Джейран — Мир Знаний

Джейран

Описание

Антилопы среднего размера и легкого сложения, на высоких, стройных ногах. Холка немного ниже или на одном уровне с крестцом. Длина туловища (косая) равна или немного меньше высоты в холке. Голова небольшая и шея относительно длинная; во время гона гортань у самцов в виде небольшого зоба выступает на горле. Небольшая площадка на конце морды между ноздрями покрыта волосами. Глаза большие, черные, выпуклые. Хвост относительно длинный (длиннее ушей), резко двухцветный: основная часть его сверху песчано-бурая, конец—черный или темно-бурый, иногда несет пучок белесых волос. Покрывающие хвост волосы — жесткие и более длинные, чем на туловище. Хорошо развиты преорбитальные, паховые, карпальные и копытные железы.

Рога черные, лировидно изогнутые. В основании они сближены, затем расходятся в стороны и изгибаются назад, а концы их направлены внутрь и немного вперед. На большей части, кроме концов, рога имеют волнообразные кольцевые утолщения; у взрослых таких колец до 26—28 (чаще 16—20). У самок, как правило, рогов нет; в редких случаях бывают небольшие рожки до 50 мм длиной.

Копыта черные, узкие, спереди заостренные. Длина передних копыт 50—56 мм; ширина их почти в 2 раза меньше длины. Передние копыта немного (на 1,2—3%),больше задних.

Ясного разделения волос на остевые и подпушь нет. Зимний мех длиной 3—5 см; летний до 1—1,5 см. На морде и ногах волосы короче, чем на туловище. У самок на месте рогов есть небольшие пучки удлиненных волос.

В летнем наряде окраска верха тела и боков буровато-песчаная. Низ тела, шея и внутренняя сторона конечностей— белые. Передняя и наружная стороны ног, кроме самого низа их, того же цвета, что и туловище, участки над копытами более темные, коричневые. Белое зеркало не поднимается на спину выше корня хвоста. Вдоль боков, по границе окраски верха и низа есть потемнение в виде продольной полосы. Лицевой узор ясно выражен только у молодых. Он имеет вид темно-коричневого пятна на переносице и двух темных полос, тянущихся вперед от глаз. От светлого окологлазничного кольца над глазом проходят светлые полосы; такие же полосы идут по щекам и губам, сходясь с верхними полосами на носу. С возрастом от этого рисунка остаются только короткие темные полосы впереди глаз; верх головы светлеет. Зимний мех на спине и боках светлее летнего — песчано-сероватый различных оттенков. Лицевой узор выражен слабо и темные полосы на морде серовато-дымчатые.

В строении черепа типичны очень большие слуховые барабаны и глубокая вырезка в передней части носовых костей во всю их ширину; преорбитальные ямки (fossa lacrimalis) выражены хорошо.

Размеры: длина тела самцов 110—116 см, самок 93—110 см; высота в холке самцов 64—75 см, самок 60—68 см; хвост 16—20 см; ухо 8—13 см; длина рогов по изгибу 25—41 см; вес самцов 23—33 кг, самок 18—20 кг. Наибольшая длина черепа самцов 172—224 мм, самок — 182—208 мм.

Систематическое положение

Занимает центральное положение в роде. У джейрана имеется ряд примитивных черт в строении, к ним относится, в частности, отсутствие рогов у самок. Вместе с тем джейран, как обитатель пустынь с плотным субстратом, — высоко специализированная форма, что выражается в очень высокой нагрузке на копыта, малом угле передней стенки копыта и предельном удлинении и утоньшении метатарзальных и метакарпальных костей.

Ареал

Пустынные части Восточного Закавказья,, Передняя Азия от долины Евфрата до Белуджистана, Афганистан, Средняя Азия, Южный Казахстан, Джунгария, Кашгария, Цайдам и северный Тибет, Гоби на север до южной Монголии, Алашань, Ордос.

Ареал в СССР (восстановленный) разбит на две части — обширную среднеазиатскую и небольшой закавказский участок. Участок ареала джейрана в Кура-Араксинской низменности Восточного Закавказья совершенно изолирован от остальной области распространения вида, и изоляция эта произошла, видимо в доисторическое время. Существование очень древнего орошаемого земледеления на равнинах Восточного Закавказья (с IV—V в. до н. э.), при отсутствии ранних источников сведений о распространении джейрана, не дают возможности восстановить здесь очертания ареала до воздействия на него человека. Однако площади, занятые джейраном в конце XIX в., очевидно, были близки к таковым в ранние эпохи, и резко сокращаться ареал стал только в XX в. Особенно сильное сокращение ареала началось в последние 25—30 лет, и в 30-х годах он стал пятнистым.

Северо-западный предел обитания джейрана в конце XIX в. лежал в долине р. Куры у с. Авчал (10 км западнее Тбилиси), куда доходили типичные бородачевые пустыни. На юго-западе джейран, вероятно, был в долине Аракса, между Нахичеванью и Ереваном, но из этого участка он исчез еще в прошлом веке. Северо-восточный угол ареала находился несколько севернее Апшерона, где, судя по характеру ландшафта, джейран, вероятно, поднимался до 41° с. ш. Еще недавно, в 30-х годах, джейраны заходили к железнодорожным станциям Насосная и Киязи, обитая и в центральных участках Апшеронского полуострова. На юго-востоке джейраны жили в Муганской степи как в пределах нашей страны, так ив Иране. Можно предположить, что в Кура-Араксинской низменности был единый самый северо-западный участок ареала, изолированный от ближайшего к нему, лежащего южнее на Иранском плоскогорье. Лишь позже, к нашим дням он: раздробился на ряд мелких частей или пятен, число которых к середине 30-х годов достигло десяти.

Самый северо-западный из этих мелких участков находится в междуречье Иоры и Куры, откуда джейраны и проникали раньше до Тбилиси. Уже в середине 30-х годов западная граница этого участка проходила по долготе ст. Казах. Позже джейраны встречались еще в восточной части этого района — около оз. Каджирис-Тба и в долинах Эрик-Тара и Джейран-Чели. Северо-восточнее, в междуречье Иоры и Алазани (Ширакская степь) джейран был обычен в начале века. В настоящее время, может быть, сохранился в центре степи и в ее юго-восточном углу. Несколько южнее, в Аджиноурской степи, лежащей к востоку от места слияния Алазани и Куры, джейраны, вероятно, сохранились близ оз. Аджиноур. В 1932—1935 гг. здесь шло интенсивное истребление джейрана и распашка степи, но в 40-х годах антилопы еще наблюдались на полях среди хлебов. Еще южнее, в долине Кюрак-Чай, к востоку от Кировобада, где джейраны были обычны, сейчас их нет. Но к северо-востоку от Евлаха, у южных склонов хребта Боздаг, они, возможно, сохранились.

Мильско-Карабахская степь еще недавно была одним из наиболее крупных участков обитания джейрана в Закавказье. Здесь, в 1936 г. на площади около 2 тыс. км? держалось около 1500 голов. Позже Мильская степь стала интенсивно распахиваться и площади обитания джейранов резко сократились. В Муганской степи джейраны раньше были распространены широко. В середине 30-х годов нашего века они держались, главным образом, между каналами Азизбекским и Ленинским, а также вдоль иранской границы от Белясувара до Аракса; небольшое количество их было в Сальянской степи. В Ширванской степи, в настоящее время распаханной и орошенной на большей части территории, джейраны обитают только в восточной и юго-восточной частях, близ озер Карасу и Аджика-бул, а также в низовьях р. Пирсагат и прилежащих районах.

Наконец, самый северо-восточный участок, прилежащий к Апшеронскому полуострову (Кабристан), представляет собой один из наиболее обширных районов, где джейран живет в Восточном Закавказье. Во всяком случае, таковым он был еще в 30-х и 40-х годах, когда здесь на площади около 2 тыс. км² обитало около 1200 голов. Отсюда джейраны проникали на Апшеронский полуостров и еще далее к северу.

На восток от Каспия северная граница распространения джейрана проходит по Казахстану. Северо-западным пределом постоянного обитания джейрана в Казахстане служит р. Эмба; до нижнего течения Эмбы в летнее время джейраны обычно доходят и в настоящее время. Известны забеги зимой и в междуречье Волги и Урала.

Джейраны постоянно встречаются севернее Чинка Устюрта, в районе Иргиза и Челкар-Тенгиза, поднимаясь до 48° с. ш. Протягиваясь на восток по 48 параллели, граница ареала обходит горы Улутау с юга и идет на верхнее течение р. Сарысу и северные окраины Бет-Пак-Далы. В треугольнике между железными дорогами Джезказган-Жарык и Жарык-Моинты-Балхаш в летнее время джейраны обыкновенны; иногда они переходят к северу железную дорогу Жарык-Джезказган. Восточнее города Балхаш, на северном берегу озера, джейраны бывают редко, но раньше встречались постоянно. От восточной оконечности Балхаша граница ареала идет по северной окраине Алакульской котловины и отсюда, через Джунгарские ворота, уходит за пределы нашей страны в Китай. Сравнительно недавно исчезли джейраны из котловины оз. Зайсан, куда они проникали по долине Черного Иртыша из Джунгарии (Китай).

На юге нашей страны джейран населяет всю Туркмению, кроме горных частей Копет-Дага, Балханов, гор Гязь-Гядык и Ченгурецких (между Кушкой и Мургабом). Далее на восток он проникает по Аму-Дарье до нижнего течения рек Пяндж и Вахш в Таджикистане. Однако по предгорьям граница огибает все горные области Средней Азии. От Аму-Дарьи, по предгорьям Зеравшанского хребта и Нуратау она поворачивает к Сыр-Дарье, затем обходит Каратау и далее по Чуйским Муюнкумам вновь направляется к востоку.

По Чуйской долине джейран проникал ранее далеко на юго-восток, до Семизбельского плато, но из западных частей Чуйской долины в пределах Киргизии он исчез давно, вероятно, еще в прошлом веке, поскольку джейрана не было здесь на памяти последних двух поколений. В котловине оз. Иссык-Куль джейран был обычным по северному берегу озера. В середине 30-х годов он здесь оказался на грани исчезновения. Возможно, он и был истреблен, но вновь проник в котловину с севера из Сюготинской долины. В настоящее время обитает от р. Торусу и Улахала до р. Ортокойсу, т. е. на протяжении 50—60 км берега озера. Джейраны обитают в Чу-Илийских горах и к юго-востоку от них в Сюготинской и Джеланашской долинах. Далее на восток граница ареала идет по широкой долине Или вплоть до Китая. Джейраны постоянно, но в небольшом числе, бывают в предгорьях Заилийского Алатау и хребта Кетмень.

К северу от р. Чу и нижнего течения Сыр-Дарьи джейраны держатся преимущественно летом, тогда как в долинах рек Или и Сарысу их можно встретить круглый год. В Ферганской долине джейран обитает (обитал) в предгорьях Кураминского хребта к востоку до Тюря-Кургана; вероятно, раньше был и в Центральной Фергане.

Внутри очерченных границ ареала, в ряде мест джейрана нет или он исчезает, однако, для восстановления детальной картины распространения джейрана нет достаточных материалов.

Ареал вне СССР. На северо-западе джейран обитает на Иранском плоскогорье (закавказская популяция изолирована). На юго-западе доходил (? доходит) до Евфрата. Встречается в ирано-афганских пустынях: Деште-Кевир, Деште-Лут (Иран), Деште-Марках и Регистан (Афганистан). На юго-восток джейран доходит здесь, видимо, до северного Белуджистана в пределах Пакитана. В Центральной Азии на восток от 75° в. д. южная граница ареала проходит по подножьям Куньлуня. Джейраны есть в Цайдаме между Наньшанем и Куньлунем, проникают в высокую котловину оз. Кукунор, но отсутствуют в восточном Нанынане. Южная граница ареала джейрана дважды пересекает северную излучину Хуанхэ, и, поднимаясь, где-то у 115° в. д., становится восточной границей. Примерно у пересечения 115° в. д. и 43° с. ш. находится самая восточная точка распространения джейрана. Отсюда, повернув на запад граница ареала становится северной и, постепенно поднимаясь, уходит в Монгольскую Народную Республику.

В Монголии граница распространения джейрана с востока на запад проходит следующим образом: от места пересечения государственной границы примерно 112° в. д. она поднимается к северу в направлении к Байшинту. По опустыненным сухим долинам газели проникают здесь до 46° с. ш. Далее, следуя примерно 46° , граница ареала проходит к Чойрэ, опускается к Мандал-Гоби и хребту Дэлгэр-Хангай. Пересекая р. Онгин-Гол, граница опять поднимается по котловине Гобийских озер до южной излучины р. Дзабхын. Еще дальше к северу джейраны бывают в Шаргиин-Гоби и котловинах Больших Западных озер вплоть до котловины оз. Хиргис-нур, т. е. до 49° с. ш., где находится самая северная точка всего ареала вида. Огибая Монгольский Алтай по склонам магистрального хребта, граница уходит за пределы страны на запад. Далее, уже в пределах Китая, северная граница джейрана по предгорьям Монгольского Алтая тянется вплоть до котловины оз. Зайсан. Естественно, что внутри очерченного ареала джейрана нет по крупным поднятиям Гобийского Алтая и других горных сооружений.

Четвертичные находки джейрана лежат в пределах современного ареала. В фауне палеолитической стоянки Троицкосавска (Западное Забайкалье), вероятно, найден не джейран, а другой вид того же рода.

Географическая изменчивость

Географическая изменчивость джейрана изучена совершенно недостаточно, однако, очевидно, как и у других азиатских пустынно-степных копытных, она очень мала. Причина этого в слабом развитии изолирующих преград на пространстве видового ареала и в широких миграциях животных. Из описанных 8 форм лишь одна (reginae из Цайдама) была описана на основании более или менее солидной ревизии изменчивости вида в-целом. Эта же ревизия показала несостоятельность или крайнюю субтильность всех остальных форм, известных в то время. Даже цайдамская форма, живущая в весьма своеобразной обстановке и в географической изоляции от остальных, выражена слабо.

Не исключено, что джейран Закавказья, по-видимому, тоже изолированный от остальной популяции вида, представляет собой отдельную, впрочем, не резко характеризованную форму. На всем остальном пространстве ареала в нашей стране живет, по-видимому, одна форма.

Джейран. G. s. subgutturosa Gueldenstaedt, 1780 (syn. typica, gracilicornis)

Сделанное выше описание относится к этой форме.

Почти весь ареал вида в СССР. Вне пределов нашей страны — Передняя и Центральная Азия, кроме Цайдама.

Если будет установлена систематическая самостоятельность закавказской популяции (окраска зверей отсюда, по-видимому, несколько темнее), то номинальной формой придется считать только ее. Вопрос об именовании наших среднеазиатских и казахстанских джейранов потребует специальных систематичеких и номенклатурных изысканий. Если эта популяция однородна, что в высшей степени вероятно, то могут оказаться применимы имена, указанные выше в синонимике (кроме typica и gracilicornis). Они же должны быть приняты во внимание, если окажется, что звери востока и запада принадлежат к разным формам.

Вне пределов нашей страны имеет самостоятельное значение форма G. s. reginae Adlerb. 1931 (Цайдам, северный Тибет) и, может быть,. G. s. yarcandensis Blanf.

Численность

В Восточном Закавказье, на площади приблизительно 8 тыс. км² в 1937 году обитало около 5750 джейранов, в 1940 году — 5500—6000 голов.

Данных о численности джейрана в Средней Азии и Казахстане почти нет. В декабре 1954 года, между Аральским морем и Балхашом при авиаучетах были отмечены плотности населения джейрана от 0,001 до 0,5 голов на 1 км². Общее поголовье на всей территории, где проводили учеты, составляло около 2700 голов. Однако в это время главная масса джейранов была южнее, в Причуйских Муюнкумах и Кызылкумах. В центральной Туркмении плотность населения джейранов в начале 30-х годов достигала величины 2—4,3 головы на 1 км маршрута. В Бадхызев 40-х годах, общая численность джейрана была около 2000 голов, а плотность населения 1,6—6 голов на 1 км маршрута. По всей Туркмении обитало несколько десятков тысяч голов. Во всей Средней Азии и Казахстане было, вероятно, несколько сот тысяч голов.

Места обитания

Джейран предпочитает равнинные или слегка холмистые и увалистые пустыни с плотными почвами. По шлейфам гор и горным долинам с мягким рельефом, главным образом, весной, он может подниматься в горы до высоты 2000—3000 м в Казахстане и Монголии и до 3000—3500 м в Наньшане (Китай). Обширных песчаных массивов летом избегает, но бывает в песках зимой, особенно во время метелей.

Предпочитает полукустарниковые солянковые пустыни и злаково-солянковые полупустыни. Весьма обычен в кустарниковой пустыне, в том числе и в редких саксаульниках, но летом в саксауловые леса заходит лишь на их периферию, бывая в глубине лесов только зимой.

По характеру растительности места обитания джейрана очень разнообразны, и практически он встречается по всем типам пустынь и полупустынь в пределах ареала. Джейрана можно встретить в почти безжизненных гаммадах, где, кроме галогетона, нет других высших растений, и в богатых злаковых и злаково-полынных полупустынях. Для полукустарниковых пустынь различного облика характерны полыни, многолетние солянки, терескен, поташник, обычны эфемероиды и эфемеры, такие, как луки, тюльпаны, ферулы, маки, мятлики, некоторые виды костра и пр. Растительный покров здесь отличается — значительной комплексностью, мозаичностью и малой сомкнутостью; урожай растительной массы, как правило, не превышает 2—3 ц/га.

Питание

Общий список растений, которые поедает джейран, состоит из 35—40 видов. В Восточном Закавказье известно около полутора десятков кормовых растений джейрана. Среди них, во всяком случае, весной, основные виды принадлежат к злаковым эфемероидам и эфемерам; наибольшее значение в питании джейрана имеет, по-видимому, мятлик. В Казахстане летом газели выбирают сочные каперсы и солянки (Anabasis, Salsola); реже кормятся полынями, терескеном (Eurotia), кандымом (Calligonum), эфедрой и саксаулом; в качестве источника влаги охотно поедают ботву дынь и сочные стебли тростника. Березняк сообщает, будто бы в Сюготинской долине джейраны круглый год кормятся полынями, что сомнительно. Там же джейраны посещают поля, поедая листья кукурузы. В предгорьях Джунгарского Алатау основными кормовыми растениями джейрана летом служат типчак, ковыли, спирея, подмаренник, луки, ежовник (Anabasis), курчавка (Atrophaxis) и тростник; зимой джейраны охотно объедают саксаул. На острове Барса-Кельмес известно 35 видов растений, поедаемых джейраном; весной в питании джейрана наибольшее значение имеют злаки (мятлик, костер, мортук, ковыль), ферулы, юриния; летом — аристида, пырей, эфедра, прутняк, карагана; осенью — солянки (ежовник, камфорозма) и особенно прутняк; зимой — ежовник, курчавка,. ариствда. В Бет-Пак-Дале отмечено 17 растений, поедаемых джейранами. Из них в июле— августе большое значение имеют спириантус, шипичка (Hulthemia), прутняк и верблюжья колючка (Alhagi) в сентябре, кроме этих растений, джейраны в большом количестве едят солянки (Salsola); в октябре—ноябре — солянки, полыни и эфедры. В Кызылкумах в желудках джейранов найдено 23 вида растений. Весной основные корма — злаки и кандым; осенью и зимой преобладают солянковые (маревые) и гармала (Peganum). На южном Устюрте и Мангышлаке, джейраны, обеспеченные питьевой водой за счет моря, поедают летом главным образом лишайники — Thelaschistis lacunosus (75% содержимого желудков) и в небольшом количестве листья и плоды крушины (10—15%), а также луковицы Ungeria. На берегу моря джейраны подбирают также свежевыброшенные водоросли, очевидно, служащие как источник воды. В безводных районах, напротив, они не трогаюг сухих лишайников, а выбирают сочные каперсы. В качестве дополнительных кормов в желудках были найдены верблюжья колючка, реамюрия, тамарикс и ежовник. В Бадхызе в летнее время джейраны кормятся, выбирая также наиболее сочные растения (солянки, полыни); нередко их желудки содержат почти исключительно плоды и листья фисташки. В знойные дни в долине Мургаба газели ходили пастись на зеленые хлопковые поля. Вне засушливого периода в питании джейранов Бадхыза наибольшую роль играет мятлик. В Монголии желудки джейранов, добытых в июне— августе, содержали не менее 17 видов растений, среди которых основными кормами были: ковыльки, луки, галогетон, ежовник, донтестомон и гармала; часто встречались эфедра, ягоды селитрянки и различные солянки.

Таким образом, основу питания джейрана летом повсеместно составляют; наиболее сочные корма, чаше всего таковыми бывают солянки, каперсы, фисташка и др. Выборочность в кормах летом определяется, главным образом, содержанием влаги в растениях, а не их питательностью.В тех случаях, когда джейраны держатся вблизи открытых источников, они могут кормиться и сухими кормами, как злаки и лишайники. Вне периода засухи в питании джейрана наибольшую роль играют злаки, разнотравье и солянки.

Вес содержимого желудка джейранов колеблется от 2,7 до 3,5 кг, что составляет 10,5—15,9% от веса тела. В сутки джейран поедает примерно 6 кг зеленого корма, т. е. около 30% веса тела.

Большую часть года джейраны Средней Азии довольствуются влагой, содержащейся в зеленых растениях. В. конце весны, по мере усыхания пастбищ, джейраны кочуют в поисках наиболее сочных кормов (например, в предгорья) и выбирают среди травостоя наиболее богатые влагой растения. При случае, но далеко не ежедневно, пьют воду. Летом, в период наибольшей сухости (в июне—августе) основная масса джейранов переселяется на пастбища, расположенные ближе к родникам и речкам и регулярно посещает водопои. Лишь небольшая часть поголовья остается в безводных пустынях, где строго выборочно кормится наиболее сочными растениями. Кормящие самки, у которых расход влаги особенно велик, начинают ходить на водопой раньше всех — в южной Туркмении уже с конца мая.

В Центральной Азии,где наиболее сухое время года —весна,а летом часты осадки, обычно выпадающие пятнами, джейраны не испытывают такого дефицита вводе и, широко кочуя, всегда могут отыскать пастбища с сочными кормами. Водоемы они посещают от случая к случаю и чаще весной, чем летом.

На водопои джейраны ходят за 10—15 км раз в 3—7 дней. Как правило, идут к воде медленно и по дороге пасутся. Переходы совершают в сумерки, ночью или рано утром, реже — днем. Предпочитают водоемы с открытыми, ровными берегами и избегают пить там, где кусты или густые заросли прибрежной растительности находятся у самой воды. К воде подходят чаще поодиночке или небольшими группами. Предпочитают пресную воду, но пьют и горько-соленую, в том числе и морскую. В сухое и жаркое время суточная потребность в воде 3—4 литра.

Участок обитания

Данных о размерах участков, на которых обитают джейраны, почти нет. Держась небольшими группами или стадами, джейраны нередко совершают значительные переходы на расстояние в несколько сотен километров. Не считая таких кочевок и случаев преследования зимой, джейраны проходят за сутки 10—15 км. Летом, исключая переходы к воде, когда джейран покрывает за сутки 15—30 км, его суточные наброды обычно исчисляются немногими километрами. Таким образом, зимний участок обитания группы джейранов равен немногим сотням, а летом десяткам км².

Суточная активность и поведение

Зимой джейраны пасутся весь день, иногда с небольшим перерывом в середине дня. Ночь проводят на лежках, которые чаще всего располагаются в понижениях. Летом в суточном цикле есть четко выраженный перерыв, занимающий самое жаркое время в середине дня. Этот перерыв, когда джейраны лежат, длится с 9—10 до 16—17 часов. Проводя самое жаркое время дня на лежках, животные экономят влагу. Большую часть ночи джейраны, видимо, также проводят на лежках.

Лежки чаще всего располагаются на ровном месте. Днем джейраны предпочитают устраивать лежки в тени хотя бы небольшого кустика. При этом вокруг одиночного, излюбленного куста нередко бывает несколько лежек. Джейраны переходят от одной лежки к другой, вслед за перемещающейся тенью от куста. В тень животное прячет в первую очередь голову. В фисташковых насаждениях, а также в пустынях, где растут одиночные ильмы, джейраны ложатся днем в тени деревьев.

Лежки, которые используются много раз, имеют вид овальных лунок до 70—90 см .Длиной. У края лунки почти всегда есть кучка помета джейрана. Лежки, как правило, располагаются поодиночке, в нескольких десятках или более метров одна от другой. Ночью джейраны охотно лежат на гладких такырах. Днем, если есть возможность, лежат и под отвесными обрывчиками. Иногда, от частого пользования, в таких местах в стене обрыва образуются небольшие ниши.

Поднятый с лежки джейран скачет быстрым карьером, но, отбежав 200—300 м, обычно останавливается, чтобы рассмотреть опасность. После этого он уходит рысью, чаще всего делая широкий круг. Как и другие копытные открытых пространств, джейран старается пересечь путь преследователю. Длина шага джейрана 55—88 см; при рыси 44—128 см; во время галопа 310—574 см. Скорость бега 55—62 км/час. Сердечный индекс для самцов 6,56—8,37, для самок 9,31—10, для молодых 9,04—11,59.

У джейрана очень хорошо развит слух; слабее — зрение и еще хуже обоняние.

На протяжении года есть два периода, резко отличные по величине стада у джейрана: 1) весенне-летний период, когда джейраны держатся поодиночке или небольшими группами в 2—3—5 голов, 2) осенне-зимний период, когда господствующей формой существования являются стада от нескольких десятков до сотен голов. Зимой, в январе — феврале, стада джейрана наибольшие по размерам. В среднем табун состоит из нескольких десятков особей. Однако в районах, где численность джейрана высока, могут образовываться стада по нескольку сотен голов. Последнее, видимо, есть временное соединение стад на особенно благоприятных пастбищах.

Распадение зимних стад начинается в середине марта — апреле, когда беременные самки первыми покидают стада и начинают ходить в одиночку или, реже, группами по 2—3 особи. Несколько позже, в среднем к концу апреля — в мае, оставшиеся в стадах самцы и яловые самки также расходятся и держатся группами по 7—9—12 голов. Эти группы в конце мая — июне, при переходе на летние пастбища, как правило, дробятся еще больше, так, что’господствующими оказываются одиночки или группы по 2—3—4 особи. Таким образом, в течение всего лета, встречаются либо самки с одним-двумя ягнятами, либо одиночные самцы, либо небольшие группы, состоящие из самцов, яловых самок и прошлогодних молодых.

В конце августа — сентябре начинается объединение самок с молодняком в стада численностью 10—30 и более голов. Взрослые самцы также начинают присоединяться к стадам или ходят группами по 3—5—9 голов. В середине или конце сентября от самок начинают отделяться молодые животные. Взрослые самцы в это время разделяют стада самок на части; каждый самец отбивает группу самок в 2—3—5 особей, с которыми и ходит, охраняя их от соперников. После конца гона, обычно в декабре, самцы отделяются от самок и ходят отдельно небольшими группами; самки же соединяются с молодыми и образуют большие зимние стада, насчитывающие от нескольких десятков до сотен животных. Обычно в январе к этим стадам присоединяются и самцы. Этот период наибольшей стадности продолжается до весны.

Сезонные миграции, заходы. На большей части ареала джейран совершает сезонные миграции; осенне-зимне-весенние хорошо выражены, главным образом, в северных частях ареала и связаны с выпадением здесь снегов. Летние миграции характерны для большей части популяции и определяются водопойно-пастбищным режимом.

Осенью, с выпадением снегов и обеднением пастбищ из Прибалхашья джейраны уходят в предгорья Джунгарского Алатау, где снег сдувается с пологих южных склонов и быстро тает. Аналогичное явление имеет место в Сюготинской долине, откуда джейраны уходят на зимовку в предгорья Больших и Малых Богутов.

В равнинных частях Казахстана и Средней Азии: на Мангышлаке, Северном Приаральеи Бет-Пак-Дале с выпадением снегов большая часть джейранов откочевывает к югу, так что основная масса зимующих джейранов оказывается южнее рек Чу и Сыр-Дарья. Однако зимние передвижения на Устюрте и, особенно, по р. Сарысу, обычно бывают выражены слабо; в мягкие зимы по Сарысу джейраны бывают на север до Кызылджара. В Туркмении, Закавказье и Центральной Азии в обычные годы, в связи с отсутствием снега или ничтожно малым снеговым покровом, заметных миграций у джейрана нет.

Время осенних и обратных весенних перекочевок весьма изменчиво и зависит от места и конкретных условий года. Из Прибалхашья, еще в сентябре, первыми уходят молодые; старшие откочевывают в конце октября — начале ноября. Обратная кочевка с зимних пастбищ происходит в конце февраля. В Сюготинской долине осенние миграции имеют место в середине ноября; с мест зимовок джейраны уходят в конце февраля. В равнинных частях Казахстана откочевки джейранов на юг бывают в октябре—ноябре, а обратные смещения в начале марта.

Летние миграции представляют собой перемещение основной массы джейранов по мере усыхания пустынных растений на более сочные пастбища или ближе к водопоям. Одним из мест летних концентраций джейранов служат пастбища в пределах 10—15 км от водоемов, которые посещают газели. Это явление имеет место, например, в юго-восточных Каракумах, откуда джейраны собираются к берегам Мургаба, Кушки и Теджена в конце июня — июле; первыми на летние примургабские пастбища приходят матки с подсосным молодняком и позже — старые самцы. На южном Мангышлаке и Устюрте джейраны концентрируются вблизи побережья Каспийского моря. В других районах южной Туркмении и Казахстана большая часть джейранов уходит летом в предгорья, где пастбища более сочные и есть родники. В центральноазиатских пустынях только в годы летних засух имеют место миграции, подобные тем, что присущи джейранам Средней Азии. При этом животные чаще концентрируются не у рек или озер, а в предгорьях.

Непериодические миграции, которые бывают у джейрана при стихийных бедствиях, изучены слабо. Чаще всего они имеют место при выпадении больших снегов или гололедице. Джейраны снег не копытят и стремятся уйти из района с высоким снежным покровом. Видимо, джейраны не способны к длительным кочевкам на большие расстояния, как сайгаки, и в очень большом числе гибнут. Непериодические миграции могут быть вызваны засухами, степными пожарами и другими стихийными бедствиями. В южной Туркмении, где годами травы очень густые и высокие (главным образом, мятлик) еще до начала 40-х годов бывали большие пожары, опустошавшие многие тысячи гектар. В этих случаях джейраны уходили с огромных пространств.

Размножение

В Восточном Закавказье гон у джейранов происходит в ноябре— первой половине декабря. В Западном и Центральном Казахстане гон бывает с первой половины ноября до начала декабря. В Восточном Казахстане—в конце ноября — декабре. В южных Кызылкумах он начинается во второй половине ноября и длится до половины декабря. В Туркмении и Таджикистане гон происходит в октябре—ноябре. В Монголии — с первой половины декабря по январь. Таким образом, на юго-западе ареала гон начинается на месяц раньше, чем в Казахстане, а на востоке — на месяц позже. Сроки гона могут сдвигаться в ту или иную crop ну, в зависимости от условий года. В засушливые годы гон бывает на неделю или две позже. Более.поздние сроки гона, а следовательно, и рождения молодых, в пустынях Центральной Азии, видимо, и определяются поздней вегетацией, связанной с сухими веснами.

Собственно гону предшествуют драки самцов, а также устройство «гонных уборных», что имеет место, начиная с середины сентября. В этот же период резко увеличивается секреторная деятельность паховых и предглазничных желез. «Гонные уборные» устраивают взрослые самцы, выкапывая копытами передних ног небольшие углубления, в которые и испражняются. Другой самец, нашедший такую «гонную уборную» и обнюхав ее, выгребает старые экскременты и оставляет свои. «Гонные уборные» устраивают и посещают только взрослые самцы; они служат им отметками занятой территории, аналогичными меткам у столбов и камней собак и ряда других животных.

Каждый взрослый самец перед началом гона отбивает себе табунок, состоящий из 2—5 самок, с которыми «и ходит, охраняя от других самцов. В это время происходят драки между самцами, которые, в редких случаях, могут привести к гибели или увечью одного из соперников. В период гона самцы мало кормятся, сильно худеют и первыми становятся жертвой хищников или гибнут в случае стихийных бедствий.

Самки, как правило, впервые участвуют в гоне в возрасте 18—19 месяцев; как исключение — в год рождения, т. е. в возрасте 7—8 месяцев. Самки, участвующие в размножении первый раз в жизни, спариваются на 1—2 месяца позже уже ягнившихся в прошлом году, чем и объясняется растянутость периода гона в популяции. Самцы становятся половозрелыми в возрасте 18—19 месяцев, но, как правило в гоне не участвуют, так как их отгоняют от самок старшие и более сильные. Таким образом, самцы впервые участвуют в гоне обычно в возрасте 2,5 лет.

Продолжительность беременности точно не установлена, но, судя по срокам массового гона и времени рождения молодняка, она длится около 5,5—6 месяцев. Время появления новорожденных у джейрана сильно растянуто как на протяжении ареала, так и в одной популяции. В Закавказье молодые рождаются с начала мая до конца этого месяца.

В Туркмении рождение молодых отмечено в апреле — мае, в Таджикистане в апреле — мае. В южных Кызылкумах новорожденные джейраны встречены в первой половине и середине мая. В Казахстане, на Устюрте роды у джейранов начинаются в апреле — первой половине мая и происходят до конца мая. На острове Барса-Кельмес — примерно в те же сроки, но отдельных новорожденных находили в начале июня и даже в первых числах июля. В Бет-Пак-Дале начало рождения молодых отмечено в первых числах мая, а массовое появление молодых в середине или второй половине этого месяца. В юго-восточном Казахстане ягнение джейранов начинается во второй половине мая и продолжается до июня. В Монголии джейран ягнится в конце июня — начале июля. Таким образом, самые ранние сроки рождения молодняка, как и гон, отмечены у джейрана на юго-западе; самые поздние на востоке ареала (разница до полутора месяцев). Запаздывание сроков рождения молодых на востоке определяется поздней вегетацией в центральноазиатских пустынях и холодными, сухими веснами, неблагоприятными для молодняка.

В последний период беременности самки, как правило, держатся отдельно от самцов и ходят в одиночку или небольшими группами по 2—3 особи. В это время они выбирают места для родов. Перед самыми родами самки отделяются от группы и приносят потомство на расстоянии нескольких сотен метров или более одна от другой, не образуя плотных скоплений—«родильных домов», как это имеет место у сайги. Это, по-видимому, относится к местам, где общая численность и плотность населения джейрана невелики. Для южной Туркмении в период обилия там зверя описаны большие скопления самок на определенных «родильных участках», куда они, по-видимому, сходились со значительной округи.

Для ягнения выбирается ровный открытый участок среди негустых кустарничков или лощина, т. е. место, укрытое от холодных ветров. Нередко джейраны ягнятся по окраинам бугристых песков, по шлейфам и склонам в предгорьях. Однако густых саксаульников и других зарослей, а также глубоких ущелий и узких оврагов, избегают. Новорожденный обычно лежит на оголенном участке почвы, сливаясь с ней благодаря своей окраске. Как правило, места, где происходит рождение молодняка уджейрана, находятся не далее 10 км от водопоя.

В Казахстане в благоприятные годы в среднем около 75% самок приносит двух молодых, около 14% — одного и 11% самок остаются яловыми. В редких случаях (0,4%) отмечено три молодых. В Туркмении и Таджикистане самки джейрана также приносят обычно двух, реже одного ягненка. В Закавказье, напротив, джейран чаще приносит одного, чем двух ягнят. В Монголии рождаются обычно один, редко два детеныша, яловые самки составляют около 12%.

Рост и развитие, линька. Через несколько часов после рождения джейран может стоять на ногах и пробегать несколько метров, но он еще очень слаб и, как правило, первые 3—4 дня все время лежит. Затаившись, молодое животное подгибает под себя ноги и вытягивает вперед шею; реже лежит свернувшись, положив голову на бок. К пятидневному возрасту он успевает окрепнуть и, при приближении опасности, вскакивает и убегает на несколько сотен метров, где вновь затаивается. До двухнедельного возраста молодые не ходят с самками, а почти все время лежат, лишь изредка передвигаясь поблизости от своих лежек.

Ягнята сосут три раза в сутки: рано утром, обычно на рассвете, в полдень и поздно вечером. Покормив ягнят последний раз, самка ложится на отдых недалеко от детеныша, но все же не ближе, чем за несколько десятков метров. Днем матери расходятся на несколько километров. Возвращаясь к детенышам, самки проявляют большую осторожность, и, только убедившись, что опасности нет, подходят к месту, где лежат ягнята и подзывают их тихим мычанием Джейраненок высасывает в первый день 15—30 г молока за один раз, а позже—300—500 г. Молоко джейрана содержит 39% жира. Самка, заметившая опасность или прибежавшая на крик ягненка, защищает своего детеныша от хищных птиц и лисицы передними копытами и бодаясь головой; человека или волка она старается отвести от ягненка.

Молодые начинают следовать за самкой в двухнедельном возрасте или немногим старше. Щипать траву начинают на 8—10 день после рождения. В месячном возрасте растительный корм преобладает и в двухмесячном возрасте большинство джейранят целиком переходят на подножный корм и начинают жить самостоятельно, отделяясь от самок. Период лактации длится два месяца и в большинстве районов самки лактируют до августа. Однако часть молодых отделяется от маток уже в возрасте одного-полутора месяцев.

В южной Туркмении (Бадхыз), однако, молодые с матерью держатся гораздо дольше. Встречаемые одиночные молодые — сироты или оставленные матерью, ушедшей на водопой и т. п. По данным Слудского, лактация у джейрана длится 6 месяцев и молодые кормятся молоком до октября.

Новорожденные джейраны на острове Барса-Кельмес (по 10 экз.) весят от 2 до 3,2 кг, в среднем 2,4 кг; длина тела 49,0—59,0 см, в среднем 54,3 см. В Бет-Пак-Дале (по 5 экз.) вес новорожденных 2,6—3,1 кг, длина тела 55—58 кг. В месячном возрасте джейран весит 7—8 кг; в 3-месячном — в среднем 13,5 кг; в 6-месячном возрасте самцы весят 17—20 кг. Полуторогодовалый джейран весит около 20 кг; длина его тела, в среднем, 102 см. У новорожденных джейранов резцы и клыки (но 4 в каждой половине нижней челюсти) полностью прорезаны; средний (внутренний) особенно крупный и косо срезан внутрь.

Рога у самцов становятся хорошо заметными в возрасте одного месяца, когда их длина достигает 10—15 мм. В 3-месячном возрасте длина рога (по кривой) около 60 мм; у полуторогодовалых самцов длина рога (по 19 экз.) от 8 5 до 30 см; в среднем — 17,3 см; число колец на рогах до 10—11. В Казахстане у 5,5% самок найдены короткие рога, длиной 2,5—5 см.

Вес взрослых самцов на острове Барса-Кельмес 20—43 кг, в среднем 36 кг (по 15 экз.); самок 18—28, в среднем (по 14 экз.) 24,2 кг. В Бет-Пак-Дале самцы (по 10 экз.) весят 27—33,8 кг,самки (58 экз.) 21—33 кг. В долине р. Или самцы в январе (10 экз.) весили 20—28 /сг, самки (11 экз.) 20—26 кг. Вес взрослых самцов в Бадхызе (4 экз.) 25,6—29,4 кг; самок (4 экз.) 18—20,4 кг.

Продолжительность жизни в природе неизвестна. Отмечены самцы в возрасте не менее 5—6 лет; самки — старше. В неволе живут до 8—9 летнего возраста.

Линька джейрана изучена плохо; видимо, есть только весенняя смена волос. В южных Кызылкумах весенняя линька начинается в середине марта и заканчивается в середине мая. В Бет-Пак-Дале джейраны линяют с середины апреля до середины мая. В конце апреля — начале мая заканчивается линька у джейранов в Азербайджане. Джейраны в Монголии линяют до конца мая. Первыми весной начинают линять щеки, уши и почти одновременно зеркало и хвост. Затем линька распространяется от щек на темя, захватывает верх шеи, постепенно опускается на бока шеи и идет по спине. От зеркала линька переходит на бедра и дистальные части задних ног. Затем линяют бока и последней — нижняя поверхность туловища: грудь и брюхо. Осеннее подрастание шерсти начинается в различных числах октября и заканчивается к концу ноября — началу декабря.

Враги, болезни, паразиты, смертность, конкуренты, динамика численности

Главный враг джейранов — волк. Особенно много джейранов погибает от волков в многоснежные зимы, когда истощенные животные с трудом передвигаются по снегу. В Туркмении, там, где есть гепард, его постоянной добычей служит джейран. Охотятся на джейранов, особенно молодых, каракалы. В прошлом на водопоях джейрана подстерегал тигр. Новорожденные джейраны иногда становятся жертвами лисицы и беркута. Большой урон молодняку могут наносить бродячие собаки. Хищные птицы, как степные орлы, могильники, грифы, курганники и другие, у гнезд которых изредка находят остатки джейранов, вероятно, поедают трупы или ослабевших животных.

Для джейранов Казахстана известно 18 видов паразитических червей, но патогенное значение их неясно. Все гельминты, найденные у джейрана, паразитируют и у сельскохозяйственных животных. Джейраны бывают сильно заражены двумя видами кожных оводов (Pavlovskiata subgutturosae, Crivellia corinnae), личинки которых особенно часто находятся на «зеркале», где их от 15 до 180 штук. На джейранах паразитирует также 6 видов клещей. Найдены также вошь — Linognathus tibialis и пухоед Damalinia appendiculata. В летнее время животные часто страдают от кровососущих насекомых.

Конкурентом джейрана в некоторых местах может быть сайгак.

Среди стихийных бедствий наиболее губительны для джейрана высокие снега и гололедица. Высота снежного покрова 18—22 см, особенно при насте, губительна для животных. При больших снегопадах джейраны стремятся уйти в бесснежные районы; нередко они скапливаются в предгорьях, где снег сдувается ветрами и быстро тает. Известны случаи, когда зимой 1924/25 г., в Ширванской и Мильской степях Закавказья, при больших снегопадах джейраны присоединялись к отарам овец. В Закавказье многоснежные зимы бывают раз в 15—20 лет, и численность джейрана в такие годы резко падает из-за большой гибели животных. Последняя тяжелая зима, когда пало много джейранов в Куринской низменности, была в 1950 г.

В Казахстане гибель многих джейранов отмечалась многократно: в юго-восточном Казахстанеособенно губительным был джут 1945—1946 гг.;в южном— 1950—1951 гг. Так, в январе 1946 г. в Прибалхашье высота снежного покрова местами достигла 50 см, в результате оттепелей образовался наст, и джейраны сильно ранили ноги. Животные держались в зарослях кустарников по р. Или; многие передвигались с трудом. Джейраны с ранеными ногами ложились под кусты чингиля и кормились его колючими ветвями и коробочками с семенами. Вес взрослых животных был ниже нормального на 10 кг. Ослабевших животных, в первую очередь самцов, душили бродячие собаки. Массовый падеж в феврале — марте привел к гибели в низовьях Или нескольких тысяч джейранов. Большой падеж джейранов в результате гололедицы в Кзыл-Ординской области Казахстана был в 1938 г.; в западной Монголии — в 1935 г. В Бадхызе в 1934 и 1957 гг. выпадали высокие снега (до 40 см), что также повлекло за собой гибель джейранов.

Основным фактором, определяющим резкое падение численности джейрана, видимо, следует считать многоснежные зимы и гололедицу, так как джейран не способен совершать столь дальние кочевки, как сайгак. В результате после джутовых зим численность джейрана падает в несколько раз и из некоторых районов животные исчезают на долгое время.

Восстановление численности у джейрана идет значительно медленнее, чем у сайгака. Последнее определяется как меньшей подвижностью джейрана, меньшей его плодовитостью, так и большой смертностью от хищников и человека. Во время джутов джейранов гибнет всегда относительно гораздо больше, чем сайгаков. Например, после джутовых зим 1945—1946 и 1950—1951 гг. в Казахстане джейран, исчезнувший из ряда районов, не восстановился там на протяжении 5—7 лет, а численность сайгака достигла первоначального уровня уже через 2—3 года. Аналогичное явление имело место в котловине Больших Западных озер Монголии, где численность исчезнувшего после гололедицы 1935 г. джейрана не восстановилась и через 10 лет, тогда как численность сайгака восстановилась через 3—4 года. Плодовитость джейрана такова, что за счет прибылого молодняка при очень благоприятных условиях к осени поголовье может возрасти на 70—80%. Однако в годы после суровых зим к августу в популяции оказывается только 50—55% молодых.

Гибель молодняка у джейрана значительна и составляет к осени 40—50%. Количество яловых самок, хотя и невелико (8—12% от взрослых), однако, оно в 2—3 раза больше, чем у сайгака. Значительная гибель молодняка, сравнительно большая яловость в сочетании с относительно поздней половой зрелостью (на год позже, чем у сайгака) и определяют медленное восстановление поголовья джейрана. Возможно, что отрицательную роль играет в этом отношении и нарушение соотношения полов в годы после джута. В нормальные годы соотношение полов у джейрана таково, что взрослые самцы составляют около 20% поголовья; в годы после джута, во время которого первыми гибнут самцы, они составляют всего 3,5—5,5% от всей популяции.

Следы

Относительно длинный черный хвост, вертикально поднятый при тревоге и хорошо видный на фоне белого «зеркала», всегда позволяет без труда отличить джейрана от похожего на него дзерена, с которым он может быть изредка встречен в одних и тех же местах. В спокойном состоянии хвост у джейрана опущен вниз. От сайгака хорошо отличается значительно более легким и изящным телосложением. Во время бега джейран скачет огромными прыжками, подняв голову или держа ее на уровне туловища, а не опуская вниз, как сайгак.

Следы взрослого джейрана имеют около 55—60 мм в длину и 35—40 мм в ширину. Они сердцевидной формы, узкие, длинные, с сильно заостренным концом. Продольной выемки на переднем конце следа нет, ибо копыта почти не раздвигаются, даже при опоре на мягкий грунт. Помет джейрана — мелкие, темные орешки с приостренными кончиками, длиной около 10 мм и толщиной 7—8 мм.

Лежки джейрана обычно находятся под защитой кустиков, высоких трав и т. п. и представляют собой круглые или овальные лунки, лишенные травы и тщательно очищенные от щебня. С краю лежки всегда есть кучка помета. Зимой джейраны ложатся на голую землю, разгребая снег копытами. Тропы к водопоям, как правило, прямые, не делающие изгибов и узкие. Они невелики по протяжению и бывают ясно заметны обычно не далее 100—200 м от воды. В стадах, где есть молодые, бывает слышно тихое блеяние детенышей и голоса самок, напоминающие мычание. В период гона самцы издают хриплые крики.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях