Джордж Тупоу: великий король Тонга

Многочисленные тихоокеанские острова в массовом сознании ассоциируются в лучшем случае с пляжным отдыхом и улыбчивыми туземцами. Между тем общества многих из них имеют длительную, запутанную историю, в которой находилось место для выдающихся исторических деятелей, таких как Джордж Тупоу I.

Империя Тонга

Джордж Тупоу, или, как его звали до крещения, Тауфаахау, родился в 1797 году на Тонга — тихоокеанском архипелаге из примерно 174 островов вулканического и кораллового происхождения. На каком именно острове — сказать сложно, поскольку сегодня несколько из них оспаривают право зваться родиной одного из, без всякого преувеличения, величайших реформаторов в истории человечества.

Но давайте по порядку. В то время как в Европе царило Средневековье, острова Тонга стали центром океанической империи, достигшей максимального могущества в начале XIII века. Уникальность её состояла в том, что островитяне контролировали обширную территорию протяженностью более полутора тысяч километров, не имея письменности и пользуясь технологиями каменного века. Конечно, каменные орудия, используемые тонганцами, на голову превосходили то, что создавали наши далёкие пещерные предки, но факт остаётся фактом — из-за отсутствия на островах металлов камень стал одним из основных материалов, имевшихся в распоряжении аборигенов.

Империя была создана благодаря завоевательным походам — тонганцы слыли отважными воинами и умелыми моряками, совершавшими дальние походы на судах различного типа — от боевых каноэ до двухкорпусных парусных катамаранов с экипажем в 150 человек. Однако порядок в ней поддерживался за счёт сложной системы дарственно-меновой торговли, связавшей метрополию с окраинами, а также религиозных ритуалов: правитель империи, носивший титул «туи-тонга», имел не только светскую, но и духовную власть. Раскопки, проведённые на Тонгатапу, главном острове архипелага Тонга, показывают, что сюда стекались товары с обширных пространств Тихого океана, а столица Муа, от которой сегодня остались впечатляющие каменные фундаменты зданий, в период расцвета насчитывала 35 тысяч жителей, что сопоставимо с населением европейских столиц того времени. Туи-тонга имел собственный двор, в империи существовала иерархическая система аристократии и вождей. Общество было разделено на классы.

Однако сложность с контролем обширных территорий привела к тому, что Тонганская империя вступила в период, который с некой долей условности можно назвать феодальной раздробленностью. С каждым последующим веком реально контролируемые территории сокращались, власть туи-тонга стала носить лишь формальный характер. К концу XVIII века, когда родился Тауфаахау, от империи мало что осталось.

В 1799 году, после убийства туи-канокуполу, человека, официально занимавшего при дворе должность командующего войсками, а в реальности заправлявшего остатками тонганской империи, началась затяжная гражданская война, которая разорвала последние политические связи. Архипелаг распался на множество независимых владений. Джорджу Тупоу предстояло стать тем, кто снова объединит соплеменников в одно государство.

Первые шаги

Отец будущего короля Тонга был правителем островов Хаапай и активным участником гражданской войны. Одно время он даже претендовал на туи-канокуполу и, соответственно, на реальную власть над архипелагом. Однако он не смог найти достаточной поддержки и в итоге своими попытками лишь нажил себе кучу врагов. Скончавшись в 1820 году, он оставил в наследство сыну не только острова Хаапай, но и воpox недругов, посчитавших, что молодой вождь станет лёгкой добычей. Так с первых лет правления Тауфаахау оказался вынужден бороться за своё место под солнцем.

Наиболее опасным соперником для него оказался Лауфилитонга. Он занимал титул туи-тонга, формально являлся верховным правителем всехтонганцев и грезил тем, чтобы распространить на острова и реальную власть. По всей видимости, он был человеком, не лишенным дарований: впервые за много веков Лауфи-литонга заставил считаться со своим титулом, привел к покорности вождей Тонгатапу и стал готовиться к подчинению правителей других островов. В 1826 году он предпринял масштабное вторжение на острова Хаапай, но неожиданно для всех потерпел тяжелое поражение в битве при местечке Велате. Разгром, который учинил ему Тауфаахау, привёл к настолько резкому изменению баланса сил, что всего через год с подачи Лауфилитонги вожди острова Тонгатапу назначили на должность туи-канокуполу дядю победителя, Алеа-мотуа. Для тонганцев верхом бесчестия считалась война между родственниками, и теперь, отважившись на неё, Тауфаахау совершил бы политическое самоубийство.

Читать:  Климент Ворошилов - первый красный офицер

Тем не менее победа при Велате явно заставила правителя Хаапай задуматься: а почему бы не распространить свою власть и на весь архипелаг? Он начинает длительную дипломатическую игру, направленную на обретение союзников, расширение собственного влияния и подготовку почвы для захвата власти над островами Тонга. И одним из нестандартных для его соплеменников решений на этом пути стало принятие христианства.

Путь к трону

Первыми европейцами, достигшими островов Тонга, стали в начале XVII века голландские мореплаватели Биллем Схаутен и Якоб Лемер. Однако удалённость островов привела к тому, что за сто с лишним лет их посетили лишь экспедиции трёх исследователей, и только последний — Джеймс Кук — задержался на Тонга достаточно долго, чтобы самому изучить острова, а аборигенам дать познакомиться с европейцами и их орудиями. После Кука количество визитёров стало увеличиваться, все они прибывали к правителям островов с разного рода дарами, наиболее ценными из которых для аборигенов, без сомнения, были металлические орудия.

Тауфаахау, как сын крупного вождя, определённо был знаком с подарками пришельцев из далеких земель. Он не знал письменности, не был знаком с современными технологиями — но это ни в коей мере не сказывалось на врожденном интеллекте, которым, несомненно, обладал этот человек. Имея перед глазами лишь подарки от путешественников, многие из которых по европейским меркам были сущими безделушками, он увидел за ними безграничные возможности для себя и будущее — для своего народа. Тауфаахау первым из вождей разрешает христианским миссионерам, безуспешно пытавшимся закрепиться на островах Тонга, с 1828 года проповедовать в его землях. Более того, в 1831 году он подаёт пример соплеменникам, приняв христианство под именем Джорджа Тупоу. Интересно, что «Джорджем» Тауфаахау назвался сам, в честь английского короля Георга IV, весть о смерти которого ещё не достигла архипелага. А вслед за этим и сам провозгласил себя королём Тонга. Это был глубоко символический жест: тем самым Джордж Тупоу не только предъявлял претензии на верховную власть над архипелагом, но и разрывал связи с устаревшими традициями, с духовно-светской властью туи-тонга, которого отныне он даже формально не признавал в качестве своего правителя.

Принятие христианства для первого короля Тонга было шагом, совершенным с тщательным расчетом. Миссионеры стали для него каналом, через который были достигнуты договоренности о первых торговых отношениях с европейскими колониями. Рыба, сельскохозяйственная продукция, экзотические товары обменивались в первую очередь на огнестрельное оружие и стальные клинки. «Морские воины», эдакий тонганский аналог морской пехоты, начинают тренироваться с новым вооружением, устанавливают пушки на боевые катамараны, тем самым постепенно став самым технологически продвинутым войском в архипелаге.

Но я бы не назвал Джорджа Тупоу одним из самых великих реформаторов в истории человечества, ограничься его «европеизация» только импортом оружия. С помощью миссионеров он занимается собственным образованием, жадно поглощая информацию о мире за пределами Полинезии. Сперва — из устных рассказов. Затем, научившись читать на английском языке, — из привезенных ими книг. Он интересуется всем, но в особенности — государственным устройством европейских стран. Очень скоро король начинает применять полученные знания на практике, проводя масштабные реформы на подвластной территории. Он ломает существующую феодальную систему на островах Хаапай и Вавау, с помощью миссионеров создает для родного языка письменность на основе латиницы и заботится о том, чтобы все подданные научились излагать свои мысли на бумаге. В 1838 году во владениях Джорджа Тупоу появляется первый на островах Тонга письменный свод законов — кодекс Вавау.

Читать:  Дэвид Ливингстон и Генри Стэнли: путешествие в поисках истоков Нила

Реформаторские успехи правителя Хаапай и Вавау замечают и другие властители островов бывшей тонганской империи. Он охотно позволяет им приобщиться к новшествам из Европы, в обмен прося принять христианство и исподволь распространяя своё влияние. Христианином становится и дядя Джорджа, туи-канокуполу Алеамотуа. Это даёт самопровозглашенному королю основание для вмешательства в дела остова Тонгатапу без потери чести в глазах соплеменников: несколько раз под предлогом защиты интересов родственника-единоверца «морские воины» Джорджа Тупоу вторгались в центр архипелага, ослабляя влияние его соперников. В итоге, после смерти дяди в 1845 году, захват власти над всем архипелагом становится вопросом времени. Значительная часть вождей подчиняется без боя. Другие же оказываются не в состоянии противостоять вооруженным огнестрельным оружием отрядам короля. В итоге самопровозглашенный королевский титул оказывается подтвержден официальной церемонией коронации, которую признали все тонганцы. К 1852 году единство архипелага было восстановлено.

Великие реформы

Став первым королём островов, Джордж Тупоу проявил себя милостивым победителем. Даже бывший смертельный враг монарха, Лауфилитонга, сохранял свой титул и почести вплоть до своей смерти в 1865 году. Правителю единого королевства требовался внутренний мир, чтобы спокойно завершить запланированные им грандиозные преобразования.

В 1853 году Джордж Тупоу I первым из соплеменников отправляется в путешествие в одну из европейских колоний — Австралию, желая собственными глазами увидеть, как живут люди за пределом архипелага. Результат поездки трудно переоценить: монарх заключил ряд торговых соглашений, ещё более расширил свои знания об устройстве европейской цивилизации, наладил первые дипломатические контакты с представителями других стран и привез на родину целый ворох идей, которые начал воплощать с неуёмной энергией.

1850—1870-е годы стали временем революционной трансформации островного общества. На основе полученных знаний и своего опыта король разрабатывает письменное законодательство, в центре которого находится конституция, принятая 4 ноября 1875 года и действующая по сей день. Тонга провозглашалось конституционной монархией с Законодательным собранием (двухпалатный парламент, работающий с 1862 года); исполнительной властью в лице Кабинета министров, назначаемого королём, но смещаемого по инициативе парламента; независимой судебной властью. Конституция гарантировала полный перечень прав человека, отменяла рабство. В целом документ, компилированный из английского и французского законодательств с учетом местных особенностей, до сих пор имеет достаточно демократичный характер.

Ещё до принятия Конституции в 1862 году по инициативе короля было отменено крепостное право и полностью переработана система землевладения. На замену феодальной собственности пришло всеобщее право на землю.

Хотя она официально принадлежала государству, каждый тонганец по достижении 16 лет получал в пожизненную аренду за символическую плату участок размером в 8,25 акров (3,34 гектара) и место для строительства собственного дома.

Иностранцы также могли арендовать угодья, но на ограниченный срок, по рыночной стоимости и с правом государства разорвать соглашение при нарушении его условий или интересов коренного населения. Любопытно, что идея о поголовном обеспечении соплеменников сельскохозяйственными угодьями пришла королю в Австралии: увидев большое число нищих, он спросил, в чём причина их бедственного положения, и получил ответ, что она кроется в потере земель и имущества.

Одним из важнейших направлений в модернизации своей страны Джордж Тупоу I видел повсеместное внедрение металлических орудий труда. Плуги, лопаты, пилы и топоры стали завозиться на архипелаг тоннами.

Читать:  Гарри Уайт: шпион или агент влияния?

Аборигены стремительно учились пользоваться ими, по достоинству оценив их преимущества перед каменными инструментами. Проникали на острова и более современные технологии — фотография, телеграф, паровые машины. В полном соответствии с поговоркой про «Дай рыбу и накормишь один раз, дай удочку и обеспечишь на всю жизнь», монарх озаботился обучением соплеменников кузнечному делу и другим ремёслам. Образованию король, родившийся в бесписьменном обществе, вообще уделял особое внимание. Уже в 1876 году королевство обзавелось всеобщим начальным школьным образованием — в России этим озаботились только большевики после революции. До сих пор уровень образования в королевстве Тонга выше, чем в других тихоокеанских государствах.

Ну и, понятное дело, не обошел монарх вниманием вооруженные силы. В 1875 году была создана Королевская гвардия Тонга, первые настоящие регулярные войска, к началу XX века организованные по немецкому образцу и вооруженные современным европейским оружием. Тогда же для флота были закуплены парусные суда европейского образца и несколько пароходов.

На сегодня королевство Тонга является одним из трёх тихоокеанских государств, имеющих армию. И хотя нам её численность может показаться смешной (около 2000 человек), в процентном отношении к населению это больше, чем у Вооруженных сил РФ. К тому же Тонга является единственным государством региона, имеющим непрерывную историю развития вооруженных сил, участвовавшим в обеих мировых войнах и до сих пор посылающим контингенты в горячие точки мира, например в Ирак и Афганистан.

Мудрый король

Реформы Джорджа Тупоу I, их масштаб и успехи, поразили европейские страны, когда они добрались до раздела уголка Земли, где находился архипелаг Тонга. Они ожидали увидеть примитивное (по меркам Европы) общество с каменными орудиями, а застали конституционную монархию с прогрессивной системой образования и землевладения.

Сколь бы стереотипно и пренебрежительно ни относились европейцы тех лет к жителям дальних уголков мира, у них язык не поворачивался назвать тонганцев дикарями. Германия, Франция и Великобритания, ведя переговоры о разделе Тихого океана, одновременно налаживали дипломатические контакты и с королём Джорджем Тупоу I. Монарх, до неузнаваемости изменивший жизнь своих подданных, скончался в 1893 году в возрасте 96 лет. И хотя его страна в итоге всё же стала протекторатом Великобритании, она сохраняла полную самостоятельность во внутренних делах, став, стараниями одного человека, одним из немногих государств за пределами Европы, не познавших «прелести» колониального режима. Статус Тонга в составе империи можно смело сравнивать с такими доминионами, как Канада или Австралия, а с 1970 года королевство обрело полную независимость.

Конечно, сегодня Тонга не назовёшь передовым государством, как, скажем, пережившую европеизацию в том же XIX веке Японию. Но не надо забывать, что японское общество по сравнению с аборигенами тихоокеанского архипелага изначально находилось на несравненно более высоком уровне цивилизации. Оно стояло на пороге промышленной революции, имело развитые мануфактурные производства, финансовую систему — в то время как тонганцы пользовались каменными орудиями. Так что масштаб реформ, проведённых Джорджем Тупоу I, мне кажется, выглядит, как минимум, не менее впечатляющим. А может, и более. И нет ничего удивительного, что соотечественники короля Джорджа до сих пор с восторгом отзываются о своём правителе.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о