Loading Posts...

Мимикрия у животных — маскировка созданная эволюцией

Самый простой случай такого обмана — покровительственная окраска, сливающаяся с преобладающим фоном. Животное как бы делает вид, что его тут вовсе нет. Зеленого кузнечика или богомола трудно разглядеть в зеленой траве. Сидящую на гнезде тетерку или самку вальдшнепа можно не заметить, стоя буквально в шаге от нее, «настолько буровато-пестрое оперение этих птиц сливается с фоном лесной подстилки. Многие животные, обитающие в краях, где по много месяцев в году лежит снег, — песцы, зайцы-беляки — летом серые или бурые, а на зиму одеваются в белый наряд. Правда, такое «переодевание» требует линьки весной и осенью. Это не очень удобно, а для птиц вовсе опасно, ведь птица не может подняться в воздух без маховых перьев.

Поэтому среди птиц такой сменный камуфляж использует разве что белая куропатка, да и у нее весенняя линька не затрагивает маховые перья — они остаются белыми и летом.

Американская медноголовая змея окрашена довольно ярко: по коричневато-розовому фону разбросаны крупные медно-рыжие пятна, обведенные темно-коричневой каймой. Казалось бы, такой наряд должен просто бросаться в глаза. Но американский художник Эббот Тайер, живший в конце XIX — начале XX века и очень любивший рисовать животных в их естественной среде обитания, заметил, что на фоне усыпанной листьями земли яркие пятна не выдают свою обладательницу, а прячут ее. Такая окраска называется расчленяющей. Тайер, выпустивший целую книгу о маскировочной окраске в природе, предложил использовать этот эффект в военном деле, став таким образом изобретателем камуфляжной раскраски.

Но окраска, сливающаяся с фоном, — это не единственно возможный способ маскировки. Многие животные своим внешним видом имитируют разные конкретные объекты. Особенно горазды на такие хитрости насекомые. Среди них можно найти тех, кто выглядит как сухой сучок или веточка, как зеленый листок, как засохший птичий помет, как опавшая березовая сережка… У всех этих разнообразных предметов есть две общие черты — они совершенно несъедобны (разумеется, для тех, кого следует опасаться имитаторам, однако для козы или жука-листоеда зеленые листья вполне съедобны, но эти животные не страшны бабочкам, выглядящим как листик) и во множестве встречаются в тех местах, где живут имитаторы и их враги. Обилие «прототипов» — условие обязательное.

Читать:  И тогда обезьяна взяла палку

Эксперименты шотландских ученых с цыплятами показали, что поначалу те клюют все попадающиеся им мелкие предметы подряд, но довольно быстро обучаются не обращать внимания на несъедобные прутики и камушки. Понятно, что если бы каждый второй или даже каждый третий «прутик» на поверку оказывался гусеницей, цыплята никогда не переставали бы их клевать. Но когда одна гусеница приходится на несколько сотен несъедобных прутиков, большинство цыплят раньше обучатся не трогать их, чем обнаружат, что среди прутиков попадаются и лакомые гусеницы. То же самое, видима справедливо и для других птиц.

ПОД МАСКОЙ ЗЛОДЕЕВ

Еще в давние времена было замечено, что хорошо защищенные животные — жалоносные, ядовитые или обладающие отвратительным запахом и вкусом — окрашены так, чтобы не оставаться незаметными, а, наоборот, сразу бросаться в глаза. Мы все знаем черно-желтую «тельняшку» осы, красный в черный горошек наряд божьей коровки, оранжевые и черные полосы колорадского жука. Это предупреждение потенциальному хищнику: не трогай меня — хуже будет!

Однако в середине XIX века английский натуралист Генри Бейтс работавший в Бразилии, обнаружил, что у некоторых ярко окрашенных ядовитых бабочек есть «двойники» — другие  виды бабочек, очень похожие на них, но совершенно им не родственные и ничем не защищенные. Точнее — ничем, кроме своего удивительного сходства с несъедобным видом: этого оказывалось достаточно, чтобы птицы избегали таких бабочек. По сути дела, это то же подражание заведомо несъедобному предмету, с той разницей, что «предмет» в данном случае — живое существо другого вида. Такая маскировка имеет одно важное преимущество: она защищает своего обладателя и в движении, ему не нужно по много часов сохранять неподвижность, как тем, кто прикидывается веточкой или листом. Впоследствии ученые обнаружили множество примеров этого явления, названного бейтсовской мимикрией: неядовитых змей, подражающих в окраске ядовитым; пауков, имитирующих муравьев; бабочек, похожих на ос, и т. д.

Пример такой мимикрии нетрудно встретить в лесах и лугах средней полосы России: многие, наверно, обращали внимание на странных «ос», летающих очень быстро и почти бесшумно, с резкими поворотами и остановками, словом, совсем не так, как настоящие осы. Если поймать и внимательно рассмотреть такое насекомое, то сразу станет ясно, что это никакая не оса, а муха. Это сирфиды, или журчалки, — совершенно безобидные цветочные мухи. С осами у них общего только черно-желтая полосатая окраска и то, что те и другие охотно едят пыльцу и нектар. Правда, в отличие от большинства ос для взрослых сирфид это единственная еда.

Читать:  Отряд скорпионницы, или скорпионовые мухи (Mecoptera)

НЕ ЧИСЛОМ, ТАК УМЕНЬЕМ!

Вот с этими-то сирфидами у науки вышла некоторая неувязка. Как мы уже говорили, для того, чтобы маскировка была успешной, «прототипа» в природе должно быть гораздо больше, чем имитатора. Это же считалось справедливым и для бейтсовской мимикрии, тем более что построенные учеными математические модели требовали именно такого соотношения численности подражателя и объекта подражания. Однако прямые полевые учеты показали: совокупная численность сирфид (это целое семейство, в котором много видов) в несколько раз превышает численность сходно окрашенных ос.

Выход из этого противоречия подсказали наблюдения за поведением всех «заинтересованных лиц» в природе. В середине лета численность птиц, охотящихся за насекомыми, возрастает сразу в несколько раз: подросшие и научившиеся летать птенцы начинают кормиться самостоятельно. Однако поначалу неопытные охотники мало того что нападают на всех насекомых без разбора — сама техника охоты у них не столь совершенна, как у взрослых птиц.

И вот представь себе: на большом соцветии какого-нибудь крупного зонтичного растения с аппетитом завтракают несколько сирфид и одна оса. К этому «буфету» подлетает юный пернатый охотник — и на мгновение зависает в воздухе, выбирая цель. Это длится какие-то доли секунды, но пугливым сирфидам этого достаточно, чтобы взлететь и исчезнуть. Оса же, не обращая внимания на птицу, спокойно продолжает сидеть на цветке. Разумеется, птичий недоросль хватает ее (больше-то уже некого), получает укол жалом, выплевывает зловредную добычу и летит прочь, жалобно пища быстро опухающим горлом. Через несколько недель горе-охотник научится атаковать с ходу и без промаха. Но к этому времени он уже прочно усвоит: черно-желтые полосы лучше не трогать. И это знание останется с ним надолго, а если и подзабудется, то первая же встреча с осой его освежит.

Читать:  Короеды - насекомые не из простого десятка

Иными словами, бейтсовская мимикрия может быть эффективной, даже если численность имитатора гораздо выше численности «прототипа», но при этом разница в их поведении приводит к тому, что хищник чаще сталкивается именно с «прототипом».

БЕЗ УСИЛИЙ И ГАРАНТИЙ

Восхищаясь изощренностью форм и окраски мимикрирующих животных, следует, однако, не забывать две вещи. Во-первых, их поразительное сходство с имитируемым объектом — вовсе не результат их усилий. Это сходство возникает так же, как и любые эволюционные приспособления: путем естественного отбора мелких наследственных изменений.Сами животные могут даже не интересоваться тем, хорошо ли они замаскированы. Так, например, известно, что канадские зайцы-беляки весной предпочитают сидеть на проталинах, а не на снегу, независимо от того, перелиняли ли они уже на лето или всё еще щеголяют в белых шубках. Во-вторых, никакая, даже самая совершенная мимикрия не дает абсолютной защиты. Буро-пестрая окраска самок наземно гнездящихся птиц скрывает их от глаз хищников, но не от их носов и ушей. Многие птицы не замечают зеленых богомолов, притаившихся на зеленом же фоне, но некоторые — например, вороны — успешно находят их на любом фоне. Сирфид легко ловят цветочные пауки (сами, кстати, большие мастера мимикрии), да и не всех птиц отпугивает их черно-желтая «тельняшка». Впрочем, сегодня все армии мира облачены в форму защитной расцветки, хотя она тоже не гарантирует солдату неуязвимости…

Ха-хаХа-ха
ЛайкЛайк
ВауВау
ДоволенДоволен
ПечальноПечально
ЗлюсьЗлюсь
Voted Thanks!
Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...