Клоны заменят людей? — Мир Знаний

Клоны заменят людей?

Сложно поверить, но прошло уже двадцать лет с момента, когда миру показали овечку Долли. Однако за это время технология клонирования не стала общепринятой, и она по-прежнему порождает вокруг себя немало споров. Вместе с тем развитие этого направления науки продолжается…

Самый известный клон

Строго говоря, овечка Долли не была первым в истории клоном. Более того, в живой природе клонирование, то есть воспроизведение объекта с идентичным генотипом, является достаточно распространенным способом размножения живых организмов. Оно свойственно вирусам и бактериям. Клонированием по своей сути является вегетативное размножение у растений. Некоторым животным свойственен партеногенез, при котором в определенных условиях зародыш образуется только при участии материнских клеток и содержит, тем самым, лишь один набор генов. Так, например, могут размножаться комодские драконы — крупнейшие из живущих на Земле ящериц. Стоит отметить, что появление генетически идентичной копии той или иной биологической особи, клетки или ткани не означает, что клон будет полностью идентичным оригиналу. На него будут оказывать влияние мелкие мутации, а также факторы внешней среды.

Неудивительно, что при такой распространенности в живой природе о возможности искусственного клонирования заговорили очень давно, еще в XIX веке. От разговора к делу перешли в 1962 году, когда будущий нобелевский лауреат по медицине Джон Гердон успешно клонировал лягушку. После него многие пытались повторить опыт на более крупных и сложных организмах, в первую очередь — на млекопитающих. Однако успехи были весьма ограниченны. Одним из немногих достижений в этом направлении стало осуществленное в 1987 году советскими учеными клонирование мыши.

Почему же во всем мире важной вехой в становлении технологии клонирования считают именно работу группы исследователей из Рослинского института в Шотландии под руководством Яна Вилмута и Кита Кэмпбелла? Дело в том, что все предыдущие эксперименты получали клон из эмбриональных клеток. Шотландцам же удалось, используя сравнительно простые методы, вырастить крупное млекопитающее из соматических клеток взрослой особи.

Долли представили общественности не сразу, а лишь в восьмимесячном возрасте, убедившись, что клонированная овечка чувствует себя вполне нормально. Поэтому, хотя рождение клона состоялось еще летом 1996 года, мир о нем узнал лишь 27 февраля 1997 года после публикации статьи в журнале Nature. Впоследствии за ее жизнью следил весь научный мир, поскольку никто не мог сказать, насколько здоровым окажется животное, появившееся на свет таким необычным способом.

Тревожные результаты

Долли была вполне обычной овцой, она принесла здоровое потомство — шестерых ягнят, зачатых естественным путем от барашка Дэвида. Однако умерла она не своей смертью — ее усыпили, поскольку животное страдало от артрита и заболевания легких. На тот момент ей не было еще и семи лет — это вдвое меньше, чем обычно живут овцы. Столь ранняя смерть сразу возбудила беспокойство.

Исследовав тело клона после смерти, ученые обнаружили, что у ее хромосом были изначально короткие теломеры — концевые участки, предохраняющие генетический материал от повреждения при делении клеток. Многие задались вопросом: а не был ли клонированный организм изначально дефектным? Не об этом ли свидетельствует преждевременное развитие тяжелых заболеваний, которые хоть и свойственны овцам, но обычно проявляются у них в более позднем возрасте?

За последние двадцать лет было клонировано множество животных: мышей, кошек, оленей, лошадей, быков, собак, верблюдов. В настоящее время живут даже несколько генетических копий самой Долли.

Пока что однозначно сказать, насколько оправданны такие опасения скептиков, нельзя. Однако ученых волнуют и другие проблемы, связанные с клонированием. Один из критиков технологии, нобелевский лауреат в области физиологии и медицины Франсуа Жакоб, указывает, что эволюция не просто так пришла к половому размножению, по возможности избегая клонирования. По его мнению, для высокоразвитых организмов клонирование — неподходящая эволюционная стратегия. Они не могут размножаться столь же быстро, как вирусы и болезнетворные одноклеточные организмы, и потому вынуждены постоянно перемешивать гены в каждом новом поколении.

В противном случае при небольшом генетическом разнообразии популяция становится уязвимой для болезней. Клоны, имея идентичный генотип, будут одинаково реагировать на инфекции, и одного тяжелого заболевания достаточно, чтобы стереть с лица земли всю их популяцию. Немало сомнений вызывает этическая сторона вопроса. Сразу после успешного эксперимента с Долли на ученых посыпались многочисленные гневные окрики — начиная от зоозащитников и заканчивая церковью. Сторонники идеи защиты прав животных указывали, что перед тем, как на свет от суррогатной матери-овцы появилась Долли, множество эмбрионов погибли, унеся жизни вынашивавших их овцематок.

Папа Римский Иоанн Павел II призывал ученых к крайней осторожности в манипуляциях с жизнью во всех ее формах. По мнению Ватикана, клонирование человека нарушило бы естественную связь родителей и детей.

Клонирование на службе евгеники?

Значительная часть людей, задумавшихся об этической стороне вопроса, примеряла идею клонирования к человеку: что будет, когда от овец мы перейдем к людям? Насколько допустимо создание копий реально существующих людей, каков будет их правовой статус? Не приведет ли бесконечное повторение самих себя к деградации, обеднению генетического фонда человека? А если с помощью генетики будет начато улучшение нашего вида — не слишком ли близко мы подойдем к евгеническим проектам Третьего рейха по созданию сверхлюдей?

Еще одна проблема кроется в процессе получения яйцеклеток, необходимых для создания клона. Если речь идет о клонировании человека, то их можно получить только от женщин, и этот процесс отрицательно сказывается на здоровье донора. Пока для клонирования используются яйцеклетки, оставшиеся ненужными при экстракорпоральном оплодотворении, однако если когда-нибудь процесс поставят на поток, не обойтись без прямого изъятия. Правильно ли вредить здоровью людей ради экспериментов? Вопрос для большинства риторический.

Подобные соображения привели к тому, что в прошлом десятилетии в значительной части стран мира были введены различные ограничения на эксперименты по клонированию; в первую очередь если дело касается человека. В 2005 году была даже принята соответствующая Декларация ООН, объявляющая недопустимость клонирования человеческих особей. И робкие голоса ученых по поводу того, что, возможно, такие ограничения отодвигают решение многих проблем на неопределенное будущее, в тот момент никого не убедили.

С мертвой точки

Тем не менее, судя по всему, рано или поздно мы вернемся к клонированию, в том числе и человека — уж слишком широкие перспективы открывает эта технология. Уже сегодня при так называемом терапевтическом клонировании, единственном разрешенном, когда развитие эмбриона останавливают на ранней стадии, полученные клетки можно использовать для лечения целого ряда заболеваний. Такие клетки, иначе называемые стволовыми, могут превратиться в ткань любого органа, что открывает потрясающие перспективы. Например, зимой этого года с помощью стволовых клеток ученым удалось частично вернуть зрение мышам, страдающим дегенерацией сетчатки глаза. Уже сегодня с их помощью небезуспешно пытаются лечить дегенеративные поражения головного и спинного мозга, постинфарктный кардиосклероз, поражения мышц.

Огромный интерес, проявляемый к клонированию, связан с тем, что с его помощью теоретически можно вырастить органы, полностью идентичные органам пациента и потому не способные вызвать отторжение. Их трансплантация не приведет к несовместимости, не потребует применения иммуносупрессоров — средств, имеющих массу побочных эффектов. В общем, вызовет настоящую революцию в трансплантологии, при которой отпадет необходимость в донорах, люди не будут ждать долгие годы, перед тем как смогут найти подходящую почку или сердце. Пока что это лишь теоретическая возможность, ни один полноценный орган вырастить не удалось, однако успех здесь — вопрос времени.

Другая область, где клонирование может найти самое широкое применение, — сельское хозяйство. С его помощью можно будет существенно повысить продуктивность растений, снять естественные ограничения со скорости увеличения поголовья домашних животных. В перспективе применение клонирования для производства продуктов питания сможет снять проблему недоедания в бедных странах — а она нынче стоит очень остро, провоцируя рост миграционных потоков, конфликты и преступность. При этом ученые предполагают, что при развитии технологии можно будет научиться выращивать отдельные ткани — скажем, кусок мяса вместо целого животного. В результате можно будет сэкономить на содержании животного, его выращивании.

Столь заманчивые перспективы уже сегодня заставляют некоторые страны смягчать ограничения, наложенные на клонирование. И хотя человеческого клона мы не увидим еще долго, остальные плоды этой прорывной технологии сможем вкусить уже в ближайшие десятилетия.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях