Константин Мельник-Боткин — русский глава французских спецслужб

Потомок русских эмигрантов Константин Мельник-Боткин в начале 60-х годов прошлого века считался одним из самых влиятельных чиновников Франции. Он курировал все спецслужбы страны, участвовал в создании спецорганов Франции после того, как Шарль де Голль изменил конституцию. Мельник-Боткин всегда был антикоммунистом, и именно из-за его воззрений КГБ приложил гигантские усилия, чтобы сместить Мельника с поста куратора спецслужб Франции.

Эмигрантское окружение

Константин Константинович Мельник-Боткин родился 24 октября 1927 года в местечке Рив-сюр-Фюр, неподалеку от Гренобля (юго-восток Франции). Его мать, Татьяна Евгеньевна, была дочерью личного врача императора Николая II Евгения Боткина, расстрелянного вместе с царской семьей. Мать будущего куратора спецслужб Франции фактически воспитывалась в царском дворце и была очень дружна с великой княжной Анастасией. Отец Мельника-Боткина происходил из зажиточной крестьянской семьи и сумел получить весьма неплохое образование. Во время Первой мировой войны он командовал ротой, был ранен и попал в лечебницу, которую организовал в своем доме Евгений Боткин. Там молодые люди познакомились и вскоре поженились.

Гражданская война застала молодоженов в Сибири. Мельник-старший некоторое время воевал в армии Колчака. После ее разгрома супруги сумели добраться до Владивостока, где сели на пароход и добрались до Франции. Там бывший офицер устроился на работу на целлюлозно-бумажную фабрику.

Во Франции проявились и обострились трения между супругами. Как ни крути, а брак все-таки был неравным, а потому ссоры в семье стали происходить все чаще. Через два года после рождения Константина Мельника-младшего его отец ушел от жены к вдове-казачке. Мать забрала троих детей и переехала в Ниццу, где обосновалось довольно много русских, в основном из представителей древних дворянских фамилий. Татьяна Евгеньевна попала в свою среду, зарабатывала переводами, а потом написала книгу «Найденная Анастасия». Она была уверена, что княжна действительно спаслась, и даже помогала той женщине, которая выдавала себя за императорскую дочь. Неудивительно, что, с детских лет вращаясь в белоэмигрантских кругах, Мельник-Боткин стал противником коммунистической идеи. К окончанию Второй мировой войны Константину Мельнику-Боткину исполнилось 18, и он вместе со своим другом, князем Михаилом Щербатовым, устроился на службу в американскую армию переводчиком.

С тем периодом жизни Мельника-Боткина связана одна история, которую сейчас Константин Константинович вспоминает с улыбкой. Хотя переводчикам платили вполне прилично, но необходимы были деньги для получения французского гражданства (в те времена сам факт рождения на французской земле не давал такое право) и на поездку в Париж, где Мельник-Боткин собирался получить высшее образование. Вот он и придумал, как заработать денег.

Пользуясь своими связями среди американских военных и свободным проходом на американскую военную базу, Мельник-Боткин стал воровать уголь (бывший в те времена жутким дефицитом) и продавать его гражданским лицам. В 1947 году его раскусили и попросили из армии. Так что путь в спецслужбы начался с криминальной истории, что для Франции в порядке вещей. Ведь знаменитый создатель тайной полиции «Сюрте» Эжен Видок тоже был преступником, до того как предложил свои услуги властям.

Первые шаги на «тайной» ниве

Константин Мельник-Боткин сумел скопить достаточно денег, чтобы заплатить немаленькие пошлины для получения французского гражданства и переехать в Париж. Где он и поступил в Институт политических наук. Именно в то время он получил первый опыт работы в спецслужбах.

Читать:  Греческий огонь на страже Константинополя

В пригороде Парижа Медоне располагался приют-интернат Святого Георгия. Он был основан отцом-иезуитом Луи Байлем в 20-х годах в Константинополе и предназначался для помощи детям русских эмигрантов. Затем приют перебрался в Бельгию, а в 1946 году в Медон. Финансировался приют-интернат напрямую из Ватикана. Как известно, орден иезуитов чуть ли не со дня своего основания являлся этакой церковной спецслужбой при Святом Престоле.

В приюте-интернате Святого Георгия католики демонстративно не пытались перекрестить православных в католичество. Более того, немногие французы, учившиеся в интернате, обязаны были учить русский язык. Однако именно этот приют-интернат стал настоящей кузницей кадров для организации Russicum, которая являлась одним из самых действенных подразделений разведки Ватикана.

Константин Мельник-Боткин стал часто бывать в приюте-интернате, считая его истинным осколком исчезнувшей империи. Там его и приглядел кардинал Тиссеран, выполнявший для Святого Престола специфические поручения. Вскоре студент стал привлекаться к тайным операциям. Не раз выезжал в Ватикан, куда доставлял секретные документы, а оттуда перевозил деньги для приюта. Тиссеран вместе с полковником французских спецслужб Эскарпи посоветовал Мельнику-Боткину серьезно заняться изучением социалистического строя. Студент совет принял и в будущем стал одним из самых видных советологов Запада.

После окончания института Мельник-Боткин умудрился стать секретарем парламентской группы партии радикалов. Лидер радикалов в парламенте Шарль Брюн (в будущем министр внутренних дел Франции) советовал молодому человеку сменить фамилию. Мол, во французской политике тот не сможет сделать приличную карьеру с его настоящей фамилией. Но Константин наотрез отказался, заявив, что, даже сменив фамилию, он не перестанет быть русским.

Это его заявление чуть позже помешало Мельнику-Боткину съездить в Москву. В начале 50-х годов резидентом французской разведки в СССР был назначен бывший заместитель полковника Эскарпи капитан Мишо. Он предложил Мельнику-Боткину поехать с ним, но руководители французских спецслужб не осмелились послать в Москву «слишком русского».

Франция ждет перемен

Вместо СССР Константин Мельник-Боткин отправился в США. Сразу после смерти Иосифа Сталина в 1953 году он опубликовал аналитическую статью о положении в СССР, предсказав в развернувшейся там борьбе за власть победу Никиты Хрущева. После того как данный анализ полностью подтвердился, Константин Мельник-Боткин был приглашен на работу в компанию «Рэнд корпорейшен».

В этой компании, по сути являвшейся подразделением Центрального разведывательного управления США, Константин Мельник-Боткин проработал до 1958 года. До того времени, как к власти в очередной раз пришел генерал де Голль. Здесь стоит немного напомнить о происходивших во Франции в те времена событиях. В 1954 году во французской колонии Алжире началась война за независимость, приведшая к серьезному экономическому кризису во Франции. Правительства IV Республики, менявшиеся чуть ли не ежемесячно, постепенно упускали ситуацию из рук. К 1958 году было абсолютно ясно, что кризис требует радикального решения, в частности, предоставление Алжиру независимости. Но против этого было военное командование французской армии. Тогдашний президент Франции Рене Коти вынужден был обратиться к находившемуся в оппозиции де Голлю с просьбой возглавить правительство.

Читать:  Загадочное исчезновение гениального физика Этторе Майораны

Шарль де Голль обладал огромным авторитетом как среди военных, так и среди гражданского населения. И он тоже считал, что колониальная политика Франции требует изменений. 1 июня 1958 года он стал премьер-министром Франции. Уже в августе де Голль представил разработанный его кабинетом новый проект Конституции Франции. Новая конституция сильно ограничивала права парламента и давала права президенту страны в особых случаях получать неограниченную власть.

Против конституции были резко против левые социалисты (в том числе будущий президент Франсуа Миттеран), коммунисты и некоторые военные. Которым было абсолютно ясно, что, согласно новому основному закону, президент может самостоятельно решать вопросы международной политики, в том числе и колоний. Но французский народ поддержал де Голля. 28 сентября 1958 года за новую конституцию проголосовали более 79% французов. Так прекратила свое существование IV Республика и появилась V, в которой французы живут до сих пор. 21 декабря 1958 года Шарль де Голль был избран президентом Франции. Премьер-министром был назначен Мишель Дебре, хорошо знавший Мельника-Боткина еще по его работе в парламенте. Он и пригласил своего давнего знакомого стать советником президента и куратором всех спецслужб Франции.

Во главе антитеррора

В январе 1959 года, после инаугурации де Голля, Константин Мельник-Боткин возвращается в Париж. Довольно быстро он становится одним из самых влиятельных чиновников во всей Франции. Он курировал работу разведки, контрразведки и уголовной полиции. Именно при нем спецслужбы приобрели тот вид, который сохраняют до сих пор.

Основным полем деятельности для Мельника-Боткина стало противодействие международному терроризму.

В 1961 году в среде военных была организована радикальная организация ОАС (Секретная военная организация). Главной целью которой стали теракты в стране и физическое устранение Шарля де Голля. Известно о 16 попытках покушений на генерала-президента, организованных ОАС. Впрочем, попыток было намного больше. Просто французские спецслужбы предупреждали теракты еще на стадии разработки. И благодарить за это следует именно Константина Мельника-Боткина.

Позже он вспоминал, что, когда получил назначение, в первую очередь увеличил штат подразделений контрразведки. А благодаря тому, что в его руках были сконцентрированы нити ко всем спецслужбам Франции, Мельнику-Боткину удалось наладить моментальный обмен информацией между самыми разными службами, начиная от политической и военной разведок и заканчивая детективами из уголовной полиции. Во многом благодаря именно этому французские спецслужбы стали мощной структурой, иногда способной утереть нос и американцам, и русским. Но все равно Мельник-Боткин признавал, что в противостоянии с советской разведкой французская контрразведка сильно проигрывала.

Напомним, что СССР активно поддерживал алжирских повстанцев, помогай им оружием и военными инструкторами. Но затем де Голль взял курс на сближение с СССР, и Хрущев приказал активно любить французского президента. Однако до 1961 года (провозглашение независимости Алжира) все усилия французской контрразведки были направлены на противодействие в первую очередь алжирским террористам и агентам советской разведки. Думается, что усилиями Мельника-Боткина французы попортили немало крови советским спецслужбам. Так что неудивительно, что в Москве было принято решение любыми способами убрать Мельника-Боткина от руководства французскими спецслужбами.

Читать:  Храм Боробудур - вершина мироздания

«Черный пиар» и отставка

В конце 1961 года, перед визитом Никиты Хрущева во Францию, представители советских спецслужб поставили несколько условий, которые де Голль принял. К тому времени он разругался с американцами, с которыми и ранее несильно дружил. Да к тому же не мог простить союзникам по НАТО, что те так и не предоставили Франции технологию изготовления ядерного оружия. Так что, с его точки зрения, сближение с СССР, также обладавшим этой технологией, должно было вернуть Францию в разряд мировых держав. Кстати, в дальнейшем так оно и получилось. При помощи ли советских ученых, или без оной, но французским ученым удалось создать собственную атомную бомбу.

В общем, де Голль готов был на любые условия представителей СССР. В частности, незадолго перед визитом Хрущева из Парижа были вывезены на Корсику все русские эмигранты. Кроме того, руководители спецслужб получили списки лиц, наиболее опасных для СССР. Первым номером там значился Константин Мельник. Как он позже вспоминал, этот список его сильно развеселил. По сути, он должен был арестовать самого себя.

На торжественных мероприятиях, посвященных визиту Хрущева, Константин Мельник-Боткин не присутствовал по просьбе премьера Дебре. Однако Хрущев показал себя обладателем неплохого чувства юмора. На заключительных мероприятиях он преподнес Дебре ящик болгарского вина «Мельник», заявив при этом: «Если вы попробуете это вино, то увидите, какое оно кислое и плохое». Намек был слишком прозрачен.

А затем во французской прессе начали появляться явно кем-то оплаченные статьи в отношении Мельника-Боткина. Особенно муссировалась та часть его биографии, когда он работал на «Рэнд корпорейшен» и типа мог стать агентом ЦРУ. Постепенно доверие Шарля де Голля к своему советнику по спецслужбам стало сильно охладевать. В 1962 году Мельник-Боткин подал в отставку и занялся издательским бизнесом. Он написал несколько книг, в том числе «Агентство и комитет», о противостоянии ЦРУ и КГБ, автобиографию «Шпион и его век. Диагональ двойника», мемуары «Тысяча дней в Матиньоне» (Матиньонский дворец являлся резиденцией правительства Франции). В качестве издателя способствовал выпуску книги Жиля Перро «Красная капелла», книг Стайнера о холокосте и лагере в Треблинке.

После прихода к власти Франсуа Миттерана Мельника-Боткина опять попытались привлечь на государственную службу. Новый президент начал курс на сближение с США, и американские связи бывшего куратора спецслужб могли сильно пригодиться. Но Мельник-Боткин отказался вернуться на госслужбу, ограничившись консультациями. В настоящее время Константин Мельник-Боткин ушел из бизнеса, но продолжает оставаться одним из лучших специалистов по социалистическому строю, выступая с лекциями в различных вузах во многих странах мира.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о