Индийский поход Павла I не дал Британии стать империей

«Англичане промахнулись по мне в Париже, но они не промахнулись по мне в Петербурге». Эти слова в гневе произнес Наполеон, узнав об убийстве императора Павла I. Действительно, у русского царя и «корсиканского выскочки» было немало общих интересов — в первую очередь, на почве ненависти к Англии. И не задуши Павла I заговорщики, вполне возможно, что вся история Европы, а то и мира, пошла бы по совершенно иному пути.

Итак, ночь с 11 на 12 марта 1801 года. Михайловский замок. Разгоряченные вином заговорщики ворвались в спальню царя и… застают ее пустой. По счастливой случайности Павел, спустившись по потайной лестнице к своей фаворитке Анне Гагариной, в девичестве Лопухиной, внезапно почувствовал себя плохо и решил остаться у нее на ночь.

Чудесное спасение

— Мы пропали! — в отчаянии воскликнул Платон Зубов, заглянув под роскошную кровать, где, как он надеялся, спрятался от заговорщиков император. — Постель холодная. Павел не ночевал здесь!

— Не все еще потеряно! — постарался успокоить присутствующих генерал-губернатор Петербурга Петр Пален. — Сейчас мы отправимся поднимать гвардейские полки и свергнем Павла силой оружия!

Но заговорщики уже пали духом. Одно дело — заставить помазанника божия подписать отречение под покровом ночи, и совсем другое — вывести на улицу войска. К гвардейским казармам вслед за Паленом пошли лишь несколько человек. Остальные в панике разбежались по домам, надеясь, что «пронесет». Их ожидания не оправдались. Графу Палену не удалось поднять мятеж против монарха. Генерал-губернатор Петербурга был арестован верными Павлу офицерами.

Утром Павел узнал о мятеже, который замыслили против него. Начались аресты. А вскоре ему доложили, что идейными вдохновителями заговора и его спонсорами были британцы, которых не устраивала политика Павла. Столь гнусное злодеяние было равносильно объявлению войны.

Естественный союз

Нелюбовь Павла I к Британии трансформировалась в ненависть. К тому моменту у России уже были заключены союзы с Пруссией, Данией и Швецией против Англии. Но вряд ли эти небольшие государства могли всерьез повлиять на ход противостояния. Совершенно логичным в данном случае выглядело сближение с другой великой державой — Францией.

Читать:  Отец блицкрига. Мольтке превратил Пруссию в Германскую империю

Павел забыл и про свою нелюбовь к республиканцам, и про захват французами Мальты, покровителем которой он себя считал (тем более что в 1800 году ее все равно заняли англичане), и пошел на союз с Наполеоном. Напомним, что 28 февраля 1801 года 22,5 тысячи казаков под командованием Василия Орлова выступили в поход на Индию — жемчужину британских колоний. Конечно, поход этот выглядел авантюрным, но в свете вновь открывшихся обстоятельств…

Союз России и Франции дал первые плоды: штабы обоих государств занялись разработкой совместного Индийского похода двух армий. Теперь это была уже не минутная прихоть российского царя, а хорошо продуманная военная операция.

В апреле 1801 года казаки, усиленные регулярной кавалерией (численность российского войска достигала 40 тысяч человек при 50 пушках), пошли на Астрахань. Туда же двинулся и французский корпус генерала Массены (35 тысяч человек). Путь его лежал через Дунай, Черное море, Царицын. И казаки, и французы двигались к месту назначения форсированным маршем, делая в день по 40-50 верст.

Колосс на глиняных ногах

Уже в сентябре войска, соединившись и отдохнув, начали переправу через Каспий. Следующей точкой их назначения был город Астрабад (ныне Горган). К казакам и войскам Массены присоединился и астраханский гарнизон — 35 тысяч солдат. Более чем 100-тысячная объединенная армия готовилась потрясти основы Британии.

Ост-Индская компания, считавшаяся главной политической и военной силой в Азии, оказалась колоссом на глиняных ногах. Едва узнав о приближении русско-французских войск, племена, населявшие Индию, восставали против британцев. Во многом сыграло роль и поведение пришельцев: они не обижали местных жителей, не грабили древние святыни, а за фураж и продовольствие щедро платили. Стоит ли удивляться, что русских и французов встретили как освободителей? Им даже не пришлось вступать в бой с британцами. Воодушевленные индийцы сами вышвырнули англичан из своей страны.

Читать:  Первая Камчатская экспедиция

Британский экспедиционный корпус, прибывший для подавления «бунта дикарей», так и не смог высадиться на берег. Более того, приблизившись к побережью Бомбея, фрегаты и транспорты с войсками были расстреляны береговой артиллерией (огонь, разумеется, вели не индусы, а русские и французские артиллеристы, занявшие этот стратегически важный город). Потеряв несколько фрегатов и транспортов, британцы отступили. Несколько суток они еще стояли на якорях в виду Бомбея, обсуждая дальнейший план действий, однако ночью их атаковали русские брандеры. Потеряв еще несколько кораблей, британцы подняли все паруса и отправились восвояси. Многолетнее владычество Британии в богатейшей колонии, которая обеспечивала процветание метрополии, подошло к концу.

Москва не сгорела бы…

Вслед за успехами во внешней политике Павел уверенной рукой взялся за дела внутренние. После раскрытия британского заговора и казни главных его участников (многолетний мораторий на смертную казнь был отменен!) император полностью отодвинул от власти сподвижников своей матери и каленым железом выжигал проанглийские настроения в обществе.

Это было непросто. Дворянство выражало крайнее недовольство — союз с Францией не мог возместить им потери от запрета на торговлю с Англией. Не нравились помещикам и те реформы, которые проводил Павел, ограничивая их права. Народ и солдаты, наоборот, чувствовали перемены к лучшему. Но разве их голос когда-либо учитывался?

К сожалению, резкая смена политического курса привела к очередному заговору, гораздо более масштабному, чем первый. Павлу I не суждено было выжить. Слишком резкий, вспыльчивый, противоречивый, пусть и искренне заботящийся о благе России, он приобрел массу врагов и мало друзей. Даже сын его, Александр, который в свое время пришел в ужас, узнав о первом заговоре, во втором, который окончательно оформился в 1812 году, принял живейшее участие. Павел I был заколот шпагой в Гатчине, в своем любимом дворце.

Читать:  Амнистия для врагов Ельцина

Но Россия все равно не вернулась к прежнему политическому курсу. К тому времени она и Франция четко разделили сферы влияния. Если Россия владела большей частью Индии, то Франция активно колонизировала Африку. При этом Британия, утратив свою богатейшую колонию, сильно сдала позиции и уже не могла считаться ведущей силой в Европе.

Конечно, «англичанка» по-прежнему мутила воду, но ее возможности были ограниченны. А союз двух великих держав — Франции и России, чьи грандиозные замыслы подпитывались гигантскими финансовыми возможностями вновь приобретенных колоний, стал главной политической и военной силой не только в Европе, но и во всем мире.

Что, впрочем, не удивительно. Ведь благодаря смене вектора внешней политики России Франция не изведала горечи поражения при Трафальгаре: подорванные финансы Британии попросту не позволили ей содержать огромный флот, и французский флот стал доминирующей силой в Атлантике.

Две великие державы избежали Отечественной войны 1812 года, унесшей сотни тысяч жизней солдат, офицеров и блестящих полководцев. Им не пришлось, напрягая все силы, восстанавливать разрушенные войной экономики.

И наши современники, оказавшись на Красной площади и созерцая старинный Кремль, отметили бы, что он выглядел совершенно по-другому, не так, как если бы Павел I был задушен в ту роковую ночь в Михайловском замке.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о