья. Первая, отлично прижившись в местном климате, позволила прокормить больше людей и поспособствовала демографическому росту. Ружья и порох же вознесли воинское неистовство маори к невиданным высотам. Европейцы лишь подливали масла в огонь маорийской кровожадности, охотно выменивая оружие на диковинные сувениры, вроде высушенных человеческих голов. Один проржавевший мушкет мог стоить десяти черепов. И маори, полюбившие воевать «с огоньком», рьяно добывали эту нехитрую валюту. Так Северный и Южный острова на десятилетия погрузились в пучину кровавой бойни.

Белая смерть

Ha Чатеме первые европейцы высадились гораздо позже, 29 ноября 1791 года. Вскоре после этого на островах обосновались китобои и торговцы. Беспардонные пришельцы, не считавшие коренные племена за людей, быстро потеснили робких мориори с обжитых земель и разорили промысловые угодья. Сами мориори были возведены в статус дешевой рабочей силы, но это не самое страшное, чем облагодетельствовал аборигенов Новый свет. Тиф, дифтерия, грипп и прочие доселе невиданные инфекции выкосили 20% двухтысячного населения архипелага. Мориори приняли чужеродное засилье безропотным стоицизмом. За 24 поколения заветы Нунуку-венуа глубоко засели в подкорку островитян.

Но рабство и болезни, вытекшие из хищнического колониализма белого человека, казались хулиганской выходкой зарвавшихся школьников по сравнению с мрачным будущим.

В 1835 году пять сотен воинов маорийских племен Нгати-мутунга и Нгати-тама, не выдержавшие жесточайшей конкуренции со стороны более воинственных собратьев, на похищенном британском корабле «Лорд Родни» покинули Новую Зеландию в поисках легкой жизни. На родине давно ходили слухи, что где-то далеко на востоке лежат земли, где нет войн и много рыбы в океане.

Читать:  Леонид Квасников - у истоков атомной бомбы

В ноябре они достигли цели. Пропитанные тестостероном захватчики-маори черной волной захлестнули острова Чатем, убивая всех несогласных. Миролюбивые мориори ужаснулись невиданной доселе злобе, но не решились предать священные наставления предков. Их ненасильственный протест, выраженный в отказе работать и подчиняться, привел маори в ярость. Началась чудовищная резня. Масштабы развернувшегося геноцида не укладывались ни в какие разумные пределы. Трудно поверить, что подобное могло твориться в лазурном раю Тихого океана. Маори нещадно убивали мужчин, стариков и детей, насиловали женщин, кастрировали мальчиков, чтобы навсегда искоренить род мориори. Выживших держали в загонах, как двуногий скот. Порабощенные, они работали до изнеможения. Им запретили рожать чистокровных детей, разговаривать на своем языке и блюсти традиции. Маори заставили их осквернить святыни и кости предков. Более 500 мориори были ритуально съедены.

Спустя всего несколько лет после начала вторжения английский путешественник Эрнст Диффенбах, побывавший на архипелаге «Туманного солнца», описал жизнь мориори как «ужаснейшее рабство, что хуже самой смерти».

В 1863 году, когда на Чатеме худо-бедно начали действовать английские законы, рабов-мориори освободили. К тому времени в живых остался всего 101 человек. Последний чистокровный мориори, Томми Соломон, скончался в 1933 году.

Самое жуткое, что маори не испытывали ни малейшего чувства вины. Сохранились воспоминания непосредственного участника событий, воина маори: «Мы вступили во владение в соответствии с нашими обычаями и поймали всех. Ни один не сбежал. Сбежавших мы убили, некоторых других тоже, но что из того? Это было в соответствии с нашим обычаем!»

Вот та к, дорогой читатель. Целый народ был безжалостно истреблен лишь за то, что не смог дать сдачи. Трагическая история мориори — уникальный для эпохи колонизации пример, когда злом в последней инстанции оказался вовсе не белый захватчик.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

3
Оставить комментарий

avatar
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
БорисСергей АльбертычКукла Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Кукла
Гость
Кукла

Ужас!!!!

Сергей Альбертыч
Гость
Сергей Альбертыч

понимаю как жизнь скоротечна.

Борис
Гость
Борис

Да уж, непротивление злу насилием только на бумаге звучит красиво ,в жизни это к геноциду приводит.