Гайавата — истоки легенды

Поэма американского поэта Генри Уодсуорта Лонгфелло «Песнь о Гайавате», созданная по мотивам индейских легенд, вышла в свет в ноябре 1855 г. и сразу же была с восторгом принята. А удивительный по красоте и точности перевод на русский язык, сделанный Иваном Алексеевичем Буниным, открыл ее русскому читателю.

Лонгфелло написал поэму, вдохновившись работой Генри Р. Скулкрафта, известного географа и путешественника, с 1836 по 1841 г. занимавшего должность суперинтенданта, управляющего по индейским делам штата Мичиган. Проблемы индейцев тот знал не понаслышке: женой географа была дочь ирландца и индианки из племени оджибве Джейн Джонстон, чье индейское имя было Обабамвава-Гежегокуа (Женщина Звука Падающих Звезд, Проносящихся Через Небо). Мать Джейн звали Ошаугус-Кодайвайква (Женщина Зеленой Прерии), а дедом был вождь оджибве Вободжиг из штата Висконсин. Жена и теща собирали для Скулкрафта индейские мифы и сказания, результатом чего стала его книга «Миф о Гайавате», изданная в 1846 г. Лонгфелло же писал свою поэму с 25 июня 1854 г. по 29 марта 1855 г. Его произведения рассматривали еще и как поэтический ответ на финский эпос «Калевала», что позволило обвинить автора в плагиате. Хотя никакого плагиата не было — совпадали ритм и размер, но и только. А некоторые параллели, которые могли быть найдены, объясняются сходством фольклорных мотив всех народов мира. Сейчас «Песнь о Гайавате» считается общепризнанной классикой мировой литературы.

Она и сегодня как нельзя актуальна, стоит хотя бы вспомнить слова, с которыми божество Гитчи-Маниту обращается к индейским народам, желая их примирить:

Я устал от ваших распрей,
Я устал от ваших споров,
От борьбы кровопролитной,
От молитв о кровной мести.
Ваша сила — лишь в согласье,
А бессилие — в разладе.
Примиритеся, о дети!
Будьте братьями друг другу!

Главный герой поэмы —вождь оджибуэев (оджибве). Гайавата, культурный герой, принесший народам мир. Но существовал ли Гайавата на самом деле или он мифический персонаж? И если существововал,то действительно ли он принадлежал к племени оджибве?

Гайавата, или Хайонвата, — это легендарный вождь ирокезов, а вовсе не оджибуэев. Согласно мифам, Гайавата выступал против междоусобиц племени онондага, из-за чего ему приходилось бороться со злым божеством Атотархо. После того как Атотархо убил семь дочерей Гайаваты, тот отправился в добровольное изгнание. Во время скитаний он обрел чудесный талисман — вампум и встретился с Деганавидой. Умиротворив Атотархо с помощью талисмана и животворной магической силы (аренда), Гайавата и Деганавида основали Великую Лигу пяти племен ирокезов и учредили свод ее законов. Этот миф служит отражением действительных событии. Исторический Гайавата, вероятно, жил около 1 500 г. Теперь это не имя, а титул, сохраняющийся среди пятидесяти вождей ирокезских племен.

Американский исследователь ирокезского фольклора X. Хейл, комментируя образ Гайаваты, созданный Лонгфелло, считает, что в нем слились несколько фигур —легендарный вождь Лиги ирокезовХайонвата, Таронхайавагон, божество индейцев племени сенека, и мифологический герой индейцев оджибве Манабозо.

И чтобы разобраться, кто есть кто, обратимся к истории индейцев Великих Озер, где и происходит действие поэмы. В районе Великих озер жили племена ирокезов, родственных им гуронов, алгонкинов и сиу (дакотов). Согласно поэме, Гайавата взял себе в жены дакотскую девушку Миннегагу.

Название «ирокезы» означает «настоящие гадюки». Сами они называли и называют себя хауденосауни — «люди длинных домов», или онгвеховех — «настоящие, или первые люди». Они выращивали кукурузу, бобовые и тыквенные, причем сельским хозяйством занимались в основном женщины, а мужчины охотились и ловили рыбу. С истощением почвы — каждые 10—20 лет — ирокезы переносили свои поселки на новое место. Примерно в XV—XVI вв. ирокезы создали протогосударство — Лигу пяти племен, в которую входили сенека, кайюга, онондага, мохоки (они же могавки) и онейда. Позднее, уже в XVIII в., к ним присоединились тускарора. Ирокезы считались воинственным народом, и сражались с гуронами и алгонкинами.

Алгонкины (само название анишинанбе) включали множество племен, в том числе майами, кри, шауни и одживбе, или оджибуэев. Оджибве появились в районе Великих озер около 1500 г. или раньше.

Французы и англичане начали активно заселять эти места в самом начале 1600-х гг. Их интересовала пушнина, в основном мех бобра. Начало XVII в. в Европе было холодным, и меха стали важным и нужным товаром. Индейские племена оказались вовлечены в меховую торговлю мехами, а затем в бобровые войны, продолжавшиеся с 1630-х гг. до конца века. Ирокезы стремились вытеснить алгонкинов и гуронов с их территорий, чтобы захватить меховой рынок. В 1640-х гг. они практически уничтожили гуронов.

С начала века сложилось так, что алгонкины в основном выступали на стороне французов, а ирокезы — на стороне англичан, хотя французы пытались их ассимилировать — крещеных ирокезов селили на французских территориях. Пришельцев становилось все больше и больше, и постепенно индейская культура была оттеснена на периферию исторического процесса. Но индейцы не исчезли. Недаром считается, что одним из прототипов Гайаваты послужил также современник Лонгфелло, вождь племени оджибве, носивший обычное английское имя — Джордж Копуэй. Не забудем, чем кончается поэма Лонгфелло. В селение Гайаваты прибывают европейские миссионеры.

Тот встречает их с миром, предсказывает победу, но сам не может остаться в тех местах, которые вскоре неузнаваемо изменятся. Вождь садится в свою лодку и уплывает на Запад, «в царство бесконечной, вечной жизни». А Копуэй, человек XIX в., сделал другой выбор — он стал проповедником и писателем, пытаясь найти место для себя и своего народа, который продолжает свою историю и сегодня. Да, коренные американцы не исчезли. Племена онондага и сенека, дакота и оджибве живут, существуют и сохраняют историческую память. И эта память воплотилась в поэме, созданной потомком европейских пришельцев.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *