Гарри Уайт: шпион или агент влияния?

Американский финансист Гарри Декстер Уайт вошел в историю как создатель Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка. Позволивших послевоенной Европе быстро оправиться от последствий Второй мировой войны. Но западные специалисты не любят вспоминать имя Гарри Уайта. Потому что в 90-х годах прошлого века выяснилось, что один из самых приближенных финансовых советников президента США Франклина Рузвельта работал на советскую разведку.

«Человек пира»

Гарри Декстер Уайт родился 9 октября 1892 года в Бостоне, штат Массачусетс. Родители Гарри Уайта происходили из еврейских семей, эмигрировавших из Литвы и Беларуси, которые в XIX веке входили в состав Российской империи. Вполне возможно, что в семье Уайта, как и в большинстве семей той волны эмиграции, пытались сохранять связь поколений. Во многих ныне 100-процентных американских семьях сохраняются реликвии, которые будущие граждане США вывозили из тех стран, откуда эмигрировали. А также от отца к сыну передавались легенды о прародине. Больше всего в таких ностальгических действиях были замечены представители славянских народов, ирландцев и итальянцев.

В то же время подобные эмигранты, только что обретшие новую родину, были наиболее яростными патриотами Америки. Не явился исключением и Гарри Уайт. Окончив колледж в 1917 году, Уайт, которому все преподаватели прочили великое будущее, не пошел в университет для продолжения учебы, а завербовался в армию США и отправился на Первую мировую войну.

В боевых действиях Уайт не участвовал, но служба в армии помогла ему. Вернувшись в США после окончания войны, он сумел получить государственную стипендию для обучения в Колумбийском университете в Нью-Йорке. Затем перевелся в Стенфордский университет в Калифорнии.

Там Уайт защитил кандидатскую диссертацию по экономике, после чего отправился для продолжения научной деятельности в Гарвардский университет. Где в 1930 году защитил докторскую диссертацию и был приглашен для преподавания в университет Лоуренса, штат Висконсин.

Гарри Уайт всегда придерживался мировоззрений, которые он сохранил до конца своих дней. Он не был коммунистом, нацистом, социалистом или консерватором. Но был уверен, что будущее развития земной цивилизации должно основываться на торговых отношениях, которые должны регулироваться многосторонними мирными соглашениями стран-участников этих самых отношений. Один из друзей Уайта позже так охарактеризовал своего друга: «Он был настоящим интернационалистом, в лучшем понимании этого термина. Уайт считал, что ни одна из стран или наций не имеет права претендовать на мировое господство, а мирное сосуществование разных идеологий должно зиждеться не на учениях Маркса или Ницше, а на экономических отношениях. Я бы сказал, что это был один из первых «людей мира»».

Первые подозрения в шпионской деятельности

Однако даже то, что Уайт считал себя «человеком мира», не мешало ему действовать в первую очередь на выгоду США. Во всяком случае, так, как он эту выгоду понимал. Не будучи коммунистом, он отдавал должное СССР, демонстрировавшему в те годы экономический взлет. И был сторонником сближения его страны с Советским Союзом.

Точно неизвестно, когда Уайт обратил на себя внимание советской разведки. Скорее всего, это случилось примерно в 1938—39 годах. До того времени Гарри Уайт планомерно восходил по карьерной лестнице теперь уже не только экономического, но и политического деятеля. А началось все в 1934 году, когда его пригласил для работы в своей команде профессор Чикагского университета Джейкоб Вайнер.

Читать:  «Адмирал Нахимов» - загадки крупнейшей морской катастрофы позднего СССР

Напомним, что после прихода к власти Франклина Рузвельта и объявления им «нового курса» вся американская экономика претерпевала серьезные изменения. Что США пошло только на пользу, позволив вывести страну из Великой депрессии. Для проведения «нового курса» требовались экономисты новой формации, способные воспринять новое. Джейкоб Вайнер не работал в Белом доме, но он был в то время одним из самых яростных последователей политики Рузвельта. Когда профессор порекомендовал в Министерство финансов США молодого, но опытного экономиста Гарри Уайта, Рузвельт моментально принял положительное решение.

Первое упоминание того, что Уайт может работать на советскую разведку, появилось 2 сентября 1939 года. На следующий день после нападения Германии на Польшу советник президента Рузвельта по внутренней безопасности Адольф Берли встретился с бывшим советским агентом Виттекером Чемберсом. К тому времени бывший агент уже успел дать интервью о своей работе на советскую разведку журналисту Исааку дон Левайну. А тот опубликовал статью, в которой указывал несколько имен, с которыми якобы контактировал советский агент Чемберс. В этом списке было и имя Уайта.

Однако в ФБР этой информации не поверили. Мало того что агенты уровня Уайта просто не могли пересекаться с обычным связным, которым был Чемберс, но в разведке вообще не принято разглашать настоящие имена разведчиков, для чего используются оперативные псевдонимы. Да к тому же сам факт того, что Чемберс сперва пришел к журналисту со своей историей, а не в ФБР, указывал на то, что тот в первую очередь хотел привлечь к себе внимание общественности. А потому мог оговорить правительственных чиновников.

В то же время советский разведчик Гайк Овакимян (мы писали о нем в прошлом номере), в то время заведовавший всей резидентурой в США, в одной из своих служебных записок обмолвился, что после предательства Чемберса контакты со многими агентами были заморожены.

Успех операции «Снег»

Вплоть до лета 1941 года никаких сведений о том, что Уайт как-то контактировал с советской разведкой, не имеется. Но затем в Москве была запущена операция «Снег». Как мы уже писали, одним из автором этой операции, которая подтолкнула США к вступлению во Вторую мировую войну, был Исхак Ахмеров. Он был лично знаком с Уайтом, который знал его под именем востоковеда Билли Сноурта. Самому Ахмерову в США показываться было опасно, а потому на встречу с Уайтом поехал советский разведчик Виталий Павлов. Он привез многостраничное письмо от Билли Сноурта.

В этом письме, подготовленном в Москве в основном из донесений советской разведки в Азии, излагались возможные планы Японии по экспансии Тихоокеанского региона. Напомним также, что в то время Сенат и Конгресс США были активно против вступления Америки в войну. И несмотря на то что президент Рузвельт понимал, что США все-таки придется воевать, он не мог пойти против законодательной власти.

Послание от Билли Сноурта произвело на Гарри Уайта впечатление. Он, так же как и его босс Рузвельт, был уверен, что США придется воевать. Впрочем, вполне возможно, что им двигало и то, что СССР может подвергнуться нападению Японии и Советскому Союзу придется воевать на два фронта. А после того как СССР падет, следующим объектом атаки станут США. Как бы то ни было, но дальнейшие его действия полностью соответствовали интересам Москвы.

Читать:  Сколько атомных бомб взорвали в ХХ веке?

Уайт расширил письмо из Москвы, добавив туда собственный анализ изменения экономической ситуации в США, в том случае если американские базы в Тихом океане будут захвачены Японией. Этот доклад упал на благодатную почву. Дело в том, что еще в конце 30-х годов в США, усилиями советской разведки, был опубликован «меморандум Танаки» (там излагались основные планы Японии по захвату новых территорий). В те времена публикация не вызвала особых опасений как в общественных кругах, так и в политических. Но в 1941 году советская разведка еще раз напомнила американцам о том документе. А так как многое из изложенного в меморандуме уже исполнялось (захват Маньчжурии, война в Южном Китае), то к нему отнеслись со всей возможной внимательностью.

В Конгрессе и Сенате, куда был представлен доклад Уайта, весьма прониклись, но воевать все равно не хотели. В то же время они обязаны были защитить экономические интересы США. Было принято решение направить Японии ноту с требованием вывести войска из Южного Китая. А в случае отказа объявить экономическую блокаду, отрезав Японию от поставок материковых товаров и нефти. Дальнейшее известно: японские войска из Китая выведены не были, а результатом блокады стало нападение японцев на базу американского флота в Перл-Харбор 7 декабря 1941 года и вступление США в войну 8 декабря 1941 года. Операция «Снег» увенчалась полным успехом.

Завидное единодушие СССР и США

Позже ближайшая помощница и любовница советского резидента в США Якова Голоса Элизабет Бентли будет утверждать, что большинство документов из казначейства и министерства финансов, копии которых она передавала от Голоса сотрудникам советских спецслужб, были получены именно от Уайта. К ее показаниям отнесутся с гораздо большим вниманием — ведь она действительно была помощницей Голоса, а не просто связной. Но произойдет это в конце 1945 года. А пока Гарри Уайт готовился к международной валютно-финансовой конференции. Эту конференцию проводила Организация объединенных наций и она должна была решить основные положения финансовых отношений стран-участниц антигитлеровской коалиции.

Конференция прошла в июле 1944 года в горном курорте Бреттон-Вудс (штат Нью-Гемпшир, США) и получила название «Бреттон-Вудская конференция». Итогом этой конференции стало создание Международного валютного фонда (МВФ) и Международного банка реконструкции и развития (МБРР, ныне Всемирный банк). Эти организации должны были регулировать распределение общих средств на восстановление экономик, наиболее пострадавших от войны. Американскую делегацию возглавлял Гарри Уайт. Всего в конференции участвовали представители 44 стран.

На этой конференции делегации СССР и США выступали единым фронтом, а потому Великобритании не удалось настоять на многих позициях, существенно ограничивающих влияние США на мировую экономику. В Москве тоже понимали, что создание МВФ и МБРР выведет экономику Америки на первое место в мире, но у Советского Союза были свои резоны. Дело в том, что взамен на поддержку позиций США на конференции Франклин Рузвельт обещал приложить все усилия, чтобы основная часть контрибуции от Германии (более 20 миллиардов долларов золотом) отошла именно СССР.

Уставной капитал МВФ был установлен в 8,8 млрд долларов США, МБРР в 10 млрд. Этот капитал должны были вносить страны-участницы (не менее половины золотом), согласно утвержденным квотам. Наибольший взнос (а по сути покупка акций) вносили США (31,25%), вторым шла Великобритания (14,8%), третьим должен был стать СССР (13,6%). Основная часть золотовалютных резервов должна была храниться в США.

Читать:  Природный газ - история использования органического топлива

Новые обвинения

Несмотря на то что советская делегация подписала все необходимые документы, позже Москва отказалась ратифицировать договоренности. Получив основную часть контрибуции от Германии, в СССР посчитали, что с восстановлением своей экономики справятся и сами. Но это случится намного позже, а пока Кремль подтверждал все договоренности, правда лишь на бумаге.

Организация МВФ и его практически дочернего МБРР поручалась Гарри Уайту. Он же и стал первым председателем Международного валютного фонда в феврале 1946 года. Но к тому времени в отношении Уайта уже начался активный сбор компромата. По некоторым данным, к тому, чтобы отстранить бывшего советника Рузвельта от активной политическо-финансовой деятельности, приложил руку Гарри Трумэн. В отличие от бывшего президента США, он не был сторонником сотрудничества с СССР, считая, что Москве нужно указать ее место. В фарватере политики Америки. Ну а Уайт числился в друзьях СССР.

В ноябре 1945 года Элизабет Бентли дала показания в отношении Уайта. Но даже несмотря на то, что та была помощницей Голоса, она не могла лично встречаться с Уайтом и получать от него какие-то документы. Так что доказательства были лишь косвенными. Но в США уже разгоралась антисоветская кампания и ФБР просто необходимо было за что-то зацепиться. Вот они и зацепились за показания Бентли. А так как кроме Уайта она в качестве возможных агентов советской разведки назвала еще несколько высокопоставленных чиновников, материалы были переданы в Комиссию по расследованию антиамериканской деятельности при конгрессе США.

Гарри Уайта вызвали в конгресс для дачи показаний 19 июня 1947 года. И хотя серьезных доказательств его связи с советской разведкой предоставлено не было, Уайт в тот же день подал в отставку и покинул свой кабинет в МВФ. В следующий раз его вызвали на допрос 13 августа 1948 года. Поводом стали новые показания Бентли, в которых она утверждала, что в 1945 году Уайт передал советской разведке клише американского казначейства для печати оккупационных марок, имевших хождение в оккупированной Германии. Москва действительно печатала подобные марки (хотя и не имела на это права, так как не ратифицировала Бреттон-Вудские договоренности), а потому показания вроде как подтверждались. Но опять же никаких доказательств тому, что именно Уайт передал советской разведке клише, не было.

Обвинения Уайту предъявлено не было, но это уже не имело никакого значения. 16 августа 1948 года Гарри Уайт неожиданно скончался от сердечного приступа в своем доме в Нью-Гемпшире. В ФБР попытались обвинить советскую разведку в устранении своего бывшего агента, но эта гипотеза быстро заглохла, не получив даже косвенных подтверждений. И только в середине 90-х годов прошлого века, когда Борис Ельцин открыл архивы КГБ СССР для иностранных специалистов, были получены неопровержимые доказательства того, что создатель МВФ и МБРР действительно активно работал на советскую разведку.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о