Loading Posts...

Герцог Альба — инквизитор в доспехах

Имя этого человека стало нарицательным для обозначения жестокого, беспощадного военачальника. Звали этого «европейского Чингисхана» — Фернандо Альварес Альба-де-Тормес. Или просто — герцог Альба…

Кнут и пряник испанской короны

Герцог Альба прожил довольно долгую жизнь (75 лет). Но «прославили» его имя в мировой истории те 6 лет, когда он был испанским наместником в восставших Нидерландах. Об этом и поговорим.

В 1566 году в Испанских Нидерландах (а они тогда включали в себя и Голландию, и Бельгию) началась революция. Жители этих богатых приморских провинций на севере Европы издавна тяготились испанским господством. И вот наконец, в 1566 году, их терпение лопнуло. Началось революционное движение, охватившее все слои нидерландского общества. Это была типичная война за национальную независимость.

Поначалу испанские наместники пытались пойти на уступки, найти какой-то компромисс. Но из этого ничего не вышло. Успокоить голландцев не удалось. И вот тогда, в 1567 году, испанский король Филипп II решает сменить пряник на кнут — в Нидерланды отправляется 60-летний герцог Альба (он родился в 1507 году). Этот знатнейший испанский гранд с самого начала высказывался за беспощадную расправу с голландцами. Теперь пришел его час.

В распоряжение Альбы был дан отряд испанских ветеранов в 10 тысяч человек. Эти солдаты тогда представляли собой наиболее боеспособное войско во всей Западной Европе. Если на море испанцы имели опасных конкурентов (прежде всего турок), то на суше ничто не могло противостоять боевой мощи испанских отрядов.

Имея за собой такую вооруженную силу, герцог Альба 22 августа 1567 года совершил торжественный въезд в Брюссель. Вся его политика сводилась к тому, чтобы, прежде всего, беспощадно подавить всякое сопротивление, а затем приступить к грабежу богатств нидерландских дворян и зажиточной городской верхушки.

Альба даже обещал испанскому королю Филиппу II, что направит из Нидерландов в Испанию «золотой поток глубиной в ярд». Увы, реальность оказалась не такой радужной, какой она представлялась герцогу, пока он обретался в Мадриде.

«Кровавый совет» за работой

Итак, войска Альбы вступили в Брюс-Псель. Буквально на следующий день был учрежден «Совет по делам о беспорядках». Он был составлен из 12 судей под председательством испанца Варгаса. В действительности же всеми делами на Совете заправлял один лишь Варгас. Это был прожженный негодяй, не знавший ни стыда, ни жалости. Будучи испанским дворянином, он — несмотря на свой высокий статус — запятнал себя тяжкими уголовными преступлениями и даже был приговорен к каторжным работам на галерах. Альба добился его освобождения — он предвидел, что в Нидерландах ему понадобятся беспринципные каратели. Теперь Варгас был душой и телом предан Альбе и являлся послушным орудием в его руках.

Читать:  Отто Шмидт - экспедиция Северным морским путем

Политика этого «Кровавого совета» (как его прозвали) сводилась к тому, чтобы ограбить нидерландских богачей, заподозренных в ереси. За несколько лет своего существования «Кровавый совет» вынес 18 тысяч смертных приговоров, которые сопровождались конфискацией имущества. Вообще, диапазон наказаний, выносимых «Кровавым советом», не отличался разнообразием: людей, которые отказывались от ереси, вешали; тех, кто не отказывался, — сжигали.

Особенно велик для Нидерландов был экономический ущерб от этого террора. Он вызвал повальное бегство голландцев в сопредельные страны, в первую очередь в Англию и Германию. Альба же, не довольствуясь деятельностью «Кровавого совета», задумал ввести в Нидерландах еще один — новый! — налог, так называемую алькабалу.

Голландцы «поставлены на счётчик»

Алькабалой когда-то назывался налог, взимаемый арабами в Кородовском халифате. Изгнав мавров с Пиренейского полуострова, испанцы многое взяли на вооружение от своих соперников. В том числе и алькабалу. И Альба теперь решил распространить ее на свои нидерландские владения.

Эта испанская алькабала должна была состоять из трех частей: «десятого пфеннига», «двадцатого пфеннига» и «сотого пфеннига».

«Сотый пфеннинг» предусматривал взыскание 1% от стоимости любой недвижимости, находящейся на нидерландской земле. «Двадцатый пфенниг» (5%) взимался со сделок по продаже этой недвижимости.

Что касается -десятого пфеннига» (10%), то он должен был взиматься со всякой торговой сделки, при всякой покупке или продаже ЛЮБОГО товара.

Последнее постановление носило совершенно фантастический характер. Было известно, что в Нидерландах промышленные изделия (вроде сукна) для того, чтобы дойти до потребителя, должны были пройти через семь посредников. А значит — подвергнуться обложению алькабалой по меньшей мере семь раз. Это значило, что придется заплатить семь раз по 10% стоимости товара, то есть 70%!

Ясно, что алькабала грозила полным параличом для всей экономики Нидерландов. Представители нидерландских городов пытались объяснить герцогу Альбе, что алькабала возможна в феодальной Испании, где нет такой развитой торговли, но что в Нидерландах она вызовет полное разорение. Все эти аргументы не оказали на Альбу никакого воздействия. Его интересовали только деньги. С лета 1571 года алькабала вошла в силу.

Читать:  Владимир Атласов - первый землепроходец на Камчатке

В дело вступают «гёзы»

И стране тотчас же начался самый жестокий кризис, прекратилась всякая оптовая и розничная торговля. Как говорили современники: «Пивовары отказывались варить пиво, булочники — печь хлеб, кабатчики — продавать вино». Тот, кто не мог эмигрировать, предпочитал ликвидировать свое дело. Торговля прекратилась, промышленность пала. Наступил полный развал всей нидерландской экономики.

Среди этого развала Альба продолжал свирепствовать, он издавал один за другим самые террористические законы. Когда в 1572 году голод достиг Брюсселя и тамошние булочники и мясники прекратили свои торговые операции, Альба решил их проучить: он собрался повесить 18 самых крупных торговцев города на порогах их собственных лавок. В этот момент произошло событие, которое дало толчок к началу вооруженного выступления и спасло жизнь восемнадцати брюссельских купцов. Этим событием была высадка отряда морских гёзов 10 августа 1572 года в устье реки Маас.

Как уже говорилось, Нидерланды под властью Альбы переживали эпоху усиленной эмиграции. Часть голландцев навсегда переселилась в соседние страны. Но большая часть (в особенности мелкое дворянство) превратилась в пиратов, в морских разбойников. Таким лихим молодцам голландские обыватели дали кличку «гёзы» (буквально — «нищие»). Гёзам оказывала покровительство английская королева Елизавета, они имели базу в английских портах и оттуда производили нападения на испанские суда.

Страх и ненависть в Гаарлеме

Однако в 1572 году отношения между Англией и Испанией на время улучшились, и английское правительство изгнало гёзов из своих портов. Таким образом, для них создалось крайне тяжелое положение. Они должны были крейсировать в открытом море и не могли пристать ни к английским, ни к голландским берегам. Наконец один отряд гёзов, лишенный продовольствия, решил произвести высадку в устье Мааса, чтобы захватить необходимые запасы продуктов, погрузиться на корабли и опять уйти в море.

Высадка гёзов имела совершенно неожиданные результаты. Когда их вооруженные отряды появились возле города Бриля, местные жители немедленно восстали. Испанцы были изгнаны из города. Затем точно по сигналу вспыхнуло восстание в более крупном центре — Флиссингене, а затем вся северная часть Нидерландов оказалась охваченной восстанием.

Читать:  Куда пропало звено 19

Альба держал свои основные силы на юге страны, во Фландрии, поэтому удалить испанцев из северных провинций оказалось делом сравнительно легким. С 15 июля 1572 года во главе движения стал Вильгельм Оранский. Голландские штаты, собравшиеся в Дордрехте, провозгласили его временным штатгальтером (правителем) северных провинций.

С 1573 года Альба, упрочив порядок в южной части Нидерландов, начал систематическое продвижение на север. Первым городом, который он осадил и взял, был Гаарлем, причем со страшными жестокостями была вырезана значительная часть его населения. Однако сознание совершенной безвыходности положения, что никакой компромисс с испанцами невозможен, толкало голландцев на ожесточенную борьбу. Уже при осаде города Лейдена мирное население предпочитало самый страшный голод и смерть сдаче в испанские руки. Голландцам помогало еще одно обстоятельство: Испания, очень сильная на суше, не располагала достаточным флотом. Поэтому в изрезанной береговой полосе Нидерландов господствовали морские гёзы. В октябре 1573 года испанский флот в Зюйдерзее потерпел поражение. Испанцам пришлось снять осаду Лейдена.

Солдат или палач?

В декабре 1573 года Альба был отозван испанским королем и впал в полнейшую немилость, которая продолжалась вплоть до самой смерти «железного герцога» в 1582 году.

Террористическая политика Альбы потерпела полное крушение: он не только не выполнил своих обещаний о «золотой реке глубиной в ярд», а наоборот — сам должен был из года в год просить субсидии на содержание своих войск. Нидерланды превратились в разорительную статью испанского бюджета. Вместо «новой Индии», небольшое европейское государство сделалось бездонной бочкой, которая поглощала испанское золото.

А имя герцога Альбы навсегда осталось в истории как символ холодного, безжалостного военного, которому больше бы подошел зловещий саван палача…

Дмитрий ПЕТРОВ

Ха-хаХа-ха
ЛайкЛайк
ВауВау
ДоволенДоволен
ПечальноПечально
ЗлюсьЗлюсь
Voted Thanks!
Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Richard
Richard
1 месяц назад

Альба действительно был в немилости. Но перед кончиной, успел завоевать для Филиппа II Португалию.
А для тех, кому интересны реальные портреты правителей Европы (от 1350 до 1855), в жанре живописи и отличного качества (в том числе герцог Альба и многие другие), рекомендую сайт, полностью посвященный этой теме:
http://portraitsofkings.com/gallery/spain-portugal/?PAGEN_1=4

Loading Posts...