Храмовая Петра — мертвый город

С библейских времен но Ближнем востоке — территории нынешнего Иорданского Хашимитского Королевство — существовали два важнейших торговых пути, по которым двигались караваны. Одногорбые верблюды, драмодеры, нагруженные ценными восточными пряностями, коврами, золотом, слоновой костью, двигались от берега Красного моря к столице Сирии Дамаску, другие — от берега Персидского залива к древнейшему городу Газе на Средиземном море. Но по какому бы пути ни шли караваны, они непременно попадали в скалистое ущелье, в котором неведомым образом был высечен красного цвета храмовый город, называемый Петра, по-гречески «каменный». Когда он появился на торговых путях, кто были его строители, не знает никто.

 

КАРАВАН ИДЕТ В УЩЕЛЬЕ

Эти древние торговые пути просуществовали до начала XX века. И в жизни бедуинов, ведших кочевой образ жизни, столетиями ничего не менялось. Закаленные зноем от палящего солнца и горячего иссушающего песка Аравийской пустыни, они всегда торопились попасть в Петру. Этот странный и пустынный город притягивал к себе и пугал одновременно. В нем бедуинов и сопровождавших караван торговцев ожидали прохлада, вода и пища. Но спокон веков город называли мертвым — не было в нем ни улиц, ни домов, ни жителей. Да и были ли они когда-либо?

 

…Караван из нескольких десятков верблюдов, ведомый старшим погонщиком, медленно входит в ущелье, называемое каньоном Сик. Палящее солнце скрывается. По монолитным уступам скал сбегают тоненькие ручейки, горная вода наполняет выбитые внизу извилистые каменные акведуки. Кто их высек? Погонщики пожимают плечами. Они подставляют пустые бурдюки под ручейки, верблюды, выносливые арабские драмодеры, освобожденные от груза, склонив голову, не отрываясь от акведука, втягивают в себя прохладную воду. За один раз могут выпить до 100 л воды. Еще бы, в день им приходится проходить по 40-50 км, неся на горбу до 150 кг груза. За две безводные недели пути они теряют до 150 кг, почти треть собственного веса.

Верблюжий караван неторопливо продвигается дальше, каменный коридор расширяется, и вдруг…

Впереди возвышается высеченный в отвесной стене красный храм с колоннами. Бедуинам он казался сказочным исполином, пришельцем из другого, неведомого мира, поражал чистотой своих гармоничных форм. Кто были те архитекторы, которые готовили его проект, кто были те строители, которые высекли из скал это невероятное творение в пустынном месте?

ЧТО СКРЫВАЕТ АЛЬ-ХАЗНЕ?

Этот двухэтажный храм (его высота 39 м) погонщики-бедуины называли Аль-Хазне, что означает «сокровищница» (российские филологи полагают, что именно от арабского «хазне» образовалось русское слово «казна»), и говорили, что это не храм, а усыпальница, и рассказывали молодым торговцам, сопровождавшим товар, что Аль-Хазне не единственный в Петре храм-усыпальница, их здесь десятки. Все сооружения красные, но не от цвета местного песчаного камня, а, по преданию, от человеческой крови. И нигде нет следов праха человеческого. Почему? Потому что Петру создали не люди, говорили бедуины, а шайтаны…

По представлениям старых бедуинов, в погребальных урнах на вершинах храмов спрятаны необыкновенные сокровища: золото, слоновая кость, драгоценные камни. Откуда они в Петре? Некоторые бедуины предполагают, что ценности в Петру попали от израильского царя Соломона, от его поклонницы эфиопской царицы Савской, от египетской царицы Клеопатры.

Но более образованные молодые торговцы, повидавшие мир, с ними не соглашаются. По их представлениям, люди, создавшие чудеса Петры, пришли из Греции или Рима, ведь Петра — греческое слово. Древние греки привели с собой архитекторов, ваятелей и велели им создать храмовый город. Но не успели они закончить работу, как в ущелье совершили набег кочевники-набатеи. Это были злые и воинственные люди. Они прогнали греков и римлян и превратили Петру в неприступную крепость, в свой разбойничий приют. Набатеи обманным путем заводили богатые караваны в ущелье, погонщиков убивали, а ценности прятали в храмах…

За многие столетия находилось немало охотников, жаждавших вскрыть «урны с сокровищами», но их попытки были обречены. Осмелившиеся храбрецы соскальзывали с крутых скал, падали вниз, разбивались. Десятки, сотни погибших. Их кровью обагрились колонны, стены… Сокровища, оплаченные большой кровью, никому не принесут счастья.

«ТЕРРА ИНКОГНИТА»

Никаких записей ни на папирусе, ни на камне об истории создания Петры не сохранилось. Погонщики торговых караванов были неграмотными. Образованные люди из Европы Петру не посещали. Арабы-бедуины белых сторонились и не водили их в эти заповедные места.

Тайна загадочного города держалась вплоть до начала XIX века. И неизвестно, как долго Петра оставалась бы «терра инкогнита», если бы одному европейцу, исследователю-востоковеду, не захотелось посетить пустыню Нубию.

Эта историческая область в долине Нила со времен Средневековья являлась источником поставки рабов. Но в ней находили также ценные природные богатства — золото, слоновую кость, драгоценные камни, которые вывозили оттуда в больших количествах. Куда везли? В разные земли, в Сирию, Израиль, Палестину.

Попасть в Нубию в то время можно было только вместе с торговым караваном верблюдов и только через Петру. Отважного швейцарца звали Иоганн Людвиг Буркхардт. Он был первым европейцем, который услышал рассказ погонщиков верблюдов о загадочных храмах Петры, о ее несметных сокровищах, спрятанных в погребальных урнах. Он думал, что все эти рассказы — легенды. Но когда по узкой дороге спустился в скальный каньон и увидел высеченный в скалах красный храм с колоннами, то замер от удивления. К сожалению, Буркхардт не оставил подробных записей о Петре. Он все откладывал «на потом», так как в первую очередь ему требовалось написать отчет о Нубийской пустыне, Египте, его столице Каире.

МОНАСТЫРЬ АЛЬ-ДЕЙР

На самом верху скалистого каньона Сик, куда по вырубленным в скалах ступенькам можно добраться примерно за час, находится храм-монастырь Аль-Дейр. Почему монастырь? Неизвестно. Своим двухэтажным фасадом он напоминает Аль-Хазне, только в нем еще сильнее выражен скорбный стиль усыпальницы.

Современные ученые считают, что в его архитектуре явно просматривается греко-римское влияние. Но зачем грекам или римлянам понадобилось так далеко от родного дома в скальном пустынном месте сооружать такие храмы?

Может быть, это был царь набатеев-кочевников, который возомнил себя подобным Богу и велел привезти архитекторов из Греции или Рима. И подобно Навуходоносору, заставившему пленных иудеев возводить башню, названную позже Вавилонской, приказал архитекторам построить усыпальный храм для будущего захоронения своего «божественного» праха. Рабов у воинственных набатеев всегда было в достатке. Но и эта гипотеза пока никем и ничем не подтверждена.

Если ученый-востоковед Буркхардт дал краткое описание удивительных храмов Петры, то шотландский художник Дэвид Роберте (1796-1864), большой любитель путешествий, прославился тем, что его рисунки, цветные гравюры, отличавшиеся удивительной четкостью и стройностью композиции, давали наглядное представление о жизни городов и народов Востока.

Ранее Роберте побывал во Франции, Бельгии, Голландии, Германии, где сделал множество зарисовок, которые направлял в журналы. В то время его картинки были единственным способом показать читателю, как выглядят далекие страны. Опубликованные картинки принесли ему не только широкую известность, но и средства, которые позволили продолжить путешествия.

В первой половине 1839 года Роберте побывал в Петре. Он был первым европейским художником, увидевшим пустынный храмовый город.

В Англию он привез 272 рисунка, 3 тетради эскизов и дневник, куда заносил свои впечатления. Его картинки храмов Петры и записи бесед с бедуинами позволили европейцам впервые увидеть чудеса загадочного «мертвого города», который считался закрытым.

ВОДА СОЗДАЛА ПЕТРУ

Научная заслуга Иоганна Буркхардта состоит в том, что он первым не испугался отправиться в пустыню, пройти вместе с караваном бедуинов древним торговым путем и сообщить в Европу о своих наблюдениях. И хотя он не оставил подробных записей о Петре, но впервые рассказал о необычных храмовых сооружениях на пересечении двух древних караванных путей и вызвал к ним большой интерес среди ученых.

Одни специалисты по истории Ближнего Востока выдвинули гипотезу о том, что своим созданием Петра обязана… воде. В далекие библейские времена первые прибывшие в эти пустынные места люди обнаружили извилистый углублявшийся проход в красноватых скалах, который мог служить хорошей защитой от неприятеля. Но главное, они не могли не обратить внимания на стекавшие по отвесным каменным стенам тоненькие струйки воды. В пустыне она ценилась на вес золота. Вода означала жизнь! Ее обнаружение стало решающим фактором для создания акведуков.

И работа закипела. Камень дробили, складывали в корзины, увозили, освобождали проход, по обеим сторонам которого высекали акведуки. И вода наполняла их. По ущелью теперь могли пройти лошади или ослы с повозками. На них подвозились товары, продукты. Виадуки накапливали воду, которую использовали не только для питья, но и для орошения высаживаемых в долине сельскохозяйственных культур.

Со временем в прежнее безжизненное ущелье, длина которого сегодня составляет 1200 м, пришли первые на Ближнем Востоке караваны верблюдов. Это были одногорбые драмодеры, которые отличались выносливостью и сменили ослов и лошадей. Верблюды привезли инструмент и строительных рабочих, которым предстояло создать город с храмовыми сооружениями.

Но кто были эти строители, откуда взялись архитекторы, которые в нагромождениях красных скал увидели контуры будущих величественных храмов, и зачем понадобилось им в этих пустынных местах вырубать из камня уникальные храмовые сооружения? На эти вопросы современной исторической науке еще предстоит дать ответы.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *