Кавказский медведь — Мир Знаний

Кавказский медведь

Размеры средние и мелкие, очень изменчив по величине. В общем значительно мельче среднерусского медведя, U. a. arctos, Волосяной покров мало пышный. Окраска более светлая, чем у среднерусской формы (U: а. arctos) и изменяется от палевой до светло-бурой, довольно однотонная — размах ее изменчивости меньше, чем в U. a. arctos.

Общий тон рыжевато-бурый, сравнительно светлый, без примеси черных и бурых тонов. Светлый налет концов остей выражен довольно слабо и лишь в передней части тела. Подпушь светлая, светло-каштановая. Ости буровато-рыжые, с очень короткими светлыми окончаниями или без них. Конечности и брюхо однотонны с телом и не темнее его. Морда немного светлее туловища, концы ушей однотонны или немного светлее туловища. Иногда бывает ошейник, развитый несколько сильнее, чем у U. a. arctos, в смысле охвата шеи. Попадаются совершенно однотонно окрашенные особи. Хвост однотонный с туловищем. На холке, где волосы сильно удлинены, обозначается темное поле (пятно), обусловленное несколько более темным цветом подпуши. Здесь благодаря «разваливающимся» волосам ости она лучше видна.

Светлый и темный тип окраски выражены не резко. Более темные звери встречаются относительно редко и от наиболее распространенного описанного типа уклонения идут преимущественно в сторону дальнейшего посветления.

Наибольшая длина черепа самцов 303—394 мм, кондилобазальная длина 288—353 мм, длина верхнего ряда зубов 110—133 мм.

Большой Кавказ, Закавказье, кроме южного, юго-западного и Талыша — на юг включительно до северной Армении и исключая прибрежную область Черного моря на север до района Сухуми. Вне СССР — нет.

Кавказская форма бурого медведя очень своеобразна и представляет большой интерес. О ней высказаны весьма различные мнения. Крайние точки зрения сводятся, с одной стороны, к признанию существования на Кавказе 4 форм с другой — к отнесению медведей всего Кавказа к одной форме — U. a. syriacus.

При относительно малой изменчивости окраски кавказский бурый медведь отличается очень большой и сложной изменчивостью общих размеров и черепа; последний чрезвычайно изменчив как по величине, так и по структурным особенностям. На Кавказе имеется очень крупный медведь, не меньший или немногим меньший, чем северный, с массивным крупным черепом с резко выраженными буграми, гребнями и т. п. того же типа, как у средне-русского U. a. arctos. Это тип «caucasicus Sm.». Его сходство с северным настолько велико, что некоторые авторы признавали существование на Кавказе номинальной северной формы медведя. Наибольшая длина черепа самцов этого типа 348 — М368 — 394 мм. Отдельные черепа даже крупнее, чем у восточносибирского U. a. yeniseensis. Наравне с этим местами бок о бокс ним на Кавказе живет мелкий зверь с небольшим черепом инфантильного типа — с большой мозговой коробкой, слабыми гребнями, узкими скуловыми дугами и т. п. (тип ameridionalis Midd.»). Между этими крайними типами имеются все переходы (частью это тип «dinniki Sm.»). Такая резкая количественная и качественная изменчивость и давала повод, при чисто морфологическом подходе к понятию вида и расы, для описания разных форм медведей на Кавказе.

В распределении указанных типов имеется и некоторая географическая закономерность. На Главном Кавказском хребте живут медведи всех трех типов. Они встречаются вместе (попытки найти между ними экологическую разницу неудачны). Однако крупные звери (caucasicus) встречаются более в средних и особенно в западных частях хребта. В Закавказье крупная форма отсутствует и здесь встречаются медведи среднего и, главным образом, мелкого (wieridionalis») типа.

Имеются и некоторые географические тенденции в окраске. На Главном хребте наравне со светлыми встречаются в значительном числе относительно темные звери. В Закавказье таких темных мало и преобладают светлые и очень светлые. Вместе с тем, четкой географической локализации и взаимоисключения разных морфологических типов нет. Это одна раса, однако весьма изменчивая не только в количественных, но частью и в качественных признаках. Имеются лишь указанные тенденции географического размещения типов изменчивости.

Эта картина признаков и их размещения в популяции прямо указывает на то, что кавказский медведь, V. a. meridionalis, представляет собою переходную, очевидно, гибридную, расу от группы европейско-сибирских медведей (arctos) и именно U. a. arctos к группе переднеазиатских медведей (syriacus) и именно U. a. syriaeus. Именно так, вероятно, должна разрешаться «загадка» кавказского медведя.

Неосновательность признания нескольких форм ясна и уже была показана раньше. Однако столь же неосновательно и отнесение всех кавказских медведей к U. a.syriacus. Как ни плохо известна эта форма, несомненно, что медведи Большого Кавказа как популяция имеют с ней очень мало общего. Отличаются от нее и звери большей части Малого Кавказа и Закавказья (кроме юга — см. дальше описание сирийского медведя). То обстоятельство, что в Закавказье в большом числе имеются мелкие и более светлые звери и мало крупных и темных, вполне закономерно. В Закавказье явственнее черты перехода к U. a. syriacus и генетическая индукция этой формы, естественно, больше, чем на Большом Кавказе.

Приведенные данные о характере признаков U. a. meridionalis и географических тенденциях их распространения в популяции позволяют понять и другие ее особенности и происхождение. Как известно, Кавказ, особенно Закавказье, получал свою фауну, связанную с лесами, в значительной мере из Передней и Малой Азии или из Европы через Малую Азию. Вероятно, заселение Кавказа медведем тоже шло с юга. Отсюда, очевидно, проникал мелкий и светлый медведь. Эта возможность имеется и в настоящее время. С другой стороны, в прошлом, еще недавнем (голоцен), на Кавказ, несомненно, проникал крупный и темный медведь и с севера. Это проникновение шло с северо-запада — с Дона на Кубань.

Смешение этих двух потоков при неограниченной гибридизации и дало современную пеструю морфологическую и географическую картину расы. С этой точки зрения понятно присутствие крупных и темных медведей (наравне с мелкими) преимущественно именно на Большом Кавказе и главным образом на западе и преобладание мелких и светлых в Закавказье. Замечательно, что на Кавказе есть медведи, по черепу не отличимые от U. a. arctos. Таким образом, V. a. meridionalis — переходная форма между северным — европейско-сибирским — и южным — переднеазиатским медведем. «Полиморфность» ее — результат гибридного образования. Эта форма занимает значительную и зоогеографически своеобразную территорию, хорошо характеризована, а поэтому заслуживает признания в качестве самостоятельного подвида.

Кавказский медведь в известной мере аналогичен восточно-сибирскому U. a. yeniseensis, однако вся картина здесь, по-видимому, выражена ярче, в частности, амплитуда изменчивости больше.

Примечание. Адлерберг (1931) предложил уничтожить имя meridionalis Middendorff на том основании, что Миддендорф понимал под ним не только кавказских, но и малоазиатских и южноевропейских медведей и что типом послужил череп мелкой формы медведя. Этот автор предложил для описанной формы употреблять имя caucasicus Smirnov, 1916. С номенклатурной точки зрения эти доводы совершенно не убедительны. Миддендорф (1851) дал характеристику и распространение, в котором первым назвал Кавказ, и данное им имя формально безупречно. Ошибку Адлерберга, следуя ему, повторили и некоторые другие авторы.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях