Кто сжег Москву в 1812 году — Мир Знаний

Кто сжег Москву в 1812 году

Кто сжег Москву в 1812 году — русские или французы? Несмотря на большое количество воспоминаний и документов, вокруг этого вопроса до сих пор идут дискуссии. Мало того, появилось даже предположение, что московский пожар был вызван небольшим атомным взрывом… Какую версию можно считать приоритетной и можно ли дать однозначный ответ на этот вопрос?

Версия 1. Запланированный поджог со стороны русских

Не все знают, что Кутузов практически выиграл Бородинскую битву, от полного разгрома Наполеона спасло предательство или беспросветная глупость начальника Главного штаба русской армии барона Беннигсена У Кутузова на левом фланге был скрытый в Утицком лесу резерв — 3-й пехотный корпус генерала Тучкова, усиленный Московским ополчением. Этот резерв в 20 тысяч человек  предназначался для внезапного удара по неприятелю.

Барон Беннигсен, объезжая позиции, приказал генералу Тучкову выдвинуть корпус из леса и стать за егерскими полками на виду у противника. Корпус попал под губительный французский огонь, понес большие потери, и план его внезапного удара был сорван. Если В «Известиях из Армии», выпущенных штабом Кутузова, сообщалось: «Отбитый по всем пунктам неприятель отступил в начале ночи, и мы остались на поле боя. На следующий день генерал Платов был послан для его преследования и нагнал арьергард в одиннадцати верстах от деревни Бородино». Французы бежали, оставив на поле боя 47 убитых генералов и около 50 тыс. мертвых тел солдат и офицеров, а также множество раненых. Сам Наполеон после битвы заявил: «Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой…»

Кутузов собирался атаковать и добить неприятеля, однако потери русской армии оказались огромными, а у французов сохранялся численный перевес и к ним подходили новые свежие части. 1 сентября в избе крестьянина Савостьянова в Филях на военном совете было принято решение оставить Москву.

Бонапарт безрезультатно прождал на Поклонной горе делегацию с ключами от города, но так и не дождался. Французы вошли в Москву, и практически сразу начались пожары, которые вскоре слились в бушующее море пламени. Если рассуждать логически, французам не было никакого смысла сжигать Москву, в которой они собирались зазимовать. Город еще горел, а французы уже заявили, что его подожгли русские. Наполеон в личном послании Александру I прямо обвинял генерал-губернатора Ф. В. Ростопчина в том, что именно он приказал поджечь Москву. Несколько пойманных поджигателей признались, что они действовали по его прямому приказу.

В пользу версии о том, что Ростопчин приказал поджечь Москву, говорит его письмо Багратиону. В нем он писал о москвичах: «… Народ здешний по верности к Государю и любви к Отечеству решительно умрет у стен Московских и, если Бог ему не поможет в его благом предприятии, то, следуя русскому правилу — не доставайся злодею, обратит град в пепел и Наполеон получит вместо добычи место, где была столица».

Известно и о предписании московского генерал-губернатора о вывозе из Москвы всего пожарного инвентаря. Родственники графа Ростопчина не сомневались в наличии плана сожжения Москвы. Историк Мельгунов, проанализировав воспоминания французов — очевидцев пожара, пришел к выводу, что они искренни и передают собственные впечатления авторов мемуаров. В них упоминаются русские поджигатели и «горючие вещества», заранее распространенные по городу.

Ведущая парижская газета Montieur 14 октября в 22-м бюллетене Великой Армии напечатала о Московском пожаре следующее: «Сейчас же уверенно можно говорить о том, что этот самый пожар был спланирован заранее и что опустошение города было тщательно просчитано. Таким образом, чувства, которые можно выразить по этому поводу, —удивление и досада. Никогда еще мы не сталкивались с тем, что так хладнокровно спланировано было опустошение столицы. Помощники Ростопчина, а именно пять тысяч бандитов, которых он выпустил из тюрем, передавали друг другу из рук в руки факелы и разносили их по всем кварталам города, чтобы всюду разжечь огонь».

Конечно, можно предположить, что французская газета распространяла версию событий, которая была выгодна Наполеону. Однако многие российские и советские историки были уверены в том, что Москву сожгли именно русские.

Версия 2. Дело рук французов

Утром 4 сентября Наполеон, расположившийся в Кремле, проснувшись, узнал от доктора Мотивье весьма дурную новость о страшном по масштабу пожаре в Москве.

Причем Мотивье предположил (это зафиксировано документально) такую его причину: «Это неосторожность солдат. Они расположили огни слишком близко к деревянным домам и постройкам!» Подошедший к окну Наполеон выглянул в него и испуганно отшатнулся. Настоящее море огня со всех сторон подступало к Кремлю, а солнце скрылось за дымом, поднимающимся над городом.

Однако, когда Лористон, посланный Наполеоном в Тарутино вымаливать мир у Кутузова, заявил, что русские сами подожгли Москву, наш главнокомандующий категорически отверг это обвинение.

Кутузов заявил: «Яуже давно живу на свете, приобрел много опытности воинской и пользуюсь доверенностью Русской нации: итак, не удивляйтесь, что ежедневно и ежечасно получаю достоверные сведения обо всем, в Москве происходящем.

Я сам приказал истребить некоторые магазины, и русские по вступлении французов истребили только запасы экипажей, приметивши, что французы хотят их разделить между собою для собственной забавы. От жителей было очень мало пожаров: напротив того, французы выжгли столицу по обдуманному плану; определяли дни для зажигательства и назначали кварталы по очереди, когда именно какому надлежало истребиться пламенем».

Доказательством участия французских солдат в поджогах является донесение Тутолмина, директора Воспитательного дома. Он писал: «Когда я и подчиненные мои с помощью пожарных труб старались загасить огонь, тогда французские зажигатели поджигали с других сторон вновь».

О том, что Наполеон не был просвещенным европейцем, ставшим жертвой «русских варваров», свидетельствует его приказ, отданный перед тем, как он с армией покинул Москву. Он приказал: «Надо сжечь остатки Москвы, идти через Тверь на Петербург…» Как известно, поход на Петербург не состоялся, у французов на него просто не было сил. Наполеон приказал маршалу Мортье со специальным отрядом поджигателей и взрывников уничтожить древний город.

Версия 3. Жуткие издержки войны

Эта версия говорит о том, что никакого запланированного поджога со стороны русских или французов не было. По приказу Наполеона между армейскими корпусами распределили кварталы города, чтобы солдаты без толкотни и споров могли «заготавливать для войск продовольствие и имущество».

Во время грабежей пьяные французы вполне могли как случайно, так и намеренно поджигать дома. Видимо, натерпевшись страха в сражении под Бородино, французы практически уничтожили всех русских раненых, оставленных в городе на милость неприятеля. Они их безжалостно сожгли живьем вместе с госпиталями, где они лежали. Об этом даже написано в «Истории XIX века», изданной во Франции, там указано и их число — 15 тысяч…

В книге советского военного историка Н. Ф. Гарнича приведен документ о гибели сотен раненых русских солдат в подожженном французами Вдовьем доме. Там написано: «Кудринский Вдовий дом сгорел 3 сентября, во вторник не от соседственных дворов, но от явного зажигательства французов, которые, видя, что в том доме раненых русских было около трех тысяч человек, стреляли в оный горючими веществами…»Так что «просвещенные европейцы» могут сколько угодно отрицать свое неучастие в московском пожаре, но они, без сомнения, также поджигали город. Гарнич в своей книге приводит и другие доказательства бесчинств наполеоновской армии. Доходило до того, что французы применяли даже пушки и специальные ядра с зажигательными составами, чтобы поджечь особенно прочные каменные здания. Возможно, они не могли и предположить, к чему приведут их жуткие «забавы».

Нет сомнения, что Москву поджигали и русские. Оставляя Москву, они не хотели, чтобы в их особняках наслаждался жизнью враг, пил их вино, ел из их посуды, спал на их кроватях. Многие оставляли в особняках верных слуг с наказом поджечь дом, если в город войдет враг. В результате с появлением в городе французов в разных концах Москвы запылали особняки. Вот и получилось, что в конечном счете из-за поджогов с обеих сторон в городе разгорелся страшный по своим последствиям пожар.

Будущий известный писатель И. И.Лажечников, участник Отечественной войны 1812 года, так описал свое впечатление от освобожденной Москвы: «Это ли столица белокаменная? — спрашивал я себя со вздохом, подъезжая к Москве. — Где златые купола церквей, венчавшие столицу городов русских? Быстро промчалась буря разрушения над стенами Московскими, но глубокие следы ею оставлены!»

Что же случилось?

Какой из версий отдать предпочтение? Это выбирать вам. На наш взгляд, первая и вторая версии сливаются в третью, которая и является наиболее реальной. Впрочем, есть и довольно экзотические предположения: например, о том, что Москва в 1812 году пострадала от небольшого атомного взрыва. Якобы два французских офицера сначала увидели странную вспышку, после которой обрушились и загорелись здания по всей Москве. Честно сказать, эта версия скорее напоминает настоящую фантастику.

В таком же плане можно воспринимать и теорию о том, что сожжение Москвы было масонским магическим ритуалом, нацеленным на уничтожение Наполеона и его армии. Успешное же его проведение обрекло французскую армию на неизбежную гибель. Но все-таки сохранилось такое количество документов и воспоминаний, что нет нужды придумывать настолько невероятные версии трагического московского пожара 1812 года.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях