Чжан Цянь — Большое путешествие из Срединной земли в Среднюю Азию — Мир Знаний

Чжан Цянь — Большое путешествие из Срединной земли в Среднюю Азию

«Когда Чжан Цянь отправлялся в свое путешествие, с ним пошло более сотни человек, а через тринадцать лет вернулось только двое. Чжан Цянь побывал лично в Давани, у Больших Юэчжи, в Дася, у Канцзюй, и, кроме того, из рассказов узнал, что около них имеется еще пять или шесть больших государств», — писал китайский историк Сыма Цянь в своих «Исторических записках».

Китайцы называют свою страну Срединной землей (Чжун Го) или Поднебесной (Тянь Ся), что, в сущности, одно и то же. А ведь Китай расположен на окраине Евразии! Этому парадоксу есть простое объяснение: Китай долго находился в изоляции, его жители ничего не знали о внешнем мире, а тот не подозревал о существовании Китая и китайцев. Обособленность эта была вынужденной, обусловленной естественными причинами: с запада страна ограничена морем, с востока — Тибетом и Куньлунем, с севера — поясом пустынь, с юга — джунглями и болотами. Так что китайцы «варились в собственном соку» и считали себя «богоизбранным» народом, этаким центром мироздания.

В III—II вв. до н. э. Китай был страной хотя и большой, но далеко не такой огромной, как в наши дни: его площадь составляла не более трети от нынешней. На западе он упирался в меридиональные хребты Сино-Тибетских гор, южные рубежи терялись где-то в междуречье Янцзы и Сицзяна, а северная граница проходила по Великой Китайской стене, возведенной при династии Цинь (конец III в. до н. э.).

Стена строилась поверх уже давно насыпанных земляных валов, отгородивших плодородные земли юга от голых пространств северных степей и пустынь. Однако целью строительства валов, а затем и стены протяженностью более 8 тыс. км была отнюдь не демаркация природных зон: при всех чудачествах китайцев (вроде массового отстрела воробьев) вряд ли они стали бы тратить столько сил на сооружение подобных памятников природе. Территории к северу от пустынного пояса были землей тюркских кочевников сюнну, более известных под именем хунну, давших начало гуннам. Тем самым гуннам, что несколько столетий спустя совершили грандиозный марш-бросок на Запад и перевернули вверх дном всю Европу.

Сюнну кочевали по степным просторам Центральной Монголии и Забайкалья, но в конце III в. до н. э. внезапно напали на монголов дун-ху, разгромили их и завладели огромной Маньчжурией. В течение нескольких лет сюнну подчинили окрестные племена динлинов, кыргызов, кипчаков, потеснили обитавших севернее Наньшаня юэчжей (тохаров) на запад, в Таримский бассейн, и начали наведываться к китайцам. Визиты эти были совсем не дружественными: кочевники захватывали множество людей, скота, имущества и уходили в степь, прежде чем китайские войска успевали собраться для нанесения ответного удара. Подчинив тибетцев, сюнну стали угрожать Китаю не только с севера, но и с запада, причем их вторжения повторялись ежегодно. Попытки китайцев откупиться не привели ни к чему: набеги продолжались.

Император У-ди из династии Хань, пришедший к власти в 140 г. до н. э., решил положить этому конец и начал искать союзников. Наиболее подходящими на такую роль представлялись юэчжи, ушедшие на северо-запад, за Тянь-Шань, после тяжелого поражения от сюнну в 178 г. Необходимо было добраться до них и договориться о заключении военного союза. Эта миссия была возложена на Чжан Цяня, офицера императорской стражи. Задача перед ним стояла очень непростая: чтобы попасть к юэчжам, предстояло пересечь территории, где хозяйничали сюнну.

В 138 г. посольство Чжан Цяня выступило из пограничного пункта Лунси на запад. Вместе с ним на встречу с потенциальными союзниками отправилось более ста человек, и среди них проводник Ганьфу, сюнну по происхождению. Посольство было в самом начале пути, когда кочевники схватили Чжан Цяня с его спутниками. Он был доставлен к Гюньченю, правителю сюнну. О том, что стало с его свитой, история умалчивает, однако самому Чжан Цяню не причинили никакого вреда. Более того, шаньюй Гюньчень уговаривал китайского посла перейти к нему на службу. Согласился тот или нет, доподлинно неизвестно. По преданию, Чжан Цянь как зеницу ока хранил посольский бунчук императора У-ди, однако пребывание его у сюнну затянулось на десять лет. Шаньюй дал ему в жены женщину из своего племени, которая родила Чжан Цяню сына.

А затем он, улучив момент, вместе с несколькими спутниками, включая жену и верного проводника Ганьфу, бежал из плена. Преодолев высоченные тяньшаньские перевалы, они вышли к озеру Иссык-Куль (в то время оно называлось Жехай, т. е. «незамерзающее озеро»), где находилась ставка вождя усуней. От него Чжан Цянь узнал,  что сюнну продолжали преследовать юэчжей и за Тянь-Шанем, в результате чего последние, понеся большие потери, вынуждены были бежать на юго-запад, в страну Давань (Даюань), расположенную в Ферганской долине.

Перевалив через несколько хребтов и спустившись по долине Нарына, китайцы прибыли в Гуйшань, столицу Давани. Здесь Чжан Цяня ждало разочарование: оказалось, что юэчжи давно ушли из Ферганской долины. Однако, как это часто бывает, кроме плохой новости была и хорошая — даже две. Во-первых, правитель Давани знал, как найти юэчжей, и обещал китайцам помощь. Во-вторых, выяснилось, что он давно мечтает наладить товарообмен с Китаем, однако путь в эту страну ему и торговцам Давани неведом.

А еще Чжан Цянь увидел здесь прекрасных аргамаков, которых разводили только в Давани. За великолепную стать и высокий рост китайцы назвали их «небесными лошадьми». Через некоторое время аргамаки станут причиной войны Китая с Даванью… Но это будет потом, а пока правитель Давани дал Чжан Цяню проводников в низовья Сырдарьи, к кочевникам кангюй, а те указали китайцам дорогу к юэчжам, обитавшим южнее, за пустыней Кызылкум. Юэчжи к тому времени, объединившись с другими кочевыми племенами, покорили Греко-Бактрийское царство, да там и остались. Забавно: от Ферганской долины до Бактры, столицы царства, по прямой было рукой подать — не более 400 км, Чжан Цяню же пришлось пройти не менее 800 км на северо-запад, а затем еще около 1000 — на юг.

Однако гораздо более интересно другое: юэчжи, бежавшие от сюнну, как от огня, почти играючи захватили большое государство — наследие великого завоевателя Александра Македонского. Впоследствии примеров того, как процветающие городские культуры сдаются под натиском многочисленных кочевников, будет множество. Это и Великое переселение народов, и победоносное шествие арабов, и монгольские завоевания и т. д.

Но вернемся к Чжан Цяню и его спутникам. Вождь юэчжей, как выяснилось, совсем не думал о мести сюнну: ему было хорошо и в завоеванном царстве, которое Чжан Цянь назвал Дася. Там китайцы пробыли целый год, а затем отправились на родину. Как докладывал впоследствии Цжан Цянь императору, он «возвращался назад сплошными Южными горами». Так китайцы называли Наньшань, Куньлунь — в общем, все горы к югу от Таримской впадины. Самым удобным, точнее единственно возможным, вариантом пересечения высокогорного узла Гиндукуш — Памир — Тянь-Шань был переход вверх по долине реки Вахш и через Алайскую долину. Именно так Чжан Цянь вышел в бассейн Яркенда, главного притока Тарима. Оставалось пересечь пустыню Такла-Макан. Китайцы пошли вдоль южной окраины пустыни от оазиса к оазису, затем в надежде избежать контакта с сюнну поднялись по склонам Наньшаня, однако вновь были схвачены кочевниками. Снова плен, но на этот раз менее продолжительный — около года. Помог его величество случай: умер вождь сюнну, старый знакомый Чжан Цяня, началась смута, и оставшимся в живых посланникам удалось бежать. В столицу Китая Чанъань вернулись только Чжан Цянь, его жена и раб Ганьфу.

О приключениях Чжан Цяня, его долгих странствиях в поисках неуловимых юэчжей, двух пленениях и чудесных освобождениях поведал в своих «Исторических записках» знаменитый китайский историк I в. до н. э. Сыма Цянь. Это не родственник Чжан Цяня и даже не однофамилец: ведь у китайцев первой идет фамилия, а уже затем имя.

В докладе императору Чжан Цянь подробно описал свое путешествие. Поведал он и о тех странах, о которых узнал от среднеазиатских торговцев: о Шэньду (Индия), Аньси (Парфия), Тяочжи (Месопотамия) и др. Кроме того, он сообщил некоторые сведения о Западном (Каспийском) и Северном (Аральском) морях и о крупнейших реках Средней Азии.

Информация эта была чрезвычайно важной: приоритетом внешней политики Хань отныне стало установление регулярных связей со странами Средней Азии, а также захват ведущих к ним торговых путей. Главным объектом походов на сюнну стала Ганьсу: именно здесь вскоре пролег знаменитый Великий шелковый путь. К 121 г. до н. э. ханьцы вытеснили сюнну из Ганьсу, устранив препятствие на пути экспансии в Восточный Туркестан. Вплоть до Дуньхуана выросла мощная линия укреплений. После этого по Великому шелковому пути потянулись караваны. Из Чанъани они шли до Дуньхуана, а далее в Кашгар. Оттуда караваны следовали в Давань и Дася, Индию и Парфию и далее на запад. Из Китая везли золото, серебро, железо, никель, лаковые изделия, зеркала, но главное — шелк-сырец и шелковые ткани. В Китай поступали ценные сорта древесины, меха, лекарства, пряности, благовония, цветное стекло и ювелирные изделия, драгоценные и поделочные камни, редкие звери и птицы, а также рабы (в том числе музыканты и танцоры).

В 115 г. Чжан Цянь возглавил посольство к усуням. Из ставки вождя усуней Чжан Цянь отправил в Давань, Кангюй, Дася, Шэньду и другие страны посланцев, которые стали там первыми полномочными представителями Китая. Династия Хань установила связи со многими государствами вплоть до самого Средиземноморья.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главный герой: Чжан Цянь, офицер императорской стражи
Другие действующие лица: У-ди, император из династии Хань; Гюньчень, правитель сюнну; Ганьфу, проводник
Время действия: 138—126 гг. до н. э.
Маршрут: Из Китая через владения сюнну в земли усуней, Давань, Бактрию и Дася
Цель: Поиск китайцами союзников против сюнну
Значение:Установление регулярных торговых связей Китая со странами Средней Азии

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях