Кабарга — Мир Знаний

Кабарга

Описание

Кабарга по общему облику резко отличается от остальных оленей и от всех других копытных. Общий склад легкий и изящный. Задние конечности очень длинны и с сильной мускулатурой, передние же сравнительно коротки, тонки и слабы; грудная клетка мала. Благодаря этому задняя часть тела выглядит гораздо больше, шире и массивнее передней, а спина сильно изогнута и в крестце животное гораздо выше, чем в плечах. При небольшой голове, относительно тонкой, не длинной, довольно низко посаженной шее кабарга выглядит как бы «сгорбившейся» или «пригнувшейся». Даже при медленных аллюрах кабарга двигается довольно большими, исключительно легкими, мягкими пружинящими прыжками, опустив голову, что еще больше подчеркивает ее своеобразие. Указанное соотношение конечностей, как и некоторые другие особенности , (удлинение головок бедра, выпрямленный таз и др.), представляющие собой приспособление к прыганию, развиты сильнее, чем у всех остальных копытных, даже типичных горных и, несомненно, выгодны при жизни в горах и в скалах.

Голова относительно небольшая, удлиненная, с довольно большими глазами. Уши длинные и широкие с более или менее округлой вершиной, очень подвижные; на конце морды большое голое поле, окружающее ноздри черного цвета. Изо рта у самцов торчат прямо вниз большие, слегка саблевидно изогнутые тонкие и очень острые клыки. Их концы у старых самцов опускаются значительно ниже подбородка. У самок клыки снаружи незаметны. Хвост очень мал и из меха не выдается. У взрослых самцов он голый (только на конце имеется пучок волос), толстый, с округленным концом, плоский. У самок и молодых самцов он тонкий и покрыт волосами. Копыта средних пальцев острые, узкие и вытянутые. Боковые копыта относительно крупные, лишь немногим меньше средних, острые и удлиненные, концы их достигают основания копыт средних пальцев. Функционально они более активны, чем у большинства наших видов семейства, у стоящего животного они почти всегда касаются земли и обычно видны на следу.

Мех состоит из волос нескольких типов. Большая часть тела покрыта длинными, несколько волнистыми, грубыми (до 0,5 мм в диаметре) и упругими волосами со значительными воздушными полостями и поэтому довольно ломкими. На крестце их длина достигает 95, на холке 65 мм, на боках они несколько короче — еще короче на шее и брюхе и особенно на голове и на ногах. Подпушь развита относительно слабо, очень мягкая и нежная. Волосы туловища на 2/3 от основания беловатые, дальше буровато-серые, вершина темно-бурая, даже черно-бурая. Часть волос имеет нерезкий, довольно широкий рыжеватый поясок.

Общий тон основного цвета меха туловища взрослого животного в полном зимнем мехе темно-коричневый (темно-шоколадный), даже темно-бурый, довольно однообразный на всем теле. Голова серая с примесью бурого тона на верхней стороне. Уши с тыльной стороны серовато-бурые, с внутренней — грязно-серые, концы их черноватые. Шея по верхней стороне темно-шоколадная с сероватым налетом. По этому фону обычно идет желтоватая полоса, на которой иногда имеются парные нерезкие пятна. По нижней стороне шеи от нижней челюсти тянется белая или беловатая полоса, разделенная посредине удлиненным пятном коричневого цвета. Светлая окраска идет далее на грудь и на внутренние поверхности передних конечностей. Окраска на боках несколько светлее, чем на спине. На боках и по спине разбросаны светлые буровато-охристые или рыжевато-желтые пятна. Обычно они образуют продольные ряды, расположенные симметрично. Спереди на боках их два, на бедрах — до 5—6. По спине обычно идут два ряда пятен, иногда почти сливающихся в продольные полоски. Брюхо и конечности окрашены в буровато-коричневый цвет, передне-внутренняя сторона ног сероватая.

Общий тон окраски тела подвержен довольно значительной индивидуальной изменчивости и изменяется от светлого, почти желтого, до коричневато-черного. Особенно изменчива пятнистость. Обычно пятна крупные, яркие и ограничены четко, иногда же мелкие, тусклые и размытые. Иногда на боках пятна исчезают, но всегда сохраняются на бедрах. Иногда, наоборот, количество пятен велико, и они образуют общий охристо-седоватый налет на большей части туловища. Половых отличий в окраске нет или они слабы; по-видимому, у самок пятнистость несколько сильнее. Сезонные отличия выражаются в посветлении меха к концу зимы в связи с обнашиванием и выцветанием его.

Линька одна и летнего меха как такового не существует. Начиная с конца зимы и на протяжении почти всего теплого времени года идет утеря старого волоса и подрастание нового, которое заканчивается поздней осенью. Летом животное ходит в коротком волосе без подшерстка. Выцветшие и изношенные остатки старого меха наравне с подрастающим и подросшим новым на спине часто сохраняются почти все лето (особенно у кормящих самок).

Возрастные изменения окраски и волосяного покрова значительны. У новорожденных волос короткий и относительно мягкий. Основной фон окраски темно-коричневый. Вся верхняя сторона туловища — спина, область лопаток, верхняя часть боков, плеч и бедер густо покрыта пятнами, образующими хорошо ограниченный светлый чепрак. Пятна имеют желтовато-белый и рыжеватый цвет и часто располагаются так, что получаются продольные (иногда и поперечные) ряды, подчас сливающиеся в полосы. На крупе и бедрах, где полос больше, их может обозначаться пять. На голове под ушами большое беловатое пятно, внутренняя поверхность ушей светло-охристая, снаружи они рыжеватые. На верхней стороне шеи идут два больших светло-рыжеватых пятна.

Горло белое с желтоватым оттенком, по нижней стороне шеи идут две светлых полосы, переходящих на грудь и на внутренние стороны передних ног, где они доходят до боковых копыт. Наверху от белого поля горла с каждой стороны отходят кзади по задней стороне щек и горла по две небольших белых полосы.

Брюхо белое с желтоватым налетом, область пахов и внутренняя поверхность задних ног белые. К зиме молодое животное перелинивает в первый зимний наряд из грубых волос, типичных для взрослых животных и по окраске сходен с нарядом взрослых, но с более развитой пятнистостью. Второй зимний наряд (в возрасте полутора лет) не отличается от окраски взрослых.

Хвостовые железы располагаются по верхней поверхности хвоста и содержат секрет с козлиным запахом. Мускусные железы находятся в особом мешочке—впячивании кожи, расположенном кпереди от препуциального отверстия. У взрослых самцов мешочек имеет ширину около 3 см и глубину 4—5 см. Обе категории желез связаны, по-видимому, с половой деятельностью (может быть, маркировкой территории), строение и функция других желез (на бедрах) неизвестны. Млечные железы голые, оба соска расположены близко друг от друга и имеют длину 14—15 мм.

Череп небольшой, с относительно объемистой мозговой частью и короткой лицевой. Длина последней составляет 47—52% наибольшей длины черепа. Слезные кости плоские, без углубления. Межчелюстные кости с длинными верхними отростками, сильно вдающимися между носовыми и челюстными костями. Надглазничные отростки значительные. Теменные гребни сзади сходятся близко и образуют нерезко выраженный стреловидный гребень.

Зубы относительно мелкие. Резцы и нижние клыки мало различаются по размерам и лишь незначительно уменьшаются от середины ряда к краям. Коронки их уплощенные и листовидо расширенные, более или менее симметричные (не изогнуты в сторону), крайние несколько налегают на средние (клык — на третий резец, третий резец—на второй, второй — на первый). Коренные нижней челюсти имеют с наружной стороны хорошо развитые дополнительные колонки. Верхние клыки у самцов развиты очень сильно, имеют саблевидный изгиб и очень острую вершину. Они сильно сжаты с боков, причем задний край острый, режущий; передний более притуплён. Длина их достигает 70 и даже 100 мм. Пульпа зуба открытая, и рост его идет в течение всей жизни животного или большей части ее. Зуб сидит в альвеоле неплотно и у живого животного может немного отклоняться вперед, назад и в стороны. По-видимому, это в какой-то мере предохраняет его от поломки. У самки клыки имеются, но малы, хотя не ниже коренных и у живых не выступают из-под губы.

Половые различия в черепе выражены хорошо и связаны прежде всего с неодинаковой степенью развития клыков. Весь передний отдел черепа самца гораздо более массивный и широкий, чем у самки. На протяжении, соответствующем носовым костям, боковые очертания ростральной части черепа у самца почти параллельны, у самки клиновидно сходятся кпереди. В связи с большим объемом альвеолы клыка образующие ее части челюстной и межчелюстной кости у самца увеличены и вздуты, а носовые отростки последних лежат почти горизонтально. У самок они поставлены почти вертикально. У самцов небо в области клыков шире, чем у самок. Надглазничные отростки и дуги у самок слабее, чем у самцов, общие размеры черепа самки несколько меньше.

Возрастные изменения черепа самцов значительно больше, чем у самок, и зависят от прогрессивного относительного увеличения с возрастом клыков. Благодаря этому ростральная область становится все более массивной и вздутой, в то время как у самки ее форма остается более или менее постоянной.

Позвоночник сильно изогнут. Задний отдел велик и сравнительно массивен, передний более легкого строения. Поясничный отдел велик и по длине почти равен грудному, грудная клетка короткая и узкая. Длина скелета задней конечности больше передней (до сочленения плеча с лопаткой).

Размеры и вес животных подвержены сравнительно небольшим изменениям. Это касается прежде всего возрастных изменений, так как рост и созревание идут быстро и животное к двум годам уже достигает полного развития. Заметных половых различий в размерах и весе нет. Новорожденные весят 300—500 г, взрослые: самки в Сихотэ-Алине до 15—17 кг, самцы немного больше. Общая длина тела равна 86—100 см, высота в холке 56—67 см, редко 80 см, высота в крестце 67—80 см, длина уха 8—11 см, длина хвоста 4—6 см.

Систематическое положение

Единственный вид рода.

Географическое распространение

Восточная Азия почти от северной границы леса до Южного Китая, Ассама и Бирмы; Гималаи.

Ареал в бывшем СССР очень велик и составляет около половины видового ареала — почти всю его северную половину. Он занимает юг Средней Сибири, Заенисейскую Сибирь и Дальний Восток, кроме его северо-востока.

На юго-западе ареал кабарги занимает Алтай. Крайние юго-западные места обитания кабарги здесь —Курчумский и Нарымский хребты и верховья Бухтармы, т. е., вероятно, система хребтов южного Алтая.

По Алтаю кабарга распространена широко, однако, границы ее ареала здесь, тем более в прошлом, установить с точностью невозможно. Известны нахождения кабарги в Катуиском хребте, в бассейне Коксы, то есть в хребте Коргоиском (Абай, Сугаш), по-видимому, она водится и в хребтах Холзуне и Коксинском, в верховьях Чарыша (Усть-Кан), т. е. вероятно ив Тигерецком хребте, у Черги, т. е. в хребтах Чергинском и Семинском. Далее на восток граница идет к северной оконечности Телецкого озера. Положительных сведений об обитании кабарги в западных хребтах — Убинском, Ульбинском и Ивановских Белках не имеется, однако, обитание ее здесь по крайней мере в прошлом, весьма вероятно. На севере ареал не достигает, и очевидно и не достигал Горно-Алтайска (Ойрот-туры, Улалы) — здесь обстановка для этого вида неблагоприятна.

В ареал входят, далее, Абаканский хребет, по крайней мере в его южной части, в области Телецкого озера и Кузнецкий Алатау. Подробностей о распространении кабарги в этой области неизвестно. В Салаирском кряже ее, однако, по-видимому, нет. Восточнее Алтая ареал захватывает горные области системы Саян на север вплоть до Красноярска (заповедник Столбы) и Тувинской области, на юге включая Танну-Ола.

Распространение кабарги в остальной (большей) части Сибири известно очень плохо. Ниже оно дается в весьма общей форме, и границы ареала в ряде мест очерчены приблизительно или проводятся за недостатком сведений даже предположительно. Западной границей ареала служит Енисей, за который кабарга не переходит. Лишь в немногих местах, как у Осиновских порогов близ устья Подкамеиной Тунгуски или в районе Алинской близ устья Елогуя, она встречается на левом берегу Енисея, у самой реки. Северный предел распространения кабарги по Енисею, по-видимому, лежит у устья Нижней Тунгуски. Может быть, она проникает и несколько севернее. Восточнее Енисея, на севере, кабарга отмечена у озер Неконгда (66°), на р. Тембенчи (приток Кочечумо северного притока Нижней Тунгуски), на водоразделе северных притоков Кочечумо, Ембичимы и Ягтали, в горах Сыверма на полярном круге и немного севернее приблизительно на 100° в. д.. Не исключено, что кабарга встречается и еще севернее, в бассейне Курейки и, может быть, в горах Путорана, где условия для ее жизни местами, по-видимому, благоприятны,однако, положительных сведений об этом нет. Отмечена на оз. Ессей приблизительно на 69° с. ш. Это, по-видимому, самая северная достоверная точка нахождения вида в Енисейско-Хатангской области.

По Хатанге кабарга, по некоторым данным, достигает 70° с. ш., что, однако, если принять во внимание ее распространение в приенисейской области, сомнительно и требует подтверждения.

На всем громадном протяжении от Хатанги до Охотского моря распространение кабарги и северная граница ее ареала в сущности неизвестный об этом имеются лишь отдельные указания, которые не могут дать правильной картины. Так, на пространстве между Хатангой и Леной кабарга известна с истоков р. Икикит (Укыкит)—левого притока Оленека (около 69° с. ш.; Маак, 1859)2. На Омолое и в низовьях Яны кабарга указана на север до 70° с. ш. и для гор Тулях в 460 км к северу от Верхоянска.

Распространение кабарги в бассейне Индигирки и Колымы совершенно неясно. Судя по всему, можно предполагать, что кабарга распространена по левобережью Индигирки в области ее водораздела с Яной, вероятно, приблизительно до 70° — до северной оконечности хребта Черского. По правобережью реки, между ней и Колымой, она едва ли идет севернее 67° 30′ — северной оконечности Момского хребта. Дальше граница, вероятно, огибает с юга Колымскую низменность и выходит на Колыму где-то в области Средне-Колымска (Зырянка), или немного выше него. Во всяком случае, она захватывает область правого притока Колымы Коркодона. Идя далее через верховья Омолона, она на 64° пересекает Колымский хребет, выходит на его восточный склон, немного не доходя до побережья Пенжинской губы, и, не переходя в бассейн Пенжиной, направляется по восточному склону Колымского хребта на юг, становясь восточной границей. Таким образом, северная часть Колымского хребта и горы по правобережью нижней Колымы и нижнему течению Омолона, в том числе Анюйские хребты, по-видимому, в ареал кабарги не входят.

Восточную границу ареала кабарги составляют горы побережья Охотского моря, причем она доходит до берега моря. Линия границы в связи с местными условиями рельефа, однако, несомненно, достаточно сложна. Так, например, в равнинных пространствах области лимана Амура кабарги нет. Далее на юг по Сихотэ- Алиню ареал, очевидно, везде доходит до берега моря или подходит к нему очень близко.

Южную границу ареала в пределах бывшего СССР составляет государственная граница, до которой он доходит почти везде. Исключение составляют относительно небольшие пространства по долине Амура и Уссури и очень незначительные участки в степях юго-восточного Забайкалья, в районе Кяхты и низовьях Джиды. Площадь их, вопреки распространенному мнению, очень невелика и не больше тех «люков» в ареале, которые имеются севернее. В сущности всюду ареал переходит за государственную границу и лишь южная граница распространения кабарги в пределах бывшего СССР по Танну-Ола одновременно составляет южную границу видового ареала в этой его части.

Кабарга водится на Сахалине как в его северной, так и южной части, отсутствует на Шантарских островах и на Камчатке.

В пределах очерченного ареала распространение кабарги весьма неравномерно. Это объясняется тем, что она связана с горной тайгой и со скалистыми участками и весьма стенотопна. Поэтому в подробностях размещение вида в целом и в каждой данной области весьма сложно — очаги обитания зверя перемежаются пространствами, где его нет. Эти «люки» в ареале по площади могут быть значительны. Весьма неравномерно и размещение численности кабарги, что тоже создает и подчеркивает картину размещения отдельными очагами.

В Монголии кабарга занимает горы области Косогола (Хубсугула) и к юго-востоку отсюда по Селенге, часть Хангайской системы к югу примерно до 46° — 45° и Хэнтэй к юго-западу до Улан-Батора и гор Богдо-Ула. В Монгольском Алтае и по входящим в Монголию на востоке отрогам Большого Хингана кабарги видимо нет. В С.-В. Китае кабарга распространена по всем горным системам (Большой и Малый Хинган, Ильхури-Алинь, Восточно-Маньчжурская горная страна, Чанбайшань), и ареал занимает, таким образом, почти всю страну, кроме обширных пространств центра (Маньчжурская равнина) и некоторых других мест.

Далее ареал (восстановленный) занимает Корейский полуостров (подробности неизвестны), восточные части Внутренней Монголии (в западных нет) и Северный Китай (Жэхэ, Хэбэй, Суйюань), кроме, конечно, пустынь Ордоса и Алашаня, Шаньси, Шэньси. Западная часть ареала занимает восточную часть хребта Ианьшань на запад, по крайней мере, до оз. Каранора (около 98° в. д.), область Кукунора (хребетЮжно-Кукунорский и др.), восточную окраину Тибета (Кам и область притоков Хуанхэ и Янцзы, Меконга и Салуина), самую южную окраину Тибета и Гималаи на запад до Кашмира и Гилгита. Южная граница ареала в Китае и на полуострове Индокитай не выяснена. По-видимому, в него входят северные горные части Ассама и Бирмы и южнокитайские провинции, очевидно, включая Юньнань. Имеются сведения о проникновении описываемого вида в Бирме на юг до провинции Пегу (южная Бирма в области к западу от нижнего Салуина) и в восточной части полуострова Индокитай по горам до Вьетнама, но они сомнительны.

Восточная граница восстановленного ареала может быть условно проверена по побережью океана или близ него — по восточной окраине горной страны Ианьлинь. В настоящее время в большинстве областей густо населенного Восточного Китая кабарга не доходит до своей естественной восточной границы. На равнинных пространствах между низовьями Янцзы и Хуанхэ и несколько к северу (к Пекину), т. е. на так называемой Великой Китайской равнине, кабарги, очевидно, не было искони.

Географическая изменчивость

Внутривидовая система вида, несмотря на ряд работ, посвященных ей, не может считаться достаточно разъясненной. Разные авторы признают от 5 до 7 географических форм. Наименее ясен вопрос о формах южной части ареала (Гималаев, Южного Китая, Тибета). В наших пределах различают от 2 до 4 подвидов. Достаточно запутана в последнее время и номенклатура.

В бывшем СССР, по-видимому, можно выделить три подвида. Отличия их весьма незначительны, и признаки сильно трансгрессируют и требуют уточнения.

Сибирская кабарга

Относительно крупная форма с наибольшей длиною черепа до 164 мм. Носовые кости до 41% наибольшей длины черепа. Межглазничная ширина в большинстве случаев больше ширины за надглазничными отростками. Носовые кости сзади обычно образуют клинообразную фигуру. Пястные и плюсневые кости длинные (первые 128—148, вторые 172—189 мм). Окраска темная. Основания волос белые.

Вся сибирская часть ареала, кроме Амура и Сахалина. Вне СССР обитает в северной Монголии. Граница ареала по отношению к следующей форме совершенно неясна.

Дальневосточная кабарга

В общем незначительно меньше предыдущей. Наибольшая длина черепа до 157 мм, носовые кости относительно более короткие и составляют около 38% наибольшей длины черепа. Межглазничная ширина всегда больше ширины за надглазничными отростками. Носовые кости сзади обычно не образуют клиновидной фигуры и притуплены. Пястные и плюсневые кости немного короче. Окраска более темная, чем у предыдущей формы, шоколадно-коричневая. Основания волос сероватые.

Уссурийский край и Амур. За пределами СССР встречается на Корейском п-ове, вероятно, и в смежных частях С.-В. Китая. Очень слабо отличающаяся форма — по-видимому, отражает лишь некоторую тенденцию к уменьшению общих размеров с севера на юг. Иногда амурских и уссурийских кабарог относят к сибирской форме, что весьма вероятно.

Сахалинская кабарга

Относительно мелкая форма — наибольшая длина черепа до 151 мм. По строению черепа сходна с дальневосточной кабаргой, но ширина межглазничного пространства меньше ширины за надглазничными отростками, реже почти равна ей. Метаподии как у предыдущей формы. Остров Сахалин.

Биология

Численность

Распространение кабарги отличается неравномерностью, она встречается лишь в отдельных участках местности, как правило, не образуя больших скоплений. В местах, где кабарга длительное время охраняется, плотность популяции в некоторых участках может достигать 73—78 голов на 1000 га лесной площади (бассейн р. Боскон в Алтайском заповеднике, 1940 г.; заповедник Столбы, 1952 г.). Там же, где кабаргу добывают в большом количестве, плотность заселения ею угодий не превышает 5—10 голов на ту же площадь. В заповеднике Столбы (46,5 тыс. га) в общем держится несколько более 500 кабарог.

Места обитания

Кабарга по преимуществу обитатель среднего пояса горной тайги; выше 1600 м, как правило, не встречается. Животные, особенно зимой, тяготеют к относительно крутым склонам, покрытым хвойным лесом (кедровым, пихтовым или еловым, реже с участием лиственницы или сосны). К излюбленным местам обитания обычно принадлежат участки с выходами скал — «отстоями», где кабарга находит спасение от врагов. Явное предпочтение отдается северным теневым склонам, где больше древесных лишайников и зимой нет наста. В условиях сглаженного рельефа и вдали от скал кабарга встречается сравнительно редко (в бессейне Лены и верховьях Ангары это наблюдается чаще, чем в других районах), вследствие чего ее распространение обычно носит мозаичный характер. В северных частях ареала обитает на возвышенностях, покрытых хвойным лесом, лесотундровой растительностью.

Летом по крайней мере часть суток кабарга проводит в долинах лесных рек и близ горных ручьев, по участкам с хорошей травянистой растительностью, где хвойная тайга чередуется с лиственным разнолесьем. Заболоченных лесов избегает.

Самцы, особенно зимой, в массе держатся несколько выше, чем самки; на пологих склонах они почти совсем не встречаются (Саяны, Алтай).

К югу от границ Советского Союза кабарга местами обитает в горах, покрытых лиственным лесом и кустарниками, по участкам, где совсем нет древесных лишайников. Близкая к сибирской кабарге форма — Moschus т. berezovskii (Сычуань, Ганьсу) держится в альпийском поясе.

Питание

Известно более 130 видов растений, поедаемых кабаргой. Из них к числу основных кормов может быть отнесено до 20. На Алтае кабарга поедает не менее 95 видов растений, из которых особенно велико значение. В пище кабарги большую часть года важную роль играют лишайники, в первую очередь древесные, и в меньшей мере наземные кустистые. Особенно велико значение лишайников зимой, когда этот корм по массе нередко составляет до 70% содержимого желудка кабарги. В заповеднике Столбы зимой была добыта 31 кабарга, причем желудки всех животных содержали лишайники и почти всегда в значительном количестве; у добытых летом лишайники отмечены в 50% случаев, однако, в очень небольшом количестве. На Алтае лишайники преобладают в пище кабарги с сентября по май. В неволе кабарга поедала около 0,8 кг лишайников в сутки.

Круглый год кабарга использует в пищу древесные корма: тонкие ветки и молодые побеги, хвою и кору (главным образом зимой), листья, почки и изредка небольшие корешки. Зимой по важности древесные корма стоят на втором месте после лишайников. Кабарга поедает рябину, осину, клены, ивы, чозению, черемуху, маральник, жимолость и другие лиственные породы, зимой часто щиплет хвою и концевые ветки пихт, остроконечного тисса (на Сихотэ-Алине) и, реже, сосны и кедра. Хвоя, по-видимому, вынужденный корм. В заповеднике Столбы зимой хвоя была встречена почти во всех желудках кабарги и, как правило, в значительном количестве. Однако в неволе, при наличии более привлекательного корма, животные хвою не трогали. Летом кабарга охотно поедает листья обыкновенного шиповника (заповедник Столбы), а зимой концевые ветки и листья рододендрона (Сихотэ-Алинь). В Иркутской области отмечалось поедание кабаргой орешков сибирского кедра.

Травянистые растения служат основным кормом кабарги летом. В это время года охотно поедаются гречишные, зонтичные, кровохлебка, вязолистная таволга, герань, чина Гмелина, листья черники и костяники, некоторые злаки и т. д., а общий вес зеленой массы в желудке достигает 2 кг. Зимой довольно регулярно, но обычно в небольшом количестве поедается сухая ветошь: аконит, борщевник, кипрей, папоротники, злаки, а также осоки, корни некоторых растений и остающиеся зелеными стебли черники и хвощи.

На Алтае наблюдали поедание кабаргой зеленого мха Mnium cuspidatutn и корней папоротника-щитовника. Охотно поедаются шляпочные грибы: маслята, подберезовики, грузди и др. Иногда кабарге удается использовать грибы, запасенные белкой в развилках сучков. Летом питание кабарги значительно разнообразнее, чем зимой.

Хвою и древесные лишайники кабарга достает не только с деревьев (до высоты около 1,5 м), вставая для этого на задние ноги, но также использует ветровал, сбитые ветром сухие ветки, иногда посещает лесосеки. Корм из-под снега кабарга раскапывает лишь в том случае, если снежный покров не выше 20—30 см.

Летом кабарга изредка заходит на зверовые солонцы, обычно наименее посещаемые другими копытными. В неволе она поедает соль, но в небольшом количестве.

Участок обитания

Значительную часть года кабарга живет на участке площадью 200—300 га, придерживаясь его с большим постоянством. В пределах такого участка имеются крутые скал истые «отстой» и более пологие склоны — места кормежки кабарги. Размеры участка обитания заметно уменьшаются во второй половине зимы. Летом и во время гона кабарга ходит шире.

В заповеднике Столбы зимой в пихтовом лесу средняя длина суточного хода кабарги оказалась равной 3,8 км, в менее богатых лишайниками сосняках — 4,3 км. На Алтае суточный ход кабарги по снегу составлял примерно 4—5 км. Уходя от преследования, кабарга обычно кружит в пределах своего участка.

Кабарга, как правило, держится одиночками или группами не больше 2—3 голов (взрослая самка с молодыми), и участки обитания этого вида более обособленны, чем у других копытных. Однако к местам подкормки лишайниками, специально выкладывавшимися для кабарги, ходили многие особи и некоторые из них за 5—7 км.

Суточная активность, поведение. Кабарга ведет сумеречный и ночной образ жизни. Летом животные встают с лежки вскоре после захода солнца и выходят кормиться на лесные лужайки в долинах рек и мелких ручьев, а утром поднимаются на 100—200 м выше по склону на лежку. Лежки устраиваются поблизости от скал, иногда среди каменных осыпей и по гребням узких хребтов, где вследствие разреженности леса ветер тянет сильнее и поэтому меньше комаров и мошки. Кабарга охотно ложится на краю обрывов, на стволах упавших деревьев, камнях и т. п.. В горах Сихотэ-Алиня кабарга нередко спасается от гнуса в густой траве, под корягами и среди валежника, оставшихся после разлива реки. В этом случае она и днем остается в долине реки. На лежке животные затаиваются, близко подпуская человека. Места лежек отличаются постоянством.

Зимой кабарга деятельна лишь часть ночи и обычно в течение нее ложится — от 1 до 3 раз. В сильный снегопад и при непогоде животные мало активны: и ложатся в местах, дающих защиту от ветра.

«Длинные подвижные пальцы ног, оканчивающиеся острыми твердыми копытами, очень цепки и дают возможность кабарге удерживаться не только на обрывистых склонах сопок, но и на стволах упавших или сильно наклоненных деревьев». Побежка напоминает заячью. Кабарга охотно пользуется одними и теми же переходами и здесь возникают постоянные тропы. Зимой набивание троп облегчает движение по рыхлому снегу.

Сведения о развитии органов чувств противоречивы. Большинство признает, что у кабарги лучше развито зрение, затем слух, а обоняние слабое. Сезонные миграции, заходы. На значительном протяжении ареала в Советском Союзе кабарга ведет более или менее оседлый образ жизни, а там, где сезонные кочевки имеют место, их пространственный размах не превышает 1—5 км. В зависимости от особенностей рельефа звери живут зимой примерно на той же высоте, где и летом, в некоторых районах на 200—300 м (считая по вертикали) ниже, чем летом или, наоборот, выше. Выше по склонам держится зимой кабарга в горах среднего Сихотэ-Алиня. Переход в зимние стации происходит незаметно, обычно в течение сентября.

Зимой кабарга отдает предпочтение сомкнутому темнохвойному лесу. Относительно небольшая весовая нагрузка на след (80—120 г на 1 см² опорной поверхности), минимальная среди копытных, и питание зимой: надснежными кормами — древесными лишайниками и ветками деревьев и кустарников— позволяют кабарге обитать зимой даже в очень снежных районах, но здесь она держится по особенно крутым склонам. В менее снежных участках (со снежным покровом высотой не более 50 см) кабарга встречается не только по гребням хребтов, но и на относительно пологих склонах. Весной с образованием проталин многие животные появляются на южных склонах; ближе к лету отсюда уходят.

Размножение

Для Алтая, Саян, Якутской АССР, Читинской области и Сихотэ-Алиня обычно указывают, что гон кабарги бывает в декабре (на Алтае и в Якутии с конца ноября) и продолжается в целом от 3 до 4 недель. Однако, по данным Ю. А. Салмина, гон кабарги на среднем Сихотэ-Алине происходит с начала ноября до начала декабря, т. е. почти на месяц раньше, чем на Алтае. В заповеднике Столбы гон кабарги продолжается весь ноябрь и большую часть декабря; у самцов сперматогенез начинается до гона, в сентябре, и продолжается по февраль; у самок четкой предтечковой стадии нет: фолликулы образуются в течение всего года.

Если в другое время года стадность совершенно не свойственна кабарге, то в период гона встречаются группы взрослых животных по 3—4, а в оченьредких случаях и до 5—7 голов (2 самца и 3 самки, 3 самца и 4 самки и т. д.). Молодые держатся отдельно. Самец может покрыть несколько самок. Нередко за одной самкой гоняется несколько самцов. Более сильный самец старается отогнать слабейших, однако, клыков в ход, как правило, не пускает. Самцы издают негромкие верещащие (по другим авторам «чуфыкающие») звуки. Места гона кабарги можно узнать по характерным «утолокам» — частым следам на земле и истоптанной траве. У самцов в период гона обильно выделяется мускус, по-видимому, оказывающий стимулирующее влияние на развитие течки у самок. По окончании гона, на Алтае в начале января, группы кабарог распадаются. Беременность кабарги продолжается 185—195 дней, латентной стадии в развитии эмбриона нет. Принято считать, что самка приносит 2, реже одного и еще реже 3 молодых. Однако в заповеднике Столбы из 13 беременных кабарог по одному эмбриону оказалось у 9, а по 2 только у 4. Большая часть самок телится в июне, часть в мае или в начале июля. На Алтае случаи рождения молодых наблюдались вплоть до 12 июля, На Сихотэ-Алине первые новорожденные появляются уже в конце апреля, последние — на месяц раньше, чем на Алтае. Рождение молодых обычно происходит в укрытых местах: среди густых кустарников, под низким лапником пихт, близ упавших дерешлв и т. п. На Сихотэ-Алине ежегодно до 1/3 всех взрослых самок остается яловыми. Кабарга становится половозрелой в 15—17 месяцев.

Рост и развитие, линька

Молодые долго беспомощны и самка вплоть до конца июля — начала августа не водит их за собой, а прячет и в случае опасности старается отвести врага. Кормление молоком продолжается до конца августа — начала сентября. Жирность молока достигает 19%. Молодые начинают самостоятельную жизнь с осени, иногда только с весны следующего года.

Новорожденный весит от 300 до 500 г, редко больше. В заповеднике Столбы молодые в возрасте 3 месяцев имели вес 4—4,5 кг, а к 5 месяцам 6—7 кг. На Алтае зимой молодые весят от 7 до 9 кг. Взрослые самцы и самки имеют примерно один и тот же вес. В заповеднике Столбы вес самцов составил в среднем 13,3 кг (наибольший 16,5 кг), самок — 13,7 кг (наибольший 16 кг). Три взрослые кабарги, добытые зимой на Алтае, весили от 10,3 до 16,8 кг. На Сихотэ-Алине вес взрослых кабарог-самок достигает 15—17 кг.

Линька ювенильного волоса происходит в возрасте с 3 до 5 мес., после чего молодые по окраске мало отличаются от взрослых. К полутора годам окраска становится такой же, как у взрослых.

Секрет в мускусной железе самцов появляется в возрасте 4—5 месяцев. На втором году происходит смена молочных зубов. К концу этого года у самцов молочные клыки сменяются постоянными; у трехлетних самцов их длина нередко превышает 60 мм и они все более загибаются.

Кабарга линяет чрезвычайно медленно: с середины февраля — начала марта до октября — начала ноября. Наиболее интенсивно линька протекает в апреле и мае, когда выпадает пуховой волос и шерсть животных сильно редеет. Линька начинается с конечностей и головы, потом линяют живот и бока, позже всего круп. Новый волос растет медленно, и на спине почти все лето его прикрывает чепрак из старых сильно выгоревших волос грязно-желтого цвета. У беременных самок начало линьки несколько запаздывает. Осенней линьки у кабарги нет. Продолжительность жизни кабарги не выяснена.

Враги, болезни, паразиты, смертность, конкуренты, динамика численности

Из хищников кабарга особенно сильно страдает от рыси, росомахи и в горах Сихотэ-Алиня также от харзы; волк и, тем более, редкий тигр причиняют ей значительно меньший урон. В заповеднике Столбы остатки кабарги встречены в 43% экскрементов рыси (всего 117 данных), собранных в течение 3 лет главным образом зимой. В Алтайском заповеднике в 8 экскрементах рыси, собранных в июле — ноябре, в 4 случаях встречены остатки кабарги. Там же неоднократно находили растерзанных росомахами кабарог и раз наблюдали погоню двух росомах за одной кабаргой.

В средней части Сихотэ-Алиня харза главный враг кабарги, особенна осенью и зимой, когда эти хищники охотятся всем выводком вместе. Вред от харз сильно возрастает в случае наста, что сильно облегчает хищникам преследование их жертвы. Зимой 1935/36 г. на льду рек бассейна Арму на 200 км были обнаружены остатки 26 трупов кабарог, растерзанных харзами. Весной и летом от харз страдает, главным образом, молодняк. Динамика численности харз по отдельным годам в большой мере зависит от состояния поголовья кабарги.

Лишь в редких случаях кабарга становится жертвой бурого медведя. На Алтае в 180 экскрементах этого хищника шерсть молодой кабарги встречена дважды. Капланов (1948) нашел в горах Сихотэ-Алиня остатки кабарги, растерзанной выводком тигров. В очень редких случаях на кабаргу нападают соболь, лисица, филин и беркут. Остатками кабарог, задранных харзами, часто питаются колонки.

Спасаясь от преследования, кабарга старается уйти в скалы, на «отстой», а если их поблизости нет, то кружит. Харзы в этом случае преследуют кабаргу, срезая дугу, или стараются выгнать свою жертву на лед. Относительно быстро кабарга бежит лишь первые 200—300 м, затем устает; собаки и волки на относительно ровном месте ее настигают скоро. Хищники, по-видимому, одна из главных причин отсутствия кабарги на относительно пологих склонах, вдали от скал.

Болезни кабарги почти не изучены. Осенью 1919 г. в горах близ Телецкого озера находили десятки трупов кабарог, погибших от какой-то болезни. На памяти старых охотников подобная эпизоотия случалась лишь один раз. В зоопарках отмечалась гибель кабарог от некробациллеза. Кабарга, прожившая в зоопарке 3 года (рекордный срок!), пала от туберкулеза. В Советском Союзе в условиях зоопарков у кабарог выявлено 11 видов гельминтов (2 вида цестод и 9 видов нематод), однако, часть их относится к паразитам, полученным от других животных. В естественных условиях у кабарги чаще всего отмечаются Setaria cabargl и Pneumocaulus kadenazii. На Алтае у кабарги находили Cysticercus taenuicollis, Dyctyocaulon и других, в Казахстане — Nematodirus, на Сихотэ-Алине — S. cabargl. Taenia hydatigina и Moniza expansa.

Кабарге сильно досаждают комары, мошки и другие насекомые, а также клещи. С тела одной кабарги сняли более сотни клещей. Под кожей уссурийской кабарги находили почти до 2000 личинок Pavlovskiomyia inexpectata — паразита из группы двукрылых. Такие кабарги сильно истощены, и летом их спина, шея, лопатки и круп представляли собой сплошную язву.

Конкурентов у кабарги практически почти нет. Зимой на Алтае кабарга нередко объедает лишайники с веток деревьев, сбитых рогами маралов или поломанных медведями.

Сведений о динамике численности кабарги недостаточно. Во многих районах страны, особенно в Приморском крае, кабарга заметно размножилась после того, как в 30-х годах промысел на нее стал более строго лимитироваться и были запрещены истребительные способы добычи. Среди добытых кабарог соотношение полов колеблется от 4 : 6 до 6 : 4, в пользу самцов или самок. Полевые признаки. Кабарга — самый мелкий из обитающих в СССР оленей, имеет характерную окраску шерсти — спутать ее с другими копытными невозможно. Сезонные отличия в окраске меха незначительны. Как самцы, так и самки безроги; в полевой обстановке по окраске шерсти они трудно отличимы. У самцов в возрасте 3—4 лет и старше из-под верхней губы выдаются клыки, чего у самок не бывает. Обычный крик — слабое «чуфыканье». Задние ноги значительно длиннее передних и на быстрых прыжках они закидываются далеко за передние, вследствие чего расположение отпечатков следов сходно с заячьими. На ровном месте прыжки почти до 4 м, чаще — не более 2,5 м, у испуганной — до 4,7—5 м; у идущей по снегу шагом расстояние между следами 25—30 см.

Пальцы могут широко раздвигаться, и размеры следов в зависимости от грунта и аллюра сильно варьировать, нов общем они мельче, чем у других таежных копытных и похожи на следы горных антилоп. Принадлежат ли следы самцу или самке, зимой проще всего отличить по форме и положению «пятна мочи» на снегу. Помимо троп, следов и лежек присутствие кабарги также выдают своеобразные «уборные» — скопление большого числа экскрементов в одном месте, что очень характерно для этого оленя. Экскременты очень мелкие — 0,7—0,8×0,35—0,4 см. Экскременты самца имеют резкий «козлиный» запах.

Практическое значение

Кабарга добывается главным образом ради мускуса («кабарговой струи»), имеющегося только у самцов и являющегося секретом железы, расположенной между половыми органами и пупком. В середине прошлого века из России через Кяхту в Китай ежегодно вывозилось несколько десятков тысяч мускусных мешочков кабарги (более всего в 1855 г.— 81 200 шт.), но затем запасы зверя были, по-видимому, сильно подорваны. В промысловый сезон 1927/28 г. в СССР централизованным порядком было заготовлено 5089 мускусных мешочков кабарги (Якутия— 114, ДВК — 3136, Бурят-Монгольская АССР и Восточная Сибирь —1839); кроме того, 193 мешочка заготовили на территории нынешней Тувинской авт. области. В настоящее время ежегодно заготовляется несколько тысяч мускусных мешочков; запасы кабарги местами, по-видимому, опромышляются не полностью, однако, во многих районах численность этого вида низкая.

В прошлом мускус кабарги использовался в европейской и восточной медицине и с этой целью вывозился из Сибири с давних времен. Позже мускус стал применяться в парфюмерии в качестве естественного закрепителя запахов при изготовлении высококачественных духов1. Резкий запах мускуса зависит от мускона — соединения типа кетона, содержащегося в мускусе в количестве 1—2%. Мускус идет также на изготовление пахучих синтетических приманок для хищных зверей. Вес мускусного мешочка с содержимым у взрослых кабарог колеблется от 20 до 52 г, причем на долю мускуса приходится от 15 до 30 г, в среднем около 20 г. У неполовозрелых животных мускуса значительно меньше. За время гона кабарги часть мускуса расходуется, через 2—3 месяца запасы его в железе восстанавливаются.

Шкура кабарги в носке непрочная, имеет ломкий, скоро вылезающий волос. Местное население шьет из шкур меховые чулки, рукавицы и спальные мешки, использует их в качестве ковриков. Из бритых кож изготовляется тонкая, но прочная замша, идущая на наволочки, перчатки и т. п.; волос употребляется на набивку матрацев.

Мясо кабарги постное и маловкусное, ценится низко; чаще всего его используют как приманку при ловле соболей и других пушных зверей или сушат впрок для собак. Из клыков кабарги возможны костяные поделки.

В прошлом кабаргу добывали главным образом в загороди (отсеки, поскотины), в проходах которых устанавливали петли или делали ямы. Весьма распространенным способом добывания кабарги была установка петель на тропах. Конец петли привязывали к чурке, которую кабарга могла тащить некоторое время, пока эта чурка где-нибудь не застревала, после чего на животном затягивалась петля.

Большое количество животных добывали пастями (кряжами) и другими самоловами, устроенными на тропах животных. Летом применялась охота с ружьем «на пик»: охотник с помощью берестяной дудочки подражал голосу кабарженка и тем самым привлекал к себе взрослых животных как самок, так и самцов. Эти способы добычи кабарги теперь запрещены. Большая часть животных добывается на ружейной охоте скрадом, нагоном и другими способами. Изредка используются зверовые собаки, нагоняющие кабаргу на охотника или «ставящие» ее «на отстой». Стреляют кабаргу пулями и крупной дробью. Охота производится с 1 сентября по 1 марта (в части краев и областей в более короткие сроки), главным образом, по лицензиям. В 1954 г. охота на кабаргу была запрещена в Северном Казахстане, на Алтае, в Красноярском крае и на Сахалине.

Известны живоловные способы добычи: сетью (успешно применялась на Алтае), петлей на шесте (для снятия зверя с «отстоя») и другие, позволяющие проводить выборочный отлов взрослых самцов.

В конце 30-х — начале 40-х годов в Алтайском заповеднике проводились опыты вольерного разведения кабарог. Впоследствии аналогичные работы были предприняты в заповеднике Столбы, где в питомнике в 1951—1954 гг. содержалось около десятка зверей. От двух самок удалось вырастить приплод. Опыты по прижизненному извлечению мускуса не дали обнадеживающих результатов.

В зоопарках кабарга сравнительно редкий зверь; режим содержания в неволе мало изучен и привезенные животные обычно вскоре погибают. В 1954 г. небольшая партия кабарог с целью акклиматизации перевезена из заповедника Столбы в заповедник Денежкин Камень на Урале и выпущена здесь на волю. Следы кабарог или самих животных встречали здесь, по крайней мере, в течение одного года. Опыт акклиматизации, почти несомненно, оказался неудачным.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях