Loading Posts...

Европеоидная, монголоидная и негроидная: как появились человеческие расы?

Как известно, у всех современных людей были одни и те же общие предки. Но почему же тогда какой-нибудь коренной житель Скандинавии так не похож на жителя Конго или Японии?

В одной старой популярной книжке автор, желая подчеркнуть единство человечества, написал, что люди белой, желтой и черной расы отличаются друг от друга не больше, чем белые, рыжие и черные коты. Сказано красиво, но не вполне точно. Окраска у кошек определяется всего двумя хорошо известными генами (плюс еще несколько, которые влияют на распределение разных цветов по телу животного), и это — область индивидуальной изменчивости. Одни и те же кот и кошка могут произвести на свет котят самой разной окраски.

Человеческие же расы отличаются друг от друга целым комплексом устойчивых биологических признаков, среди которых цвет кожи — далеко не единственный и даже не самый надежный. Например в некоторых местностях Африки существуют целые деревни, населенные альбиносами — людьми, у которых вследствие генетической мутации в организме отсутствует темный пигмент. (Суеверные соплеменники боятся детей-альбиносов и часто изгоняют их вместе с родителями из своих селений, поэтому тем волей-неволей приходится жить в отдельных деревнях и вступать в браки только друг с другом.) У таких людей совершенно белые волосы и очень светлая кожа. Однако мелкая курчавость волос, широкие губы, характерный профиль с выдвинутой вперед нижней частью лица позволяют даже неспециалисту с первого взгляда безошибочно признать в них представителей негроидной расы.

Другая большая раса — монголоидная — отличается от европеоидной и негроидной не столько цветом кожи, сколько совсем другими признаками: относительно уплощенным лицом и плоским носом, слабым развитием лицевой растительности (усов и бороды) у мужчин. Но самое очевидное отличие этой расы — характерная форма глаз: узкая, с кожной складкой (эпикантусом) на верхнем веке.

КЛИМАТ ИЛИ ЦЕЛЬ?

Но почему люди такие разные? И почему признаки, по которым они различаются, сочетаются друг с другом не как попало, а образуют устойчивые комплексы, приуроченные к определенным территориям? Долгое время ответы на эти вопросы сводились либо к ссылкам на волю бога-творца, либо к туманным рассуждениям о влиянии климата и пищи. Возможность более содержательного ответа появилась только в середине XIX века, когда Дарвин предложил свою теорию эволюции. Согласно ей, эволюция идет преимущественно таким образом: у особей того или иного вида появляются какие-то незначительные отличия, которые могут постепенно накапливаться, и в результате появляется самостоятельный подвид.

Различия же накапливаются потому, что представители вида, населяющие разные части видовой территории, живут в разных условиях и вынуждены приспосабливаться к ним. Именно это и имело место у человека, еще в доисторические времена заселившего все континенты, кроме Антарктиды.

Читать:  В поисках эликсира бессмертия

Саму идею эволюционного происхождения человека большинство ученых того времени приняли быстро. Но далеко не все согласились с Дарвином в вопросе о ее механизмах и путях. Многие считали, что у эволюции есть цель — появление разумного человека современного типа (под которым по умолчанию понимались европейцы).

С этой точки зрения люди иного, нежели европейцы, физического облика, рассматривались как существа, застрявшие на разных этапах пути от обезьяны к «настоящему» человеку. Дескать, если современные млекопитающие произошли от земноводных, а те, в свою очередь, от рыб, то и людей разных рас можно считать «промежуточными остановками» на пути от обезьяны к европейцу. Предпринимались даже попытки выстроить разные расы и народы по степени их удаления от обезьян. Другие ученые с азартом доказывали, что каждая раса произошла от собственного предка, обитавшего там, где сейчас живут люди этой расы.

Но к середине прошлого века все подобные теории были сданы в архив истории науки. В эволюционной биологии (в том числе и в представлениях об эволюции человека) прочно утвердились взгляды, получившие мощную поддержку со стороны генетики, а все попытки найти у той или иной расы черты «примитивности» или более близкого родства с обезьянами оказались несостоятельными.

ПОДВИДЫ ЧЕЛОВЕКА

Впрочем, уже к началу XX века в научной антропологии сложился довольно стройный взгляд на расы. Почти всё современное человечество представлено тремя большими расами: европеоидной, негроидной (к которой относились не только чернокожие африканцы и их потомки, но и аборигены Австралии, папуасы, темнокожие народы юга Индии, Филиппин и некоторых других тихоокеанских островов) и монголоидной. Внутри каждой большой расы выделялось некоторое количество малых рас, а также несколько малых рас, обладавших промежуточными признаками и потому не входившими ни в одну из больших: эфиопская (между европеоидной и негроидной), южносибирская (между европеоидной и монголоидной), полинезийская (между всеми) и т. д. Некоторые разногласия касались разве что коренных жителей обеих Америк — индейцев: считать ли их самостоятельной большой расой или особой ветвью монголоидов? Родство американских аборигенов с восточными азиатами не вызывало сомнений, но и отличия были весьма существенными.

Такой взгляд хорошо согласовывался с общебиологическими представлениями: большие расы — это подвиды вида Homo sapiens (в самом деле, если синицы, снегири, бурые медведи или благородные олени образуют хорошо различимые подвиды, то почему бы это не могло случиться и с нашим видом?), а малые — географические популяции.

ВЫГОДА И СЛУЧАЙ

Однако тут возникли серьезные проблемы с расовыми признаками. Ведь исходя из эволюционной теории, следовало ожидать, что они чем-то полезны в тех природных условиях, в которых живет данная раса. Предназначение самого очевидного отличия негроидной расы — темной кожи — выяснилось быстро: это защита от избытка ультрафиолетового излучения. Дело в том, что ультрафиолет повреждает ДНК клеток кожи, что сильно повышает вероятность развития злокачественных опухолей. Пигмент меланин (он есть у людей всех рас, но в коже негроидов он вырабатывается постоянно в больших количествах) поглощает ультрафиолет и тем самым защищает ткани кожи. Но в то же время ультрафиолет позволяет человеческим клеткам самостоятельно синтезировать витамин D, необходимый для усвоения кальция. Поэтому в умеренных широтах, где солнце не так сильно жарит, выгоднее светлая кожа, а в тропиках — темная.

Читать:  Шумеры — родоначальники цивилизации

Признаки монголоидной расы истолковать оказалось труднее: монголоиды живут в самых разных природных условиях, от студеной чукотской тундры до жарких и сырых лесов Индокитая и Малайзии, от сухих калмыцких степей до постоянно влажной Японии. Ученые предположили, что признаки этой расы были полезны для того климата, в котором она формировалась, а позже выходцы из этих мест разнесли их по всей Азии. До сих пор в учебниках можно прочитать, что приплюснутый нос и узкие глаза — это, мол, приспособление к жизни в степях и пустынях Центральной Азии с их сильными ветрами и почти постоянной пылью в воздухе. Но как показали дальнейшие исследования, монголоидная раса первоначально возникла вовсе не в степях, а в центральном Китае, в долинах рек Хуанхэ и Янцзы. Видимо, ее характерный облик — не приспособление к каким-либо условиям, а просто случайные особенности небольшой группы основателей первоначальной популяции.

ДВА ИСХОДА

Но самые большие испытания для расоведения начались с появлением молекулярно-генетических методов, позволявших непосредственно выяснить степень родства тех или иных человеческих популяций. Выяснилось, что генетическое разнообразие чернокожих африканцев больше, чем у всего остального человечества, вместе взятого. Что и понятно: местом формирования нашего вида была Африка, и основная масса наших далеких предков долгое время жила в ней, а за ее пределы уходили только небольшие окраинные группы,унося в себе лишь малую часть генетического разнообразия вида.

Таких исходов из Африки было как минимум два. Австралийцы, папуасы, темнокожие жители Южной и Восточной Азии и тихоокеанских островов — это потомки первой волны миграции, шедшей вдоль берега Индийского океана.

Много позже из Африки вышла вторая волна. Часть ее двинулась на север и запад, став предками европеоидов. Другая повернула на восток, ее потомки — монголоиды — заселили Азию, а позже и обе Америки. Расселяясь, монголоиды на юге встречались с уже давно живущими там потомками первой волны миграции, родственными австралийцам и папуасам, и, видимо, заводили общих детей. В результате в геномах современных австралийских аборигенов больше общего с монголоидными жителями Юго-Восточной Азии, чем с африканскими неграми, от которых они отделились раньше, чем все прочие неафриканские народы. И говорить о существовании единой «негроидной расы» больше не приходится.

Читать:  Влияние Великого переселения народов на судьбу Западной Римской Империи

АНТРОПОЛОГИ ПРОТИВ ГЕНЕТИКОВ

Впрочем, как показывают те же генетические данные, еще раньше от общего ствола человечества отделились бушмены. Они никуда не уходили и доныне живут на юге Африки. Правда, многочисленные соседние племена сильно потеснили их, но сколько-нибудь массовых скрещиваний не произошло: бушмены так и остались генетически обособленной популяцией. И если расы — это подвиды, то бушменов нужно выделять в отдельную расу. Да и вообще на смену простому и понятному делению всех человеческих типов на три-четыре основных категории придется выстраивать довольно громоздкую систему: прежде всего человечество делится на бушменов и всех остальных, потом эти «все остальные» делятся на африканцев и неафриканцев, потом из неафриканцев придется выделить потомков первой волны — австралийских аборигенов, папуасов и темнокожие народы Азии и Океании; потом… В такой системе уже непонятно, что же следует называть расой. Многие современные ученые, в основном генетики, предлагают и вовсе отказаться от этого понятия и заменить его схемами генетического родства. Антропологи возражают: во-первых, такой подход неприменим к большей части ископаемого материала — из древних костей, особенно найденных в тропиках, ДНК не выделишь. Чтобы выяснить, что за люди это были, нужно сравнивать их морфологические признаки, а для этого нужно
иметь подробную и достоверную систему классификации современных антропологических типов. Во-вторых, расы различаются не только внешними признаками, но и биохимическими особенностями, например реакцией на отдельные лекарства: известно, что некоторые противораковые препараты эффективно подавляют рост опухолей у чернокожих пациентов, но почти не помогают больным других рас.

А пока ученые спорят, мир меняется. Представители разных рас, всего несколько веков назад жившие на разных материках, сегодня всё чаще оказываются соседями, а то и супругами. И сейчас на планете всё больше людей, которых невозможно отнести к какой-либо определенной расе, поскольку в их жилах течет кровь разных рас.

2
ВауВау
Ха-хаХа-ха
ЛайкЛайк
ДоволенДоволен
ПечальноПечально
ЗлюсьЗлюсь
Voted Thanks!
Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...