Менданья де Нейра — В поисках страны Офир — Мир Знаний

Менданья де Нейра — В поисках страны Офир

В 1529 г. Испания и Португалия заключили Сарагосский договор о новом разделе мира: Азия (кроме Филиппин) признавалась сферой влияния Португалии, а Тихий океан со всеми островами — Испании. Впрочем, во время первых плаваний по огромному океану острова испанцам встречались крайне редко. Тем не менее они были уверены, что какие-то земли там есть. В 1549 г. Педро де ла Гаска, вице-король Перу, писал Карлу V: «…похоже, Южное море усеяно многочисленными большими островами… и очень вероятно, что на тех из них, которые лежат близ экватора, есть пряности, ибо климат на них такой же, как на Молукках». О наличии в Тихом океане земель, полных всевозможных богатств, свидетельствовали и индейские легенды. По одной из них, менее чем за 100 лет до появления испанцев в Новом Свете верховный правитель инков Тупак Инка Йупанки предпринял поход на огромных бальсовых плотах к островам Авачумби и Ниньячумби. Через девять месяцев инки вернулись, привезя с собой чернокожих рабов, множество золота и серебра и другие сокровища.

Испанцы легко верили мифам, особенно если в них шла речь о золоте. Достаточно вспомнить о стране Эльдорадо, на поиски которой европейцы потратили столько времени, сил и жизней. Услышав легенду о двух островах, испанец Педро Сармьенто де Гамбоа увязал ее с библейским сказанием о земле Офир, откуда золото нескончаемым потоком поступало к царю Соломону. Своей идеей организовать экспедицию для поисков этой земли де Гамбоа поделился с Лопе Гарсиа де Кастро, новым вице-королем Перу. И сумел его убедить. Надо сказать, что де Гамбоа, человек очень талантливый — мореход и солдат, астроном и астролог, историк и писатель, — отличался склонностью к мистицизму, увлекался языческими культами и в связи с этим имел проблемы с инквизицией. Скорее всего, именно поэтому командовать экспедицией был назначен племянник вице-короля 22-летний Альваро Менданья де Нейра, а де Гамбоа получил должность внештатного штурмана или, выражаясь современным языком, консультанта. В качестве главного кормчего в плавание отправился опытный моряк Эрнан Гальего.

В ноябре 1567 г. из порта Кальяо курсом на запад-юго-запад вышли два корабля: «Капитана» и «Альмиранта», а на них несколько десятков моряков, столько же солдат, чернокожие рабы да четыре монаха — обращать в христианство население новооткрытых земель. С собой взяли много оружия, но мало продовольствия: на долгое плавание Сармьенто де Гамбоа не рассчитывал. По его предположениям, «золотые острова» лежали в 600 лигах от Кальяо. Но это расстояние корабли прошли, а обетованная земля все не показывалась. И тогда было принято решение изменить курс: суда двинулись на запад.

Только в середине января 1568 г. экспедиции впервые встретился клочок суши — небольшой остров архипелага Эллис (ныне Тувалу) примерно на 7° ю. ш. А в начале февраля корабли подошли к окруженному коралловыми рифами гористому острову, покрытому густым тропическим лесом (Санта-Исабель). Его населяли темнокожие курчавые жители, настроенные миролюбиво по отношению к чужакам. Менданья решил, что это и есть страна Офир. Поблизости оказалось еще несколько достаточно крупных островов: Сан-Кристобаль, Гуадалканал, Малаита. Все их вместе Менданья назвал Соломоновыми. Однако ни золота, ни серебра, ни пряностей здесь не оказалось. Кокосовых орехов, правда, было много, а вот таро и ямса, а также свиней едва хватало самим местным жителям — в общем, ничего похожего на страну Офир.

Испанцы, привыкшие в Новом Свете брать все силой, и здесь не изменили своим обычаям. Несколько раз, пытаясь добыть съестные припасы, они нападали на деревни, убивали туземцев. Но в августе испанцы покинули Соломоновы острова, взяв курс на восток. По мнению некоторых историков, Менданья стремился продолжить поиски новых земель или, по крайней мере, основать колонию на Соломоновых островах. Однако сторонников у него было немного.

В течение трех недель испанцы безуспешно боролись с встречными ветрами, и наконец, вняв настойчивым советам Гальего, Менданья дал приказ повернуть на север. Корабли пересекли экватор и поднялись за Северный тропик. Гальего, судя по всему, знал о том, что в 1565 г. Андрес Урданета возвратился с Филиппинских островов северным маршрутом, обойдя встречные пассаты. До него испанцы упорно выбирали для плавания на восток приэкваториальные широты и каждый раз терпели неудачу.

В середине сентября корабли прошли Маршалловы острова, поднялись до 28°с. ш. и здесь сменили курс на восточный. Плавание стало очень тяжелым: несколько раз налетали жестокие бури, моряки страдали от голода, жажды и цинги — у них распухали руки и ноги, выпадали зубы; кто-то ослеп, многие умерли. Капитан «Альмиранты» Ортега тяжело заболел, и корабль бессменно вел Сармьенто де Гамбоа.

Только 20 декабря Гальего с «Капитаны» увидел землю — берег Калифорнии. 23 января 1569 г. корабль вошел в мексиканский порт Колиму, а через три дня де Гамбоа привел туда и «Альмиранту». До родного Кальяо оставалось около 2 тыс. миль, изрядно потрепанные корабли нуждались в срочном ремонте, а местные власти наотрез отказались выделить на это средства. Кое-как доползли до никарагуанского порта Коринто, где Менданье пришлось заложить свое имущество, чтобы оплатить ремонт. Лишь в конце июля экспедиция вернулась в Кальяо.

Итоги ее оказались более чем скромными — с точки зрения испанских чиновников: никаких сокровищ, всего-то приобретений, что острова с гнилыми болотами да дикарями-людоедами. Тем более удивительно, что происходило дальше. Менданья и Сармьенто никак не могли поделить славу открытия Соломоновых островов. Спор закончился тем, что Менданье удалось упрятать Сармьенто за решетку. И пути двух главных героев этой истории разошлись навсегда. Выйдя из заключения, Сармьенто де Гамбоа по предложению пятого вице-короля Перу Франсиско де Толедо в 1572 г. написал книгу «История инков», получившую заслуженное признание историков и этнографов как чрезвычайно ценный источник. Позже в составе большой эскадры он принимал участие в охоте на «Золотую лань» — корабль знаменитого английского пирата Фрэнсиса Дрейка (1579 г.), впервые в мире прошел Магеллановым проливом с запада на восток и по приказу вице-короля Перу командовал строительством форта в этом же проливе, чтобы закрыть путь через него англичанам (1583 г.).

В августе 1585 г. его корабль захватил другой британский корсар — Уолтер Рэли, и де Гамбоа попал в плен. Это было время крайнего обострения испано-английского соперничества, надвигалась война. По замыслу английской королевы Елизаветы I и сэра Уолтера, Сармьенто предстояло стать посредником в тайных переговорах с испанским королем и доставить тому письмо с предложением о мире. Однако по пути в Испанию он снова попал в плен — на этот раз к французским гугенотам. Пока он находился в заточении, испанская Великая армада была разгромлена у берегов Британии. Вернувшись на родину, мореплаватель снова писал книги, а в 1592 г., выполняя приказ короля, во главе большой флотилии отправился в плавание к Америке. В море он и умер.

А что же Менданья? Возвратившись в Перу, он сразу принялся разрабатывать план колонизации Соломоновых островов. В Мадриде проект Менданьи одобрили, выделили немалую сумму денег и разрешили снарядить флотилию для перевозки на острова колонистов, скота, семян и инвентаря. Но на деле возможность осуществить свои планы Менданья получил только в 1595 г., когда он уже был стар, болен и измучен долгой борьбой с чиновниками.

Менданья командовал экспедицией, а им командовала его жена, властная и сварливая Изабелла Баррето. Главным кормчим назначили португальца на испанской службе Педро Фернандеса де Кироса, а военачальником экспедиции стал Педро Манрике. В конце июля экспедиция в составе четырех кораблей открыла небольшие населенные острова. Их назвали Маркизскими — в честь вице-короля Перу Гарсии Уртадо де Мендосы, третьего маркиза Каньете, и его супруги. Затем продолжили путь на запад и в начале сентября открыли архипелаг, который назвали островами Санта-Крус. Соломоновых островов экспедиция так и не нашла, до них оставалось около 500 км: в те годы не умели определять долготу. Лишь спустя два столетия эти острова обнаружили вновь, и долгое время слава этого открытия приписывалась англичанину Филипу Картерету и французу Луи Антуану де Бугенвилю.

Островитяне отличались большим гостеприимством, но Манрике время от времени отдавал приказ стрелять по ним, и часто без всяких причин. Так испанцы восстановили против себя население почти всех открытых островов. Манрике настигло справедливое возмездие: он был расстрелян с согласия Менданьи. Попытка основать поселение на одном из островов не увенчалась успехом. Участники экспедиции начали один за другим умирать от какой-то болезни. Умер и сам Менданья. И тогда его вдова заявила, что берет власть в свои руки. Болезнь продолжала косить людей, и о Соломоновых островах уже никто не думал, решено было уходить к Филиппинам.

В ноябре Кирос повел корабли (их к тому времени осталось три) на север. По пути к Филиппинам пропал еще один. В феврале 1596 г. из 378 участников экспедиции в Манилу прибыли лишь 100, еще 10 человек скончались уже на берегу. Только во время этого перехода от голода умерло около 50 человек, но донья Изабелла ни с кем не делилась своим личным запасом провизии. Спустя два с лишним года Кирос привел два судна в Лиму маршрутом Урданеты, уже ставшим обычным. Открытие новых земель и спасение двух судов поставила себе в заслугу Изабелла Баррето, и в некоторых изданиях она названа первой в мире женщиной-флотоводцем.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главные герои: Альваро Менданья де Нейра, испанский мореплаватель; Педро Сармьенто де Гамбоа, испанский моряк, астроном и историк
Другие действующие лица: Лопе Гарсиа де Кастро, вице-король Перу; Изабелла Баррето, жена Менданьи; Педро Фернандес де Кирос, португальский моряк на испанской службе, и др.
Время действия: 1567—1569, 1595—1598 гг.
Маршрут: Из Кальяо в западную часть Тихого океана
Цель: Поиски мифической страны Офир
Значение: Открытие островов Эллис, Соломоновых, Маркизских, Санта-Крус

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях