Лучшую армию Эллады разбили с помощью «косой атаки»!

В античной истории битва при Левктрах знаменита тем, что после нее к двум закадычным врагам — Афинам и Спарте — прибавился еще один полис, претендовавший на гегемонию над всей Грецией, — Фивы. Но еще важнее, что именно в этом сражении был открыт и опробован принцип, из которого вышло все военное искусство.

Принцип концентрации сил на участке главного удара — вещь вроде бы очевидная, но додумались до нее далеко не сразу. Если почитать «Илиаду», то видно, что ахейцы и троянцы сражались просто толпа на толпу. Позже с появлением тяжеловооруженных воинов (гоплитов) их начали строить в сомкнутые шеренги, когда каждый боец локтями чувствовал стоявших рядом товарищей. Прикрывшись щитами и ощетинившись копьями, такая фаланга сравнительно легко выдерживала удар неорганизованных вражеских толп, но когда ей противостояла другая фаланга, исход боя зависел от выучки, дисциплины и мастерства воинов.

Союзники, ставшие врагами

В наибольшей степени перечисленными качествами обладали спартанцы (лакедемоняне).

Осилить спартанцев не смогли даже более состоятельные и креативные афиняне. Но это оказалось по силам фиванцам и их предводителю Эпаминонду… В 385 году до н. э. в битве при Мантинее тогда еще союзное Спарте фиванское войско сражалось с афинянами. Фиванец по имени Пелопид был тяжело ранен, но спасен своим другом Эпаминондом.

Спустя два года спартанцы отплатили союзникам черной неблагодарностью, внезапным налетом захватив господствующую над Фивами крепость Кадмею и посадив в городе ненавистных всем олигархов.

Около 400 демократов во главе с Пелопидом бежали в Афины, где встретили радушный прием. Спустя еще четыре года они проникли в Фивы, перебили тиранов и осадили Кадмею. Спартанскому гарнизону после упорного сопротивления пришлось прорываться на родину.

Находившийся в городе Эпаминонд демонстративно не участвовал в уничтожении соотечественников-олигархов, зато с радостью вступил в бой, когда пришлось обнажить меч против спартанцев.

Читать:  Великая Северная экспедиция

Фивы стали ядром Беотийского союза, руководили которым от 7 до 11 ежегодно переизбиравшихся беотархов. Фиванцы имели право командировать двух представителей, в числе которых обычно оказывались либо Пелопид, либо Эпаминонд, либо оба они вместе. Заметную роль играл еще один фиванец — Горгид, то ли воссоздавший, то ли сформировавший с нуля «Священный отряд» из трех сотен отборных воинов, ставших своего рода гвардией Беотийского союза.

Разыграно как по нотам

Спартанцы не успокоились и вместе с дружественными полисами Пелопонесского союза начали борьбу против беотийцев.

Решающая битва произошла 6 июля 371 года до н. э. при Левктрах. Точные данные насчет сил противников отсутствуют, но, вероятнее всего, беотийская армия насчитывала около 8-9 тысяч человек против равных или даже несколько больших сил царя Клеомброта. Правда, беотийцы имели около 1,5 тысячи хорошо подготовленных всадников против примерно тысячи посредственных лакедемонских кавалеристов. Но этот перевес ничего не значил по сравнению с тем, что спартанская пехота считалась лучшей в Элладе.

Спартанцы традиционно выстроились фалангой в 12 рядов глубиной, а Эпаминонд поступил хитрее. Войска союзников он растянул по правому флангу и центру, так что глубина их построения вряд ли превышала 8 рядов, зато на левом фланге выстроил в 50 рядов лучшие фиванские части во главе со Священным отрядом.

Необычность построения заключалась еще и в том, что обычно греки сосредотачивали лучшие войска на своем правом фланге и, разбив здесь противника, одновременно терпели поражение на собственном левом крыле. Начиналась «карусель», и эпицентр сражения смещался к центру.

Эпаминонд же, напротив, сосредоточил отборные войска на своем левом фланге, чтобы гарантированно разгромить противостоящие правофланговые части во главе с самим царем Клеомбротом. Такой прием получил название «косой атаки».

Читать:  Джордж Тупоу: великий король Тонга

Однако разгромить противника следовало до того, как спартанцы разнесут правый фланг и центр беотийцев. Здесь успех хорошего в теории замысла зависел уже от исполнения — то есть от синхронных действий различных подразделений.

Вечный принцип

Первой в дело вступила беотийская кавалерия, сумевшая опрокинуть конницу спартанцев.

Спасаясь под прикрытие пехоты, лакедемонская конница смешала ряды своей фаланги, которой потребовалось время, чтобы снова сомкнуться. Пыль, поднятая всадниками, скрыла произведенные Эпаминондом в последний момент перестроения, а также то, в каком темпе двинулась в наступление беотийская фаланга. Фаланга спартанцев тоже пошла ей навстречу, но только перед самым столкновением Клеомброт разглядел, что прямо на него двигается мощная 50-шереножная колонна, которая с неизбежностью опрокинет правый фланг лакедемонекого войска. Возможно, он увидел и то, что в центре и на левом фланге беотийцы намеренно оттягивали столкновение. Бой там завязался, когда ударная фаланга фиванцев уже вовсю крошила правый фланг лакедемонян, а Священный отряд Пелопида пробивался к самому Клеомброту.

Если в предыдущих сражениях спартанцы своим сильным правым флангом пытались охватить фланг противника, то теперь при соотношении один против четырех в пользу беотийцев их самих начали охватывать с фланга. И Клеомброт уже ничего не мог сделать, поскольку для переброски части войск с других направлений уже не было времени.

Он умер с мечом в руках, став следующим после погибшего при Фермопилах Леонида спартанским царем, павшим на поле битвы.

Потери спартанцев убитыми составили около 400 человек (из 700 участвовавших в бою), союзников полегло около тысячи. В античных источниках говорится только о 300 убитых беотийцах.

Читать:  Что такое Реконкиста?

При Левктрах спартанцы потеряли свою репутацию лучших в Элладе гоплитов, поскольку отступили перед равным, если не меньшим по численности неприятелем. Но война продолжалась.

Летом 362 года до н. э. противники сошлись у Мантинеи — там, где когда-то Эпаминонд спас Пелопида. Но Пелопид уже два года как лежал в могиле, и тогда Эпаминонд сам пошел в бой во главе Священного отряда. Фактически он повторил тот же маневр, что при Левктрах, но полноценной победы не получилось. Роковую роль сыграли смертельное ранение беотийского полководца, а также гибель его ближайших помощников Иолаида и Даифанта.

Перед смертью Эпаминонд еще успел сказать, что оставляет после себя двух «дочерей» — Левктры и Мантинею. Но Фивы гегемоном Эллады так и не стали. Эта роль выпала царю Филиппу Македонскому, который в юности был заложником при дворе Эпаминонда. А сын его Александр Великий довел до совершенства принцип концентрации сил, который в дальнейшем использовали и Цезарь, и Фридрих Великий, и Суворов, и Наполеон.

В общем, есть основания полагать, что открытый при Левктрах принцип будет существовать столько же, сколько будут существовать войны.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о