«Любовный треугольник» царицы — тайная жизнь императрицы Александры

Сегодня хотим ознакомить вас с перепиской императрицы Александры Федоровны (1872—1918 гг.) — жены последнего русского царя Николая II. А уж выводы делайте сами…

Дураки вы все!

Переписывалась Александра Федоровна, ясное дело, со своим супругом Николаем II. Письма эти многократно опубликованы, так что при желании их легко найти как в печатном, так и в электронном виде. Что ж, почитаем. Итак, что же это был за человек — Алиса Гессен-Дармштадтская (в православии — Александра Федоровна Романова)?

Начнем с места в карьер. Однозначно можно сказать, что никаких полутонов Александра Федоровна не признает. Ее стиль — определенность. Вот как, например, она характеризует российских государственных деятелей — своих современников:

«Сазонов — дурак». «Воейков — трус и дурак». «Посол Демидов — настоящий дурак». «Самарин — настоящий дурак». «Все министры — сплошь дураки».

Даже нигилисты не смотрели на мир так мрачно, как смотрела на него императрица:

«В Думе все дураки». «В Ставке все сплошь идиоты». «В Синоде одни только животные». «Министры — мерзавцы». «Дипломатов наших надо повесить».

Не желай зла ближнему своему…

Особенно ненавидила она почему-то Гучкова. «Надо бы отделаться от Гучкова, только как? Вот в чем вопрос, — пишет Александра Федоровна мужу 30 августа 1915 года. — Теперь военное время, нельзя ли было бы придраться к чему-нибудь, чтобы запереть его?» «Ах, неужели нельзя без Гучкова», — читаем мы снова в письме от 2 сентября.

«Как бы хорошо, если бы случилось крушение с поездом Гучкова!» — мечтает она в следующем письме. «Правда ли, что намереваются послать Гучкова к тебе с депутацией? — спрашивает она, возвращаясь к теме 11 сентября. — Серьезное крушение, в котором бы один пострадал, было бы хорошим Божьим наказанием. И заслуженным!»

«Как отвратительно, — жалуется она в том же письме от 11 сентября, — что Гучков, Рябушинский, Вайнштейн, Лаптев, Жуковский избраны этими мерзавцами в Государственный Совет». «Гучков очень болен, — ликует она 4 января 1916 года. — Хотела бы я, чтобы он переселился на тот свет».

Читать:  Зачем КГБ создал партию Жириновского?

«Гучкову лучше!» — этот вопль читаем в письме от 5 января, а два дня спустя она вздыхает: «Гучков поправляется.. . По совести должна сказать — к несчастью!»

«Сердца трех»

Особая тема — это отношения Николая II, его супруги и фрейлины Анны Вырубовой. Лучшие психиатры мира до сих пор бьются над загадкой взаимоотношений этого непонятного «любовного треугольника». Письма Александры Федоровны на этот счет весьма двусмысленны и вызывают у любого нормального читателя довольно много вопросов. Судите сами. Вот царица пишет своему супругу: «Аня целует тебя очень нежно».

Мотив какого-то нездорового «тройственного» эротизма заполняет всю переписку царицы на этот счет. «Жажду твоих поцелуев и твоих объятий. Я не люблю о них просить, как Аня (!), но они — моя жизнь». (Хм. Стало быть, Аня Вырубова добивается царских поцелуев? И царица-супруга об этом так спокойно пишет?)

«Когда Аня говорит о своем одиночестве, это меня сердит. Она дважды в день к нам приходит, каждый вечер она проводит с нами 4 часа. Ты — ее жизнь, и она ежедневно получает ласки от нас обоих (!)».

«Жажду держать тебя в своих объятиях. Кто бы ни посмел называть тебя „мой собственный» [намек на Вырубову], ты все же мой, мое сокровище».

Неаппетитный живот Ани Вырубовой

Разобраться в этом клубке невозможно. То письма заполнены жалобами на Аню: «Я была бы так рада, если долгое время мы не будем видеть ее в доме. Я хотела бы, наконец, иметь тебя для себя одной».

«Она груба, в ней нет ничего женственного». «Ее живот и ноги колоссальны и крайне неаппетитны». «Она так надоедлива и утомительна».

И рядом с этим какое-то странное сводничество с той же самой Аней:

«Может быть, ты в своей телеграмме упомянешь, что благодаришь Анну и шлешь ей привет?» «Спроси ее о здоровье, это ее тронет». «Жалею, что Ани нет дома». «Аня очень счастлива получить твою телеграмму». «Аня целует тебя». «Душка, сжигай ее письма, чтобы они не попали в чьи-нибудь руки» (Интересно, что же было в этих сожженных письмах?). «Ты должен сказать ей [Вырубовой], что не можешь приходить так часто. Если мы не будет тверды, у нас будут истории, любовные сцены и скандалы, как в Крыму».

Читать:  Как воинственные тибетцы стали мирными буддистами

Уф! Хочется свежего воздуха.

Будь мужиком!

Давайте еще почитаем письма царицы — про что-нибудь другое. Вот, например, Александра Федоровна дает мужу советы по управлению страной:

«Ты слишком добр и мягок… Покажи, что ты хозяин». «Все эти министры должны выучиться дрожать пред тобою». «Когда, наконец, ты хватишь рукой по столу и накричишь? Тебя должны бояться». «Заставь их дрожать!» «Мы не конституционное государство, слава Богу». «Ты владыка, ты хозяин России, помни это». «Стукни по столу», «заставь всех дрожать» «выгони», «прихлопни», «встряхни» — вот вся политическая программа русской царицы немецкого происхождения…

Кашель Гришки Распутина определяет внешнюю политику

Исключительная роль в письмах принадлежит, конечно же, Гришке Распутину, «нашему другу».

«Надо всегда делать то, что он говорит. Его слово всегда имеет глубокое значение». «Мы должны обращать особое внимание на то, что он говорит… Я знаю, что будет фатально и для нас, и для страны, если его желания не будут выполнены». «Этот человек послан нам Богом». «Не слушайся других, только нашего друга». «Григорий кашляет и волнуется насчет Греции», — пишет императрица мужу 6 ноября 1915 года.

Этот кашляющий друг не ограничивается, впрочем, одной Грецией и пересылает Николаю указания для отношений с другими иностранными державами.

«Наш друг просит тебя послать телеграмму сербскому королю, так как он очень тревожится; прилагаю его бумажку, которую ты можешь использовать для своей телеграммы — изложи своими словами».

Читать:  Антонина Макарова-Гинзбург - «Приговорена к высшей мере...»

Главным в Ставке Верховного Главнокомандующего, как и во дворце, был все тот же Гришка Распутин. «Должна тебе передать следующую просьбу нашего друга, внушенную ему ночным видением. Он просит тебя приказать, чтобы начали наступление около Риги. Он говорит, что это необходимо. Он просит тебя серьезно и строго приказать нашим наступать, говорит, чтобы я написала тебе об этом немедленно».

Фетишизм в царском дворце

Письма царицы пестрят восторгами по поводу встреч с Гришкой Распутиным.

«Что за прелестная телеграмма от нашего друга». «Очаровательная телеграмма нашего друга, наверно, доставила тебе удовольствие». «Переписал ли ты эту телеграмму для себя на особом месте?» (!)

Но все эти детали отступают на задний план перед увлечением и преклонением Александры Федоровны перед разного рода фетишами. Все новые и новые амулеты, обереги, идолы появляются во дворце, как будто это жилище эскимоса, а не русского самодержца: «Посылаю тебе палку, которая была ему [Распутину] прислана из Нового Афона. Он сперва ею пользовался, а теперь посылает ее тебе, как благословение. Было бы хорошо иметь ее возле той, до которой дотронулся Филипп (авантюрист, предшественник Распутина. — Прим. авт.) Это очень хорошо».

«Не забудь причесываться перед каждым трудным делом, разговором или решением, маленькая гребенка [Распутина] принесет тебе мощь». «Не забудь несколько раз причесать его гребенкой волосы перед заседанием министров».

P.S. Как мы отметили в самом начале статьи — мы не будем давать оценку личности последней русской императрицы. Пусть каждый читатель сделает это сам для себя…

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

1
Оставить комментарий

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Леонид Чепелев Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Леонид Чепелев
Участник
Леонид Чепелев

Ну сколько уже можно выдумывать о влиянии Распутина на Царскую семью? В статье это делается через разговоры об Александре Федоровне. А как могла Мать относится к человеку (Распутину), который ЕДИНСТВЕННЫЙ мог снять боль и опухоли у её тяжело больного сына? И какая любящая Мать тяжело больного ребёнка могла по другому относиться к человеку, который практически постоянно спасал её любимого сына от смерти? Поэтому, естественно, у Царицы было особое отношение к Распутину. А странные подозрения про отношения Николая II и Вырубовой. Но ведь Медицинская комиссия Временного правительства подтвердила, что Вырубова была девственницей. Временное правительство сложно заподозрить в хорошем отношении к Царю.… Подробнее »