Енотовидная собака — Мир Знаний

Енотовидная собака

Описание

Общий облик уссурийского енота весьма своеобразный, не похожий на облик остальных наших представителей семейства. Туловище длинное, ноги короткие и кажутся особенно короткими у животных в зимнем мехе, который на туловище очень длинен. От этого тело имеет вид массивного. Ноги к тому же покрыты короткими волосами и выглядят очень тонкими. Это создает впечатление приземистого и неуклюжего животного на коротких тонких ножках.

Мех зимой непропорционален величине зверя, длинный (длина ости до 120 мм) и густой, с густым пухом, но грубой остью, косматый и жесткий. Хвост относительно короткий — не более 1/3 длины тела, конец его опускается ниже скакательного сустава, но у стоящего зверя не доходит до земли. Волосы на хвосте очень длинные и густые, у основания они не короче, чем на остальном его протяжении, и мех хвоста незаметно как бы переходит в мех крупа. Это увеличивает впечатление общей вытянутости тела животного. Голова небольшая с короткой, но острой мордой, покрытой короткими волосами. За глазами волосы быстро удлиняются и довольно большие, притуплённые на концах, уши мало выдаются из меха. На щеках большие «баки» из удлиненных волос. Острая мордочка как бы выглядывает из длинного меха головы.

Общий тон окраски зимнего меха грязный, землисто-бурый или буровато-серый с более или менее значительным налетом черного (окраска остевых волос). Хвост значительно темнее туловища; по хребту идет более темная полоса, расширяющаяся на плечи и образующая здесь неясную крестообразную фигуру. Брюшная сторона желтовато-бурая, грудь темно-бурая, черноватая. Уши сзади черные. В области глаза, перед ним и на щеках книзу и кзади от глаза, переходя на «баки», располагается темное (почти черное) поле. Вместе они образуют на морде енотовидной собаки характерный рисунок в виде маски, резко контрастирующий с более светлой окраской морды и остальных частей головы. Этот рисунок, как частью и общий тон окраски, придают описываемому виду известное сходство с американским енотом.

Летом, во время перехода от одного зимнего наряда в другой, енотовидная собака имеет сначала (первая половина лета) только покров из сухих безжизненных остевых волос (сначала выпадает пух), а позднее мех состоит из коротких, еще не отросших остевых волос, почти без подпуши. Эти волосы в несколько раз короче зимних. Окраска в это время похожа на зимнюю, но общий тон ее более светлый, рыжевато-палевый, однако с примесью темного, черно-бурого. Темный цвет образует полосу по спине и верху шеи и крестообразную фигуру в области плеч. Грудь буровато-черная, живот и пахи буровато-серые с желтоватым. Ноги черно-бурые, «маска» выражена хорошо, подбородок, шея и грудь черные. На боках шеи окраска довольно яркая, бледно-ржавая. Когти светло-роговые.

Относительно размеров тела и веса енотовидной собаки сведения крайне скудны. Длина тела около 65—80 см, длина хвоста 15—25 см; вес летом 4—6 кг, зимой 6—10 кг.

Географическое распространение

Лесные области Восточной Азии от Амурского края до северного Индо-Китая. Это типичный ареал вида маньчжуро-китайской фауны. В результате акклиматизации создан новый ареал в европейской части Союза и на Кавказе и имеются отдельные участки обитания в Сибири и Средней Азии.

Ареал в бывшем СССР представляет собой самую северную окраину ареала вида. Он невелик и занимает очень малую часть страны — Приморский край и южную часть Амурской области.

Очертания ареала в пределах Союза довольно сложны. На востоке он начинается на Тихоокеанском побережье Уссурийского края в области устья р. Тумнин (около 51° с. ш.) и узкой полосой идет вдоль берега моря на юг и юго-восток по подножьям и нижнему поясу гор. Обходя высокие части южной оконечности Сихотэ-Алиня с юга приблизительно на широте северной оконечности озера Ханка, граница переходит на западный склон хребта. По долине Уссури и по западным склонам Сихотэ-Алиня ареал полосой идет на север к Амуру и достигает его у устья Уссури. По долинам более значительных правых притоков Уссури (Бикин, Хор, Иман) ареал местами довольно далеко вдается на восток в хребет; однако на крайнем высокогорье Сихотэ-Алиня и в области сплошных хвойных лесов енотовидной собаки на хребте нет.

По долине Амура и прилежащим местам ареал протягивается к северу (вниз по реке) приблизительно до Хунгари. От этого места северная граница ареала через Буреинские горы и средние течения Бурей и Зеи идет на запад и выходит к Амуру в области слияния Шилки с Аргунью. За скудостью сведений нельзя установить, распространен ли описываемый вид по всей долине Амура на запад от Зеи или к устью Шилки и Аргуни он проникает с юга (из Китая) и по самым северным частям северной излучины Амура он отсутствует. По некоторым данным, северная граница нормального обитания у нас протягивается с востока лишь до устья Хумаэрхэ в Амур. На юге ареал везде выходит за государственную границу.

В Забайкалье енотовидной собаки нет, хотя в отдаленные времена, по-видимому, имели место заходы в верховья Онона Сахалин в естественный ареал не входит.

В последние десятилетия (начиная с 1934 г.) уссурийского енота усиленно расселяли, особенно в европейской части Союза, высаживали также в отдельных местах азиатской. В настоящее время в европейской части страны енотовидная собака образовала обширный сплошной ареал, по площади значительно превышающий его естественный ареал в пределах СССР.

На севере новый ареал занимает всю Карелию, вероятно, и южную часть Кольского полуострова, всю Архангельскую область до лесотундры включительно, причем заходами енотовидная собака бывает и в тундре. По-видимому, несколько южнее проходит северная граница по Печоре. На западе ареал по всей европейской части Союза доходит до западной границы государства и местами переходит за нее. На юге ареал достигает Черного, Азовского и Каспийского морей. Восточная граница менее определенна. На северо-востоке енотовидная собака известна (оседлый) с р. Ижмы (левый приток Печоры). На юг граница идет, по-видимому, вдоль Урала западнее хребта — через Пермскую область и Башкирию на Оренбург. С Урала она проходит на Волгу и по ней спускается к морю. Линия восточной границы европейского ареала очень неопределенна не только по недостатку сведений, но и потому, что она изменяется в связи с расселением зверя (самые восточные места высадки — Сыктывкар, Удмуртия, Уфа, Оренбург).

В пределах очерченных границ енотовидная собака к 1960 г. обитала, в сущности, везде. Если оставались более или менее значительные участки, где его еще не было (некоторые части Карелии, Предуралье), или распространение было спорадичным или он был очень редок (Архангельская область), то на больших пространствах (несколько областей) численность его достигала промысловой плотности и он превратился в существенного вредителя охотничьего хозяйства.

На Кавказе уссурийский енот высажен и расселился в ряде мест. В его ареал входят предкавказские степи и пригорные области и восточная половина Закавказья. Его нет, по-видимому, лишь в западной части Грузии. Обитание в очерченных пределах не сплошное.

Вне указанных границ уссурийские еноты высаживались в Средней Азии и Казахстане — к востоку от Фрунзе, на Иссык-Куле, в районе Джелалабада, в устьях Или и Лепсы, к югу от Алма-Аты, в Джунгарском Алатау, в районе Катон-Карагая на юго-западном Алтае.

В Сибири енотовидных собак высаживали в устье Бии и Катуни и в ряде мест Алтая, под Томском, в истоках Томи, под Новосибирском, под Красноярском, в Туве, у Иркутска, к северо-востоку от Улан-Уде и по Джидр и даже в Якутии — в устье Вилюя и к юго-востоку от Сунтара на Вилюе. Были высадки и в некоторых других местах, в том числе на Сахалине К Высадки в Сибири и Средней Азии не привели к образованию сколько-нибудь значительных участков обитания зверей, тем более сплошного ареала. В большинстве мест животные, по-видимому, погибли или погибают, в некоторых образовались небольшие очаги.

Биология

Численность

Данных о численности енотовидной собаки в пределах ее естественного ареала на Дальнем Востоке почти нет. Наибольшая плотность населения наблюдается в юго-западной части Приморского края, южнее оз. Ханка, в нижнем и среднем течениях рек Иман, Бикин, Хор и в среднем течении Амура. В бассейнах рек Майхе и Сучан и по побережью Японского моря к югу от бухты Находка (Уссурийский край) в 1931 г. плотность населения (в пересчете от числа найденных нор) составляла в различных местах обитания от 0,9 до 8 зверей, в среднем 3,4 на 1000 га; на острове Аскольд плотность была в среднем 3,8 зверя на ту же площадь.

В большинстве районов акклиматизации этого вида в европейской части СССР в зоне смешанных и лиственных лесов плотность поселения составляет 1—2 зверя на 1000 га. В пойменных лиственных лесах некоторых областей,, например Новгородской, она достигает 13 особей на 1000 га, в Среднем Поволжье и Татарии —2—3 зверя, в Горьковской обл. в различные годы до 15—48, в Воронежской обл. в среднем 1—2 зверя на 1000 га, но в некоторых районах, например Богучарском, до 20 особей на ту же площадь. В северо-восточных районах Литвы на 1000 га лесной площади учитывали от 5 до 10 зверьков, в северных районах —2—4 особи, а в южных и западных 0,5 экз. на 1000 га.

Места обитания

На Дальнем Востоке излюбленные места обитания енотовидной собаки — приречные светлые лиственные и смешанные леса с густым подлеском или густые заросли кустарников, обычно на пологих склонах гор, прорезанных падями, ручьями, с выходами скал и полянами. На юге Уссурийского края более половины всех встреч енотовидной собаки, ее нор и экскрементов приходилось на редкий дубово-грабовый лес с подседом из рододендрона, жимолости и других кустарников. Хвойных лесов избегает, встречаясь в них только по опушкам, приречным кустарникам или в скалах по берегу моря. В безлесных районах встречается только в зарослях тростников по берегам рек и озер. Обычно обитает на высотах до — 100—300 м над уровнем моря, редко до 600—700 м.

В средней полосе европейской части СССР предпочитает припойменные лиственные и смешанные леса; избегает сплошных хвойных массивов, обширных открытых болот и полей. На северо-западе основные стации енотовидной собаки составляют южнотаежные леса (30% встреч летом и 49,5% зимой), берега водоемов (соответственно 26 и 20,8%), болота (12,7 и 10,2%), вырубки и гари (11,3 и 7,1%); при этом смешанные леса вблизи припойменных участков лугов и полей бывают основной стацией как зимой, так и летом. В Новгородской обл. в пойменных лесах численность енотовидной собаки составляет 13, в травянистых ельниках 8, в борах 1 — 3 зверя на 1000 га. В Татарии в лесах встречается 33% (от 25 летом до 40—60% зимой и весной), в поймах —30% (56% летом, 10—19% зимой и весной), в оврагах с кустарниками—11,5%, в болотах—6,2%, на полях —14,4% енотовидных собак. В Воронежской обл. предпочитает селиться в лиственных и смешанных лесах, особенно припойменных, где была отмечена почти половина всех выводков; затем в мелколесье в заболоченных низинах (учтено более 1 3 выводков); в крупных сосновых массивах держится около опушек, по гарям и вырубкам. В пойменных лиственных лесах с богатым травостоем предпочитает поселяться в Горьковской обл.. В Белоруссии ее излюбленные места обитания — широколиственные и смешанные леса островного типа, перелески среди лугов и небольших болот с густым подлеском из лещины, крушины и других кустарников, а также густые заросли ольшаников и ивняка по берегам рек и озер; решительно избегает сухих боров.

На Украине предпочитает поймы с зарослями ивняка и высокотравьем, а также берега болот и плавни в низовьях больших рек. Поселяется в притеррасных лесах из осины и ольхи или в дубравах, особенно с густым подлеском. На зиму пойм рек не покидает. В Донбассе, кроме пойм, охотно поселяется в балках, поросших кустарником, и в мел ком кустарнике в степях. Среди кустарников, в балках и низинах, а также в зарослях тростника обитает в Ростовской обл.. На берегу Азовского моря держится в тростниковых крепях и по кустарниковым зарослям. Подобные же места этот вид заселяет на побережье Каспийского моря и в дельте Волги. На Северном Кавказе енотовидная собака живет по берегам рек, озер и ручьев, в оврагах и балках, поросших кустарниками, в островных дубравах среди степи и в широколиственных и смешанных горных лесах; в поясе горных хвойных лесов встречается в два раза реже, чем в смешанных и широколиственных. В изреженных лесах и кустарниках по берегам рек держится этот вид в Грузии; по болотистым берегам озер, ручьев, в ягодных кустарниках и тростниках — в Киргизии. В Сибири высаженная, но скоро вымершая енотовидная собака обитала в лесистых поймах рек, где обильны кустарники и есть кедр; летом в поисках корма нередко держалась в чистых кедровниках.

Очевидно, смешанные и лиственные леса, чередующиеся с небольшими открытыми участками вблизи водоемов, представляют собой наиболее благоприятные места обитания енотовидной собаки как в пределах ее естественного ареала, так и в местах успешной акклиматизации. В большинстве северных и центральных районов акклиматизации в снежный период года енотовидная собака предпочитает придерживаться открытых мест (полей, лугов, болот), где легче передвигаться.

Питание

По составу кормов енотовидная собака — всеядный хищник. О всеядности свидетельствуют такие морфологические особенности: слабое развитие клыков и хищных зубов, уплощенные поверхности коренных зубов, относительно длинный кишечник (в 1,5—2 раза длиннее, чем у других видов семейства). Разнообразие кормовых объектов очень велико. Животные корма встречены во всех желудках и экскрементах, а растительные корма в среднем в 64% исследованных материалов.

Абсолютное значение того или иного корма при учете не только частоты встреч, но и объема заметно отличается; в итоге роль мышевидных грызунов значительно больше, чем насекомых. Например, частота встреч мышевидных грызунов и насекомых в питании енотовидной собаки Воронежского заповедника составляет соответственно 60 и 46%. Объем корма («кормовой коэффициент»— произведение числа встреч на объем в процентах, деленное на 100) для мышевидных грызунов равен 58, а для насекомых — 18. Для всех районов, где обитает енотовидная собака, все же можно утверждать, что первое место в питании вида занимают мышевидные грызуны. Значение других групп кормов очень неустойчиво и в зависимости от сезона и условий района основу питания могут составлять либо насекомые, либо амфибии, птицы или растительные корма. Так или иначе, все перечисленные группы кормов всегда бывают основными компонентами пищи енотовидной собаки.

Мышевидные грызуны в питании енотовидной собаки представлены преимущественно полевками. Среди последних чаще других встречаются виды влажных кустарниковых зарослей, берегов водоемов, перелесков: восточная полевка, полевка-экономка, водяная полевка, обыкновенная и др.

Реже, в лесных районах, зверек питается рыжими полевками. Мыши встречаются в 5—10 раз реже полевок; как исключение (в Астраханской обл.) большое значение в питании енотовидной собаки имеют песчанки.

Насекомые в пище енотовидной собаки чаще представлены навозниками, хрущами или плавунцами и водолюбами; реже встречаются другие группы: жужелицы, мертвоеды, саранчовые и др. Лягушки чаще других амфибий оказываются среди кормов енотовидной собаки. В некоторых случаях, например в Воронежской обл., обычным кормом были жерлянки, а на Украине— чесночницы.

Среди птиц в желудках и экскрементах енотовидной собаки наиболее часто встречаются остатки либо утиных, либо воробьиных; обычны воробьиные, гнездящиеся на земле (овсянки, коньки, пеночки и др.), или слетки других видов — дроздов, соек и т. п. Там, где есть колониально гнездящиеся крачки и чайки, их яйца и птенцы служат обычной пищей енотовидной собаки. В северных районах акклиматизации енотовидной собаки ее добычей нередко становятся тетеревиные (Сорокин, 1956). В Уссурийском крае отмечены случаи разорения гнезд фазанов.

Крупную рыбу енотовидная собака обычно добывает лишь снулой, выброшенной весной после заморов; реже ловит проходную во время нерестовых миграций. В Приморье часто собирает рыбу и беспозвоночных на берегу моря. Мелкую рыбу енотовидная собака вылавливает из пересыхающих летом водоемов. Среди рептилий змеи, а из них ужи чаще других бывают добычей енотовидной собаки. Ящерицы попадаются в 2—3 раза реже. В южных районах акклиматизации енотовидная собака охотно ловит молодых черепах и выкапывает кладки черепашьих яиц. Моллюски в питании енотовидной собаки встречаются как водные —двустворчатые, прудовики и катушки, так и наземные.

Среди насекомоядных зверьков обычной добычей бывают землеройки и ежи, реже кроты и выхухоль. На Дальнем Востоке уссурийский крот — обычная добыча енотовидной собаки, что определяется, видимо, поверхностным расположением его кормовых ходов.

Растительные корма также весьма разнообразны. Это могут быть вегетативные части растений, луковицы, корневища, семена сельскохозяйственных культур (чаще других овес, просо, кукуруза), орехи, фрукты, ягоды, виноград, дыни, арбузы, тыквы, помидоры и т. д. В Уссурийском крае наибольшее значение имеют плоды диких фруктовых деревьев, бархата, желуди и дикий виноград. Плоды фруктовых деревьев и виноград имеет большое значение в питании енотовидной собаки, акклиматизированной в южных районах. В северных районах большую роль играют овес, ягоды (брусника, клюква, земляника и др.), а также вегетативные части растений.

Довольно четкая сезонная смена кормов енотовидной собаки в большой мере определяется различной доступностью тех или иных кормовых объектов в течение года. Так, в позднеосеннем и зимнем питании енотовидной собаки основным кормом оказываются мышевидные грызуны, или, на севере— падаль и фекалии; амфибии, рептилии, моллюски и насекомые исчезают. В южных районах важным кормовым объектом могут оставаться семена сельскохозяйственных культур, фрукты, а также не уходящие на зимовку
амфибии.

Весной из-за плохой защищенности их убежищ, особенно в период таяния снегов, резко возрастает количество добываемых енотовидной собакой мышевидных грызунов. В этот же период наибольшую роль играют и амфибии. В период лета майских хрущей и размножения навозников поздней осенью эти насекомые оказываются также массовым кормом. Существенное значение имеют вегетативные части растений. Летом корма наиболее разнообразны и, кроме мышевидных грызунов, относительная роль которых падает, большое значение приобретают птицы (особенно в период их гнездования). Велико значение насекомых и чаще, чем в другие сезоны, встречаются рыбы, рептилии, моллюски. В конце лета большая роль принадлежит ягодам, семенам, фруктам и овощам.

Осенью растительные корма имеют наибольшее значение по сравнению со всеми другими сезонами. В связи с повышением численности мышевидных грызунов возрастает их роль, но постепенно исчезают из кормового рациона насекомые, амфибии, рептилии и птицы.

Заметно меняется значение той или иной группы корма по годам. Так, почти в два раза может измениться частота встреч в пище енотовидной собаки основной кормовой группы — мышевидных грызунов.

Уменьшение роли мышевидных грызунов в питании (определяемое падением их численности) влечет за собой резкое увеличение значения птиц, амфибий и насекомоядных. В других случаях недостаток мышевидных грызунов может компенсироваться усиленным поеданием падали (Новгородская и Калининская обл.; Геллер, 1959) или фекалий (Татария; Ю. Попов, 1956), или плодами. Параллельно падению роли мышевидных грызунов в питании енотовидной собаки снижается и общее значение растительных кормов.

Состав кормов зверей, обитающих в различных стациях, несколько отличается. Так, мышевидные грызуны (серые полевки) имели наибольшее значение в питании выводка енотовидной собаки на опушке леса в Воронежском заповеднике. В связи с низкой численностью мышевидных грызунов в лесу в питании выводка, живущего в центре лесного массива, значение их было очень мало; недостаток грызунов компенсировался здесь амфибиями и насекомыми. У выводка, обитающего в пойме, корма были наиболее разнообразны; наибольшее значение имели водоплавающие птицы. Почти столь же резкие отличия в составе кормов у енотовидных собак, обитающих в различных биотопах, отмечены для Татарии, Белоруссии и других районов.

Резкие отличия в значении тех или иных кормов по сезонам, в разные годы и в различных местах обитания затрудняют установление закономерностей изменчивости состава кормов.

В северных и средних широтах среди животных кормов первое место принадлежит мышевидным грызунам; на юге и западе — насекомым. По мере движения к югу намечается возрастание роли птиц и моллюсков. Естественно, что географическая изменчивость кормов включает замену внутри кормовой группы одних видов другими (в разных районах различные виды мышевидных грызунов, насекомых, ягод и т. д.). Крайне скудные материалы по питанию енотовидной собаки на Дальнем Востоке не дают возможности анализировать изменение состава кормов, происшедшее у акклиматизированных животных.

Участок обитания

Данных о размерах участка обитания почти нет. Расстояние между жилыми норами, что может служить косвенным показателем размера участка, крайне различно. Норы могут быть в нескольких километрах или (как в Приморье и на острове Аскольда) в непосредственной близости одна от другой. Расположение пор колониями, состоящими из 4—5 (до 10) нор, отмечено в Ростовской обл., где охотничий участок у енотовидной собаки достигает 10 км².

В северо-западных районах акклиматизации по 19 троплениям длина суточного хода енотовидной собаки зимой равна 3—6 км, ранней весной 15—20 км, поздней весной 6—8 км, летом 6—10 км, ранней осенью 8—12 км и поздней осенью 2—3 км; площадь, на которой совершаются эти переходы, была равна от 1 до 12 км². В Татарии длина суточного кормового хода зверей ранней весной наибольшая и достигает 10—14 км; летом при обилии корма она наименьшая и радиус деятельности семьи енотовидных собак составляет 600—800 м. Осенью при усиленной жировке длина кормового хода достигает 8 км, обычно 4—6 км; зимой во время оттепелей не отходят от убежища далее чем на 100—150 м.

Норы, убежища

Енотовидная собака использует разнообразные типы убежищ: лежки и логовища в укрытых местах и норы как временные, так и постоянные (выводковые и зимовочные).

В Уссурийском крае летние лежки обычны на сухих склонах под защитой скал, каменных глыб или в зарослях кустарников. В Ханкайской низменности в сентябре — октябре логовища-гнезда находились между кочками на толстом слое натасканной подстилки (4,5—6 см) из сухой осоки, тростника и другой травянистой растительности. На дне гнезд были клочья шерсти. Внутренний диаметр таких гнезд 78—100 см, глубина 32—36 см.

Окружающий гнезда тростник обычно образовывает завалы, так что над гнездом получается свод. В Уссурийском крае лежки бывают в углублениях между корнями старых деревьев, в широких дуплах упавших лип.

По данным обследования, 49 нор в Уссурийском крае, большинство нор помещается в 500—800 м от берега водоема, обычно па склонах, чаще всего (41%) восточных румбов. Склоны, на которых находили норы, были покрыты лесом (88%) или кустарниками (12%). Под каменистыми глыбами было найдено 78% нор, в рыхлом грунте—12%, в трещинах скал —8% и под корнями деревьев—2% нор.

Горизонтальный диаметр ходов нор под камнями равен чаще всего 24—29 см (от 21 до 31 см), вертикальный 20—24 см (от 20 до 34 см). В нору обычно бывает 1—2 лаза, в некоторых случаях 3—5. Наибольшая длина хода до гнездовой камеры 2 м, чаще 1,5 м, т. е. норы этого типа сравнительно короткие и просто устроенные. Гнездовая камера имеет плоское дно и куполообразный потолок; ее размеры 50—70 х 30—45 см.

Чаще всего (36 пор из 38) вход в камеру один; отнорки соединяются перед гнездовой камерой в один магистральный ход; Дно камеры обычно выстлано различными сухими растительными остатками; листьями лещины, дуба, клена, леспедецы, стеблями и листьями злаков и разнотравья.

Вблизи нор, обычно не далее 10—15 м, а в норах с выводками иногда непосредственно около входа, располагаются уборные в виде ямки, наполненной экскрементами. Около нор под глыбами камней бывают уборные на плоских камнях в виде многочисленных кучек помета. В таких случаях уборные чаще располагаются в 20—30 м и далее от нор.

Норы, выкопанные в мягком грунте, в Уссурийском крае находили по склонам речных долин, в местах, бедных выходами камня. Они довольно просты, имеют 1—3 выхода диаметром в среднем 21 х 24 см (18—22 х 25—27 см). Перед входом в нору и ниже по склону находятся веерообразные выбросы земли и щебня. Ход норы обычно углубляется в землю прямо, без поворотов, под углом в 20—25°; длина его достигает 6 м (чаще около 3 м) и оканчивается гнездовой камерой, которая существенно не отличается от описанной выше в норах под камнями, но в норах, выкопанных в мягком грунте, слой подстилки из листьев и травы меньше. В некоторых норах из гнездовой камеры, иногда слегка поднимаясь вверх, идет слепой отпорок, в котором при раскапывании норы находили затаившегося зверя. Норы в трещинах скал доступны только для наружного осмотра. Вход в такую нору бывает один; в широких трещинах (более 50 см) и в трещинах, открытых сверху, енотовидные собаки не селятся (нора под корнями располагалась под старой липой, имела 3 уходящих под дерево входа).

Убежища енотовидной собаки в местах ее акклиматизации сходны с описанными. В Татарии и Ростовской области летние лежки в виде мелкой лунки без подстилки располагаются на сухих местах у основания косо растущих кустов по низинам, берегам болот и озер. Иногда енотовидная собака устраивает лежки в высоких, густых зарослях осоки в виде площадок (70 х 100 см) на оставшихся с прошлого года кучах скошенной осоки или другой травы. В Татарии зимние лежки-логова на замерзшем болоте в густых зарослях тростника и рогоза напоминают лежки-гнезда в Ханкайской низменности. Енотовидные собаки натаскивают сухую осоку, служащую подстилкой, а окружающая высокая травянистая растительность сгибается под тяжестью снега, образуя над лежкой свод. Под ним звери устраивают целый лабиринт скрытых ходов, закапчивающийся выходами на поверхности снежного покрова иногда в 15—20 м от лежки. Такие лежки в Татарии составляли более 37% всех надземных убежищ.

Для многих районов акклиматизации типичны лежки под стогами сена, кучами хвороста. Обычны также логовища, используемые зимой или для щенения; они расположены под выворотами упавших деревьев, под камнями, в старых сараях, в траншеях, землянках и окопах, оставшихся после войны. В таких логовищах есть подстилка из сухой травы и листьев. Довольно часты убежища в дуплах поваленных деревьев или в дуплах, расположенных у самой земли. Так, на северо-западе европейской части СССР 17% зимовочных логовищ енотовидной собаки были найдены под корнями деревьев, 13%—в землянках, 10%—в окопах, 3%—в дуплах и стогах. В Татарии в дуплах найдено 5,9% убежищ (не считая нор), под стогами сена —4,8%, в кучах хвороста —5,3%.

Значение нор как убежищ для енотовидной собаки в местах акклиматизации может быть весьма различно даже в соседних районах. Так, в Воронежской области около 75% выводков енотовидных собак найдено в порах, в Воронежском заповеднике — более 86%. В последнем особенно много старых нор барсука и лисицы, а грунт песчаный. Для северо-западных районов около 50% енотовидных собак селится в норах; на Украине же они используют норы редко, а в Ростовской обл., как правило, живут в норах.

Обычно енотовидная собака стремится занять старые поры барсука и лисицы, сама же роет лишь тогда, когда свободных нор нет. В Татарии 77,8% нор, занятых енотовидной собакой, были старыми норами барсука (38,6%) или лисицы (39,2%). Подобное явление отмечено и для других районов. Используя норы барсука и лисицы, енотовидная собака, как правило, не роет добавочных отпорков и.не устраивает новую гнездовую камеру, а лишь натаскивает сухую подстилку, выбрасывая сгнившую. Занимая сложные норы барсука, енотовидная собака использует 2—3 отнорка, а остальные лазы забрасываются.

Описано много случаев совместной зимовки енотовидной собаки и барсука в одной норе. Это возможно потому, что барсук залегает в зимнюю спячку по крайней мере на 2 недели раньше енотовидной собаки и на 2 недели позже выходит из поры. В случае, если енотовидная собака задерживается в норе, барсуки ее изгоняют и нередко загрызают. Как исключение, известны случаи обитания в одной норе выводков барсука и енотовидной собаки.

В тех случаях; когда енотовидная собака сама роет, она устраивает норы как временные, так и постоянные. Временные норы просты по устройству, мелкие и короткие (длиной до 1 м), всегда с одним лазом. Звери роют их в мягком грунте, чаще под кустом или молодыми сосенками, обычно на склонах обрывов, по берегам рек, на опушках и полянах. Постоянные выводковые и зимовочные норы звери роют чаще па склонах лесных оврагов, в поймах рек, по окраинам болот, недалеко от опушек или полян в лесу, чаще на приподнятых частях водоразделов. При этом предпочтение оказывается разнопородным лиственным и смешанным лесам с богатой лесной подстилкой. Характер грунта, видимо, не имеет решающего значения, но предпочитаются песчаные почвы.

Собственно норы в Воронежском заповеднике в 57,1% случаев имели один лаз, в 25% — два и только 18% — более двух лазов. Таково же соотношение пор с различным числом ходов в других районах. Общая длина норы от 1,5 до 5 м, чаще — 2,5- -3 м. На глубине 60—90 см (обычно 70—75 см) помещается камера диаметром 40—50 см. Ширина лаза превышает его высоту: его размеры 24 X 29 см (от 19 до 41 см). В камеру обычно ведет один ход; как исключение, бывают слепые отнорки, отходящие от камеры на 60—80 см. Дно камеры выстлано небольшим слоем подстилки из сухой травы и листьев.

У нор бывают веерообразные выбросы земли размером 1,5—1,8 м. Выбросы и площадка вокруг поры утоптаны зверями и на стенках норы обычно бывают видны следы их топких когтей, В 5—10 м, иногда в 2—3 м от норы располагаются уборные в ямках. На выбросе из поры видны тропы зверей, но они узкие (не превышают 20 см), что отличает норы енотовидной собаки от пор лисицы, тропы у нор которой широкие (25—35 см), а выброс из норы круглый. От нор барсука норы енотовидной собаки также отличаются тем, что у первого выброс из поры удлиненный и на нем обычно не видно троп, так как он весь утоптан лапами зверей.

Енотовидная собака, видимо, сменяет убежища по сезонам. Так, в Татарии звери зимуют в норах, логовищах или зимних лежках. С повышением активности в марте они начинают чаще пользоваться временными порами или лежками, но в конце апреля, перед щенкой, вновь занимают постоянные поры, выбрасывают из них старую подстилку и натаскивают новую. В середине июня, когда щенки достигают месячного возраста, звери оставляют выводковые убежища и пользуются временными летними убежищами, лишь изредка посещая норы. К осени посещение постоянных нор учащается, а в середине октября звери вторично расчищают их и меняют подстилку; в конце октября окончательно поселяются в зимних убежищах.

Суточная активность, поведение

Енотовидная собака — ночной и сумеречный зверь, однако летом в короткие ночи, бывает активна при солнце в утренние и вечерние часы. Днем деятельность зверей прекращается, и они скрываются в убежищах или проводят время на лежках. В период гона, беременности и начала выкармливания молодняка, с марта по май, енотовидные собаки очень осторожны и активны почти исключительно в темное время суток. Летом, когда щенки начинают самостоятельно кормиться, они часто встречаются в светлое время суток. Осенью, в сентябре, несмотря, на усиленную кормежку, енотовидные собаки редко выходят в светлое время суток и обычно покидают убежища только в сумерки. Зимой звери активны в сумерки и ночью.

Покинув нору, енотовидная собака в поисках корма обследует берега ближайших водоемов. Она нередко заходит в воду и бродит по мелководью.

На берегу моря, по берегам озер и рек, на рассвете и вечером, почти всегда можно увидеть кормящихся зверей. В лесу енотовидная собака ходит медленно, заглядывая под каждый куст, кочку и пенек. Только поляны перебегает быстрой рысью. Енотовидная собака осторожна, по при опасности не убегает, а затаивается, весьма умело маскируясь. Будучи застигнуты врасплох, некоторые звери (на Дальнем Востоке) притворяются мертвыми, однако при первой же возможности убегают и затаиваются поблизости. Весь выводок в конце лета часто жирует вместе. Можно наблюдать и двух-трех взрослых зверей, кормящихся в непосредственной близости друг от друга.

Имея сравнительно короткие лапы, енотовидная собака при высоте снежного покрова 10—12 см уже оставляет «паволоки» и с трудом отыскивает корм. При высоте снега более 20 см и выше звери передвигаются с большим трудом, «плавая» в снегу. Весовая нагрузка на след относительно большая: в декабре 75—80 г/см², в марте 33—37 г/см². Обоняние очень острое, слух и зрение развиты слабее, чем у близких видов.

Спячка, зимний сон

Настоящей зимней спячки, т. е. глубокого непрерывного сна, сопровождаемого резким падением уровня обмена веществ и температуры тела, у енотовидной собаки не наблюдается. Однако общий обмен может снижаться примерно на 25%.

В теплые зимы в Уссурийском крае, так же как и в местах акклиматизации, звери не залегают в спячку в течение всей зимы и лишь во время снежных буранов по нескольку дней не выходят из убежищ. Обычно в декабре, когда снежный покров достигает 15—20 см, активность енотовидных собак резко снижается, и они выходят из убежищ только в теплые, тихие дни на непродолжительное время и не удаляясь от норы более чем на 150—200 м. В феврале— начале марта активность зверей вновь резко возрастает, причем недостаток корма и начало года в этот период приводят к повышенной подвижности енотовидных собак. При весенних снегопадах (март —апрель) звери вновь могут уйти на несколько дней в убежища.

К началу зимовки енотовидные собаки накапливают в среднем 18—23% подкожного и 3—5% внутреннего жира (к общему весу). Звери, накопившие меньше этого количества (чаще прибылые), как правило, остаются бродячими и редко переживают зиму. В первые годы акклиматизации, когда животные еще недостаточно адаптировались к добыванию местных кормов, в результате чего осенью оказывались слабо упитанными, они часто не ложились в спячку. Низкие температуры оказывают небольшое влияние на активность енотовидной собаки. Известны случаи встреч зверей при —20—25° С.

Помещенные в искусственной норе в загоне енотовидные собаки в декабре впали в спячку, но пробуждались и кормились во время оттепелей; в период гона (в середине февраля) они бодрствовали, затем на некоторое время снова залегли в спячку. Подтверждением частичной зимней активности енотовидных собак служит добывание их охотниками. Так, в Татарии около 80% зверей добывается с ноября до января и 20% с 1 января по 15 февраля. На северо-западе страны в декабре добывают около 37% зверей, в январе — 28% и феврале —
18%.

Сезонные миграции, заходы

Енотовидная собака — оседлый зверь, и регулярные сезонные кочевки для этого вида неизвестны.

В Уссурийском крае охотники сообщают о кочевках енотовидных собак в неблагоприятные годы. В котловине оз. Ханка массовая кочевка зверей в Китай будто бы наблюдалась осенью 1929 г., когда за несколько дней видели до сотни зверей, идущих в одном направлении. Такие кочевки сомнительны; вероятнее, что имеет место откочевка на зиму из переувлажненной котловины на сухие места небольшого числа зверей, живущих летом в тростниках.

После выпуска в новые районы известны кочевки отдельных зверей на 20—80 км от места первоначального выпуска. Возможны и более дальние кочевки, поскольку известны заходы зверей в тундру. Для Украины допускают уход на расстояние около 600 км. Наибольшие кочевки известны для енотовидных собак в поймах; при затоплении последних весенними водами самки с выводками уходят на водоразделы.

Размножение

Гон наблюдается с начала февраля до конца апреля, в зависимости от района и погодных условий. Поздняя весна может задержать начало гона на 2—3 недели. Возврат холодов и особенно снегопады нередко прерывают гон. В Уссурийском крае гон происходит в среднем в середине марта, но часто сдвигается на конец марта — начало апреля. На Украине, в Воронежской обл. и Татарии гон бывает в середине февраля; на северо-западе — в начале или середине марта. Продолжительность гона 2—3 недели, но в неволе обычно не менее 3 недель, чаще 26—28 дней, а при недостаточном питании до 40 дней.

Енотовидные собаки моногамы и пары у них формируются еще осенью, обычно в октябре или ноябре. Изредка во время гона бывают драки самцов, но кратковременные, не ожесточенные, сопровождаемые взвизгиванием и глухим рычанием. При разведении в неволе возможна полигамия, когда на одного, самца приходится до 4—5 самок. Спаривание происходит чаще ночью или рано утром, обычно при тихой погоде. Коитус длится в среднем 6—7 мин (от 2 до 26 мин). Течка у самок продолжается от нескольких часов до 6 дней и за это время они спариваются до 5 раз, чаще 2—3. Через 20—24 дня течка повторяется даже у беременных самок.

Беременность до 61—70 дней (чаще 59 дней). Молодые рождаются в апреле, чаще в мае. Известны случаи задержки массового рождения молодых до июня, а единичные случаи нахождения новорожденных — до сентября.

На Дальнем Востоке в помете чаще бывает 6—7 детенышей, но число их может достигать 15—16. Размеры выводков в районах акклиматизации сильно колеблются, что связано, вероятно, с колебаниями условий в различные годы. Так, для Воронежской обл. в выводке было в среднем по 4,9 щенят (от 4,3 до 5,75 в разные годы); в северо-западных областях в 1938—1939 гг. — 5,2, а в 1947 г.— 5,9; в 1946—1949 гг. в среднем 6,3 размеры выводка в среднем 7,3 щенка;, на Украине — 7,9 (до 16 щенят); в Литве — от 4 до 13, в среднем 9,5. В неволе бывает в среднем 7,1 щенка. Самки, приносящие щенков первый раз, менее плодовиты, чем самки старших возрастов, и в их выводках на 1—2 щенков меньше. Соотношение полов при рождении близко 1 : 1, но самцов несколько больше. Так, в Татарии в выводках 50,9% самцов и 49,1% самок; па северо-западе соответственно — 51,7% и 48,3%; в Воронежской обл. — 58,7% и 41,3%. В зверосовхозах — 52% самцов и 48% самок.

Яловость самок для различных районов акклиматизации составляет около 12%. В неволе при однократном покрытии яловыми остаются 30,9% самок, при трехкратном покрытии яловых самок практически не бывает. Самец принимает деятельное участие в воспитании молодняка. В Татарии среднее количество щенят в выводке с 7,3 в мае снижается за счет гибели до 5,9 в июне. Гибель молодняка увеличивается в июне, когда щенки покидают убежища (в возрасте 25—30 дней) и достигает максимума в июле — августе, когда подросшие щенки отделяются от выводка. Окончательно распадаются выводки в конце августа — сентября, а в октябре прибылые, достигшие размера взрослых, уже соединяются в пары. К этому периоду погибает около 35% молодняка и на пару взрослых в это время приходится по 4 прибылых. К сентябрю — октябрю погибает около 50% молодняка.

Рост и развитие, линька

Молодые рождаются слепыми, покрытыми короткой, густой, мягкой шерстью без остевых волос, темно-аспидной, почти черной, окраски. Вес новорожденных 60—110 г. Самцы весят на 5—10% больше самок. Глаза открываются па 9—10-й день. На 14—16-й день прорезаются зубы — сначала верхние клыки, потом резцы и нижние клыки. Приблизительно с 10-дневного возраста начинается отрастание остевых волос на бедрах, лопатках, а затем около ушей и на щеках. Темная окраска щенка с 2-недельного возраста постепенно сереет, начиная с брюха. Остевые волосы начинают особенно быстро расти с 1,5—2-месячного возраста, когда черный или черно-бурый цвет, преобладающий в окраске щенков, быстро сменяется серым. Черные тона остаются только вокруг глаз. На всем межглазничном пространстве от лба к носу бурый цвет шерсти также заменяется светло-серым. К этому времени за счет удлиненных волос на щеках начинают образовываться «бакенбарды». У 3-месячных щенят остевые волосы короче, чем у взрослых, только на груди, подбородке, хвосте и дистальных отделах конечностей.

Лактация продолжается 45—60 дней, но с 3-недельного или месячного возраста щенята начинают есть лягушек, насекомых и другую пищу, которую приносят им родители. В возрасте 1 мес. щенята весят 550—650 г, к 2 мес. — 1100—1300 г, к 3-месячному — 2500—2900 г и в 4-месячном возрасте — около 4 кг. В возрасте 4,5—5 мес. молодые достигают веса и размера взрослых и почти не отличаются от них по окраске.

Наименьший вес взрослые имеют в марте (около 3 кг). К августу — началу сентября самцы достигают наибольшего веса — 6,5—7 кг (отдельные особи 9—10 кг). Самки накапливают жировые запасы медленнее и максимального веса достигают обычно на месяц-полтора позже самцов, т. е. к сентябрю — октябрю. Прибылые достигают наибольшего веса еще на месяц позднее самок — в октябре — ноябре. Осенью жир составляет 30—35% живого веса зверей и образует подкожный слой до 1,5 см.

Половозрелость наступает в возрасте 8—10 мес. Продолжительность жизни неизвестна. В природе встречаются особи старше б—7 лет. В неволе известны звери, жившие до 11 лет.

Возрастной состав популяции изучен недостаточно. В северо-западных районах в промысловый сезон прибылые составляли 53,8% популяции и звери старших возрастов — 46,2%. Среди зверей, добытых в промысловый сезон в Татарии, прибылые составляют 57,2% популяции, взрослые — 42,8% (из них старше 1 года — 19%, старше 2 лет— 11,3%, старше 3 лет — 6,7%; старше 4 лет — 3,9%, старше 5 лет — 1,9%). В Литве в 1957—1959 гг. звери в возрасте до 1 года составляли 67,5% популяции.

Линька только одна в году — весной. Выпадение подпуши начинается в феврале — марте в зависимости от района, хода весны и состояния зверей. Начинается выпадение подпуши на шеей загривке, затем линька распространяется на плечи, спину, бока и заднюю часть туловища. К середине мая — июню (в северных районах к июлю) на шкуре остается почти одна ость, и мех приобретает темный цвет из-за сближенных вершин остевых волос, имеющих черные концы. С июня постепенно сменяются остевые волосы и начинает подрастать подшерсток. Восстановление последнего идет медленно, по сравнению с остью, так что нормального развития волосяной покров достигает к последним числам октября, ноября и даже декабря. Пуховых волос (новых) па 1 см² огузка в августе — 2072, в октябре — 6264, в декабре — 9624. У старых самцов линька протекает быстрее, чем у самок и прибылых.

Враги, болезни, паразиты, смертность, конкуренты, движение численности

Среди врагов енотовидной собаки наибольшее значение имеет волк. Он истребляет енотовидных собак как ранней весной — в феврале — марте, так и летом. Однако отмечали нападение волков па енотовидных собак также поздней осенью. Бродячие собаки уничтожают главным образом подрастающих щенков. Вероятно, в период распадения выводков щенков уничтожает также лисица. Известны случаи, когда лисица загрызла енотовидных собак.

В Татарии из 54 установленных случаев гибели енотовидных собак от хищников в 55,6% звери были зарезаны волком, в 27,8% — бродячими собаками, в 11,1% — лисицей, 3,7% — убиты беркутом и 1,8% — филином. В северо-западных районах из 186 установленных случаев гибели енотовидных собак от хищников 64% приходилось на волка, 14,3% — лисицу, 12,8% —бродячих собак, 6,3% —рысь и 2,6% — хищных птиц. Рысь в связи с ее низкой численностью приносит небольшой урон енотовидной собаке, что отмечено для большинства районов; еще реже бывают случаи нападения на енотовидных собак медведя. Среди хищных птиц отмечены случаи нападения, обычно на щенков, беркута, орлана-белохвоста, ястреба-тетеревятника и филина.

Как конкуренты енотовидной собаки наибольшее значение имеют лисица и барсук, поскольку в питании енотовидной собаки большую роль играют общие с кормами лисицы мышевидные грызуны и общие с барсуком насекомые и растительные корма. Однако в летний период благодаря обилию кормов, разным местам обитания и различным способам добычи, острой конкуренции между этими видами хищников нет. Эта конкуренция несколько обостряется ранней весной (февраль, март), в наиболее трудный период года. Конкуренция из-за нор с лисицей и барсуком практически отсутствует, поскольку енотовидная собака весьма неприхотлива в выборе убежища, однако известны единичные случаи, когда барсук или лисица загрызали енотовидных собак, поселившихся в их норах.

Паразитофауна енотовидной собаки исследовалась на Дальнем Востоке, в зверосовхозах, в Татарии, на Украине, в северо-западных районах, на Северном Кавказе, в Нижнем Поволжье, в Литве. Всего у енотовидной собаки известны 32 вида паразитических червей, трематод 8 видов, цестод 7 видов и нематод 17 видов.

На Дальнем Востоке у енотовидной собаки найдено 18 видов паразитических червей и в районах акклиматизации — 12 видов. При этом такие виды, как Clonorchis sinensis, Metagoninum yokogawai, Paragoninum westermani, не обнаружены у акклиматизированных зверей в связи с отсутствием в Европе их промежуточных хозяев — восточных моллюсков. Некоторые виды: Opisthorchius felineus, Plagiorchis massino, Taenia hydatigena, T. polyacantha, Multiceps muliiceps, M. serialis, Ascaris columneus, Ancylostoma caninum приобретены енотовидной собакой в процессе акклиматизации.

Для северо-западных районов отмечена большая зараженность (до 96% и по 10—20 экз. паразитов на 1 см² тонких кишок) трематодами Alaria alata; несколько меньше (33,7%) — нематодой Uncinaria stenocephala. Для Татарии также отмечено большое число зверей, зараженных Alaria alata, но общее число инвазированных меньше (76,2%), чем на северо-западе; еще меньше зверей (54%) инвазировано этим паразитом в Литве. На Украине найдено 3 вида паразитических червей и Alaria alata отмечена у 33,3% зверей. Заражение аляриями происходит через лягушек, инвазированных метоцеркариями алярий. На Кавказе значительное число (27,9%) енотовидных собак поражены аскаридой A scar is columneus. 9,3% енотовидных собак Литвы заражены личинками Trichinella spiralis. Однако патогенное значение паразитических червей для енотовидной собаки мало изучено. В Киевской области в 1952 г. была массовая гибель енотовидных собак от бронхопневмонии трематодозной природы.

На енотовидных собаках найдено 6 видов блох, а также пухоеды рода Mallophaga; клещи 5 видов. Енотовидные собаки сильно заражены власоедом Trichodectes canis; в зверосовхозах Дальнего Востока этим паразитом бывает поражено до 90% зверей, что вызывает заметное истощение животных.

Болезни енотовидной собаки изучены слабо. Отмечены случаи заболевания бешенством в низовьях Волги, Воронежской области, Литве и других районах. На Украине, в Татарии известны случаи массовых эпизоотий пироплазмоза. На Северном Кавказе среди енотовидных собак отмечена эпизоотия чумы плотоядных, известен случай заболевания енотовидной собаки лептоспирозом, в зверосовхозах — заболевания чумой плотоядных, паратифами, сибирской язвой, туберкулезом.

Эпизоотии могут быть важным фактором снижения численности енотовидной собаки. Наблюдалось «почти полное уничтожение всего поголовья в результате эпизоотии пироплазмоза в Киевской и Черниговской областях и в Татарии. Большое количество енотовидных собак погибает от чесотки, которая, однако, не приводит к массовой гибели зверей, как это известно для лисиц. Численность енотовидных собак может резко сокращаться и в результате падежа от бешенства.

Из абиотических факторов, вызывающих резкое снижение численности енотовидной собаки, важно весеннее половодье, совпадающее с периодом размножения зверей. В это время молодняк гибнет в убежищах; вероятно, в заметном числе погибают и беременные самки. В северных районах причиной снижения численности могут быть весенние снегопады, что влечет за собой бескормицу, гибель от хищников, увеличение количества яловых самок и снижение плодовитости. Конкретных данных о размерах гибели от различных причин нет. В плавнях Днепра, Волги и других крупных рек в некоторые годы погибает большая часть популяции. Однако в благоприятные годы популяция в связи с высокой плодовитостью к осени удваивается, и численность енотовидной собаки восстанавливается быстро.

Численность енотовидной собаки связана и с количеством кормов. Так, для Воронежской области отмечены 3—4-кратные колебания численности этого хищника. При этом падение и возрастание численности происходит в соответствии с изменением численности основного корма — мышевидных грызунов —в предыдущий год и имеет 3—4-годовую цикличность.

Полевые признаки

Приземистый зверь среднего размера на коротких ногах с небольшой головой и острой мордой, почти скрытыми в густой шерсти ушами и типичными «бакенбардами» на щеках.

При опасности затаивается, плотно прижимаясь к земле и, благодаря бурой окраске, сливается с окружающим фоном почвы или лесной подстилки. При непосредственном приближении человека обычно закрывает глаза и лежит совершенно неподвижно, даже если к нему прикасаются. В сумерки и ночью более смела и иногда пытается защищаться. Хорошо плавает, охотно идет в воду и может переплывать широкие реки и озера.

В местах, где обитают енотовидные собаки, можно найти ямки, вырытые в поисках насекомых; эти ямки 5—15 см глубиной напоминают барсучьи, но обычно шире их. У нор типичны веерообразные выбросы земли.

Следы округлой формы, примерно 5 х 5 см передней и 4,5 х 5 см задней лапы. Как правило, хорошо видны отпечатки когтей. В отличие от лисьих, цепочка следов енотовидной собаки во время бега не прямая, а зигзагообразная. Енотовидная собака при жировке ходит медленно, шагом, заглядывая в каждую лужу, ямку, под кусты и пеньки; при таком ходе след от задних лап не попадает в след передних. Имея короткие лапы, при высоте снега 10 см уже оставляет «выволоки» и «паволоки» на снегу. При высоте снежного покрова 25—30 см звери оставляют глубокую борозду в рыхлом снегу.

Для енотовидной собаки типичны «уборные» в виде кучек экскрементов в определенных местах, обычно в 10—15 м от убежища или на тропах. В отличие от барсука, енотовидная собака не закапывает и не прикапывает свои экскременты. Экскременты 40—60 мм длиной и 20—30 мм диаметром состоят из 2—3 отдельностей.

Молчалива; только в период гона самцы взвизгивают и издают глухое рычание.

Практическое значение

Енотовидная собака дает густой, высокий, прочный, но грубый мех. При клеточном разведении от зверей получали также около 100 г пуха, по качеству немногим уступающего козьему. В ряде районов Дальнего Востока мясо енотовидной собаки местное население использует в пищу. Анализ мяса (18% белков, 3% жиров; более 4186,8 дж/кг) свидетельствует о его высоких питательных качествах.

Данных о размере добычи в прошлом почти нет. В 80-х годах прошлого века промысел на енотовидную собаку в Приморском и Уссурийском краях был «довольно развит» и занимал видное место в пушном промысле. Мировая добыча на всем ареале, включая Японию, Северную и Южную Корею и Китай, в 1907—1910 гг. составляла 260—300 тыс. шкурок; из них, судя по косвенным данным, в пределах России добывали около 5—8%, т. е. 15—20 тыс. шкур. Эти цифры, по-видимому, преувеличены, поскольку продукция всего пушного промысла на русском Дальнем Востоке оценивалась примерно в 40 тыс. рублей, а добывались в этих районах соболь, лисица, выдра, колонок, росомаха, медведь, волк, тигр и др. Даже если допустить, что 50% стоимости пушнины составляли шкурки енотовидной собаки (что мало вероятно), то и в этом случае, при стоимости меха енотовидной собаки 2 руб., число добываемых шкур не превышало 10 тыс. Вероятно, добывалось всего 5—6 тыс. шкур.

В 30-х годах при значительном освоении угодий добывалось до 12 тыс. енотовидных собак.

В районах акклиматизации лицензионный промысел был открыт в 1948—1950 гг., а лицензионные ограничения сняты в 1953—1955 гг. После открытия промысла количество промышляемых зверей резко возросло и с 1953 по 1961 гг. колебалось в пределах 30—70 тыс. шкур. Например, в 1955 г. было добыто около 41 тыс., а в 1961 г.— 66 тыс. При этом в последний из названных годов в пределах естественного ареала на Дальнем Востоке добыто около 10 тыс., в местах акклиматизации — 56 тыс. Из этих 56 тыс. Белоруссия дала 6,5 тыс. шкурок, Украина — почти 5 тыс., Латвия, Литва и Краснодарский край — по 4 тыс. каждый, Калининская обл.— 3,7 тыс., Псковская — 2,7 тыс., Астраханская — 2,3 тыс., Вологодская, Московская, Ленинградская, Новгородская, Смоленская, Ярославская области, Азербайджан, Эстония, Дагестан — от 1 до 2 тыс. шкур каждая. В остальных областях, краях и республиках добывалось в год меньше, чем по 1 тыс. шкурок.

Повсеместно енотовидную собаку добывают с ноября до глубокого снега, т. е. обычно до февраля. На Дальнем Востоке основной способ добычи енотовидной собаки — по следам с лайкой или с беспородной собакой ночью. В прошлом веке гольды и орочены также охотились по ночам с собаками, на шею которых привязывали небольшой бубенчик; реже ловили в различные «поставушки». В местах акклиматизации способы добычи енотовидной собаки также просты. В большинстве случаев ее добывают попутно с охотой на других пушных зверей или специально промышляют с помощью собак. С собакой добывают в среднем 80—90% зверей, ружьем — 8—10%, капканами — 5—7%. Собака по следу быстро догоняет зверя и, если он не ушел в нору, душит его или треплет до прихода охотника. Капканы на енотовидную собаку ставят у нор, по берегам водоемов, окраинам болот и у привады.

Клеточное разведение енотовидных собак началось в 1928 г. на Дальнем Востоке. В 1934 г. было уже 15 совхозов, где разводили этого зверя. Колхозное звероводство в первые годы своего существования избрало енотовидную собаку основным объектом.

Позднее поголовье в колхозных зверофермах стало сокращаться, так как енотовидная собака требует примерно тех же кормов, что и серебристо-черная лисица. В конце 30-х — начале 40-х годов разведение енотовидной собаки было широко развито только в колхозах Украины и с 1945 г. этот вид звероводства прекращен.

В 30-х годах начались работы по акклиматизации этого зверя в европейской части СССР, на Кавказе, в Сибири. С 1928 по 1958 г. выпущено почти 10 тыс. особей в 76 областях, краях и республиках. Первые опыты расселения были начаты в Приморском крае, где енотовидную собаку завезли на ряд островов Японского моря. В 1934 г. ее выпустили на Алтае, Северном Кавказе, в Армении, Киргизии, Татарии, Калининской, Пензенской, Оренбургской областях. В следующем году — в Ленинградской, Мурманской, Новосибирской областях, Башкирии и других районах. Наиболее интенсивно расселяли енотовидную собаку в 1936 г., когда было выпущено свыше 1200 зверей, и затем с 1948 по 1953 г., когда выпускали от 500 до 800 особей ежегодно в десятках областей.

Выпуск енотовидных собак в Иркутской, Новосибирской областях, Забайкалье и Алтае не дал результатов в связи с суровыми зимами и недостатком кормов. Плохо прижились енотовидные собаки в горных районах Кавказа, Закавказья, Средней Азии и в Молдавии. Успешно прошла интродукция в европейской части СССР, особенно на северо-западе (Прибалтика, Белоруссия, Калининская, Новгородская, Псковская, Смоленская обл.), центральных районах (Московская, Ярославская, Вологодская, Горьковская, Владимирская, Рязанская и др. обл.), а также в черноземной полосе (Воронежская, Тамбовская, Курская обл.), Нижнем Поволжье, равнинной части Северного Кавказа и Дагестана. На Украине наибольшая численность енотовидной собаки образовалась в Полтавской, Херсонской, Луганской областях.

Товарные качества меха у енотовидной собаки, акклиматизированной на северо-западе, несколько улучшились. Так, в Калининской обл. у енотовидных собак мех стал немного гуще и мягче. Длина направляющих и остевых волос увеличилась в среднем на 7,96%, пуховых — на 5,3%. Толщина направляющих и остевых волос уменьшилась на 3,41%. Густота меха увеличилась на 11,3%. Окраска меха стала несколько темнее; наиболее темная, «черно-бурая» окраска в Калининской обл. встречается у 8% зверей против 3% на их родине.

Значение енотовидной собаки в охотничьем хозяйстве для ряда районов еще недостаточно ясно. Так, не ясно значение этого хищника на Дальнем Востоке. Наиболее ощутимый вред енотовидная собака приносит фазану, разоряя его гнезда; вряд ли это компенсируется пользой от уничтожения ею вредных грызунов и насекомых. В районах акклиматизации вредная деятельность енотовидной собаки в охотничьем и сельском хозяйстве, а также для здравоохранения очевидна. Многочисленны случаи разорения гнезд, поедания яиц и птенцов водоплавающей и болотной дичи. Особенно чувствителен вред енотовидной собаки в плавнях и на побережье лиманов, где этот хищник весной целиком переходит на питание яйцами и птенцами водоплавающих птиц. В пойме Оки енотовидные собаки также уничтожают большое количество пернатой дичи; на долю птиц в питании этого вида приходится 46% общего числа встреч. В Воронежском заповеднике в питании выводков енотовидной собаки, обитающей в пойме, птицы составляют 48,6% встреч. Кроме того, енотовидная собака истребляет значительное количество птиц (45% встреч) во время весеннего пролета. В Литве птицы по частоте встреч составляют в пище енотовидной собаки 15—20%, и этот хищник приносит заметный урон водоплавающей и боровой дичи. Енотовидная собака нередко разоряет хатки ондатры и поедает молодняк.

На Украине и в ряде других южных районов енотовидная собака вредит огородным и бахчевым культурам, виноградникам и посевам кукурузы. Очевидна отрицательная роль енотовидной собаки как носителя бешенства, пироплазмоза и чесотки.

Ряд авторов на основании того, что основу питания енотовидной собаки составляют грызуны и насекомые, а птицы по частоте встреч относятся к второстепенным кормам, считают вред, наносимый этим хищником, незначительным. Однако уничтожение до 90% выводков водоплавающих птиц или значительного числа выводков боровой дичи и мелких воробьиных птиц вряд ли компенсируется уничтожением в теплый период года мышевидных грызунов. Несомненно, что в ряде районов вред, приносимый енотовидной собакой, может быть относительно мал, в других — очень велик и это требует конкретного анализа, однако в целом для охотничьего хозяйства вред от енотовидной собаки очевиден.

Несмотря на то, что в результате акклиматизации заготовка шкур енотовидной собаки возросла в 4—6 раз и в ряде областей и республик ее удельный вес в пушных заготовках значительный (до 10—30%), интересы охраны природы и спортивного охотничьего хозяйства требуют истребления енотовидной собаки в местах ее акклиматизации.

 

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях