Численность северных оленей — Мир Знаний

Численность северных оленей

Наиболее значительные запасы диких северных оленей сохранились на Таймыре, в районе дельты Лены и в Яно-Индигирских тундрах; их численность в целом для трех этих районов ориентировочно может быть определена в 250—300 тыс. голов. На остальном протяжении ареала, по площади в несколько раз более обширном, численность диких северных оленей не превышает 100. тыс. голов1. Столетие назад поголовье диких северных оленей на территории нашей страны, очевидно, исчислялось миллионами, но с тех пор сократилось не менее чем в 10—15 раз. Не приходится сомневаться, что в еще более отдаленном прошлом, когда ареал дикого северного оленя был несравненно шире, численность северных оленей была еще больше.

Сокращение численности диких северных оленей заметно усилилось с конца XIX — начала XX веков, но особенно интенсивно этот процесс стал развиваться с 30-х годов, когда освоение северных окраин Сибири пошло быстрыми темпами. Наряду с прямым истреблением, огромную роль играет вытеснение диких оленей оленеводами в менее благоприятные для жизни угодья, сильное стравливание ягельников стадами домашних оленей и полное уничтожение (в результате пожаров и рубок леса, сопровождающихся уничтожением ягельного покрова и древесных лишайников) основных мест обитания «дикарей». В связи с этим очень характерно, что численность домашних и диких северных оленей обычно находится в обратной зависимости: там, где много первых, вторых — мало. Интересные данные по этому вопросу имеются в материалах приполярной переписи 1926/27 г., а также у Терлецкого (1932) и, особенно, у Друри (1949).

Вплоть до начала XX в. дикие северные олени были достаточно обычны обоих главных островах Новой Земли, в пределах которых жили круглый год. В конце сентября 1832 г. на юго-восточной оконечности Новой Земли в губе Каменка видел стадо диких северных оленей примерно в 500 голов. В конце XIX в. на обоих островах держалось более 20 тыс. оленей, а в 30-х годах XX в. лишь немногим больше тысячи; в 50-х годах в лучшем случае осталось несколько десятков голов.

На Новосибирских островах северные олени встречались в промысловых количествах. В конце 20-годов XX в. на острове Большом Ляховском было 7—8 тыс. оленей; на острове Новая Сибирь до падежа 1924 г. имелось 4—5 тыс. оленей; на остальных островах оленей было меньше—десяти и сотни голов. На зиму большая часть оленей откочевывала на материк. В результате гололедицы 1924 и 1935 гг. и интенсивной охоты популяция нососибирских диких оленей к концу 30-х годов сократилась до нескольких десятков или, в лучшем случае, сотен голов.

В 1929 г. все поголовье диких северных оленей на Ямале определяли в 8 тыс., из которых большая часть на лето уходила на остров Белый. В 1930 г; на о. Белом летом держалось около 5 тыс. диких оленей, а осенью 1935 г. здесь насчитали 2179 голов; на зиму на острове оставались «сотни» оленей, остальные перекочевывали на материк. В последующие годы численность северных оленей на острове Белом сильно сократилась и к 1949 г. осталось не больше 300 голов. В середине 30-х годов на острове Бегичева (восточный Таймыр) летом держалось 2—2,5 тыс. оленей, зимой оставались лишь немногие. На остальных полярных островах олени встречались в количестве нескольких десятков, иногда сотен голов. В настоящее время дикие олени малочисленны на всех полярных островах; в промысловых количествах в Советской Арктике они, как правило, на островах не встречаются.

Мало диких северных оленей и на значительном протяжении Сахалина (более обычны от полуострова Шмидта до залива Терпения, а также в районе бывшего Средне-Сахалинского заповедника). В XIX в. диких оленей на Сахалине было много.

К концу 20-х годов XX в. единственным местом на Кольском полуострове, где еще существовали дикие северные олени, была территория, где вскоре учредили Лапландский заповедник. К началу 40-х годов численность оленей в этом районе приблизилась к тысяче (в 1940 г. учтено 942, в 1941 г. —970 голов). В годы второй мировой войны в заповеднике проводили отстрел северных оленей, еще большее количество было распугано; поголовье заметно сократилось, но затем начало восстанавливаться (в 1951 г. было учтено более 500). В настоящее время «дикие» олени есть и в других районах Кольского полуострова, например, в бассейне Поноя. Большая часть их, вероятно, происходит от домашних, потерянных в годы войны; часть — дикие, возможно, ушедшие в те же годы с территории заповедника. В первой половине XIX в. численность оленей на Кольском полуострове была много выше; в бассейне озера Имандра зимой встречались стада диких оленей в 300—400 голов; во второй половине XIX — начале XX в. диких оленей было много и в бассейне Поноя.

В тундрах европейской территории СССР (Большеземельская и другие) дикие Олени исчезли полностью достаточно давно, на Приполярном Урале, возможно, сохранились, но в ничтожном количестве. В пределах южных тундр Ямала, Тазовского и Гыданского полуостровов запасы северных оленей были подорваны более 30 лет назад; в промысловых количествах олени здесь, по-видимому, не встречаются; на Ямале и Гыданском полуострове сохранились только в северных частях и разрыв между тундровыми и лесными популяциями диких оленей составляет 4—5°; на Малом Ямале диких оленей нет.

В большом количестве дикие северные олени сохранились на Таймыре, особенно в восточной части полуострова. Главные места их летнего сосредоточения лежат не южнее 74° с. ш. и простираются к северу почти до мыса Челюскина.

На зиму большая часть оленей уходит из тундр Таймыра, концентрируясь в гористых районах по водоразделам рек Дудыпты, Хеты, Хатанги, Попигая, Анабара и Оленека, главным образом, в пологе лесотундры и северной тайги.

Места летней концентрации оленей в тундрах дельты Лены и прилегающих к ней районов расположены севернее 71—72° с. ш. Из западных частей дельты Лены основная масса северных оленей на зиму уходит к водоразделу Оленека и Анабара; многие зимуют в бассейне р. Джалинды— правобережного притока Анабара. Из восточных районов дельты Лены олени уходили на зиму по Хараулахскому хребту, рассеиваясь в лесной полосе к югу примерно до 67—68° с. ш. Полвека назад оленей в ленских тундрах было в несколько раз больше.

К востоку от Лены, включая и дельту Яны, дикие северные олени в тундрах встречаются всюду, причем по последним данным местами в значительном количестве; еще восточнее — примерно от Хромы до Индигирки —их очень много. Летом оленей больше всего севернее 70° с. ш.; основные места концентрации: бассейн Хромы и левобережье низовьев Индигирки. На зиму олени уходят в горы между Яной и Индигиркой, в частности, на хребет Тас-Хаяхтах, и к востоку от Индигирки — на Алазейское плоскогорье и в Момские горы: к югу почти до 66° с. ш. В середине 30-х годов численность диких оленей в тундрах Хромы и Индигирки определяли в 150 тыс. голов.

От правобережий Индигирки и дальше к востоку (бассейн р. Алазеи, тундры в низовьях Колымы и ее притоков) диких оленей мало. В прошлом низовья Колымы и алазейские тундры славились как одни из самых богатых дикими оленями в Восточной Сибири. Особенно широкой известностью пользовались сезонные кочевки, во время которых олени шли многотысячными стадами. Врангель, описывая осеннюю миграцию северных оленей через правобережный приток Колымы—Малый Анюй, отмечает, что в некоторые годы стада их растягивались на «50—100 верст». В 1847 г. через Малый Анюй прошло не менее 70 тыс. оленей. В большом числе олени шли в низовьях Колымы еще осенью 1905 г.

На Чукотской землей в бассейне Анадыря дикие северных олени теперь очень редки; в XIX в. они здесь, особенно в бассейне Анадыря, встречались в огромном количестве.

В таежных и горно-таежных районах численность диких северных оленей невелика, распространение их теперь здесь носит спорадический характер, во многих районах, особенно там, где развито оленеводство, диких оленей совсем нет. В прошлом численность их в таежных частях ареала была много выше, они были обычны и в европейской части страны, но и тогда запасы их на единицу площади, по сравнению с таковыми летом в тундрах, были значительно ниже.

В лесных районах европейской части СССР дикие олени сохранились в Карельской АССР, Коми АССР и в некоторых областях (Архангельская, Вологодская, Пермская, Кировская и др.), но численность их здесь невелика. В Коми АССР, по Остроумову, их относительно больше в Усть-Цилемском, Удорском, Кожвинском и Троицко-Печорском районах (на территории Печоро-Илычского заповедника в конце 30-х годов насчитывали 900—1200 диких оленей). В Приполярном Урале, на севере таежной зоны, дикие олени по численности уступают лосю. Немного их и на Северном Урале. Они еще сохранились на самом севере Среднего Урала, но здесь чрезвычайно редки и, по-видимому, смешались с бежавшими домашними оленями (Ивдельский район).

На севере Западной Сибири численность диких северных оленей невелика, но в бассейнах КондыиСосьвы, по крайней мере,до 1951 г., их было много, и они встречались крупными стадами. В междуречьях Оби, Иртыша и Енисея олени сохранились лишь в небольшом количестве и не всюду; например, они довольно давно истреблены в бассейне Ваха и исчезли в верховьях Таза.

В бассейне среднего и нижнего Енисея имелось три основных района наибольшей концентрации диких северных оленей: водоразделы Ангары и Подкаменной Тунгуски, Подкаменной и Нижней Тунгуски и Нижней Тунгуски, Вилюя, Котуя и Курейкн (в последнем оленей больше всего). За прошедшие почти 30 лет численность диких оленей в бассейне Енисея сильно уменьшилась. В таежных районах Якутии (исключая самый север, где зимует большое число оленей, приходящих из тундр), диких оленей немного; в центральных частях Якутии (среднее течение р. Лены и др.) дикие северные олени не сохранились. В большинстве северных и центральных районов Иркутской области оленей также немного, но на Патомском нагорье они сохранились в заметном количестве.

В пределах Дальневосточного края дикий северный олень сравнительно обычен в верховьях Буреи и ее притоков Акишмы и Амгуни (еще недавно встречались стада до 50—60 голов) и в болотистых низинах близ оз. Эворон в бассейне р. Горин; ареал расчленен на отдельные пятна. На побережьях Татарского пролива и Охотского моря северных оленей теперь мало; местами они полностью истреблены; прежде олени встречались здесь во множестве. До последнего времени диких оленей было много в Кроноцком заповеднике (восточная Камчатка), где их общая численность, возможно, достигала 10 тыс. голов (на некоторых зимовках собиралось до 2000 оленей). После 1951 г. запасы диких оленей стали быстро редеть. В остальных районах Камчатки оленей мало.

В небольшом количестве дикие северные олени сохранились в горных системах на юге Сибири. В конце 40-х годов в горах восточного Алтая на площади более 1 млн. га обитало лишь 150—200 диких оленей. В Саянском заповеднике северный олень, по-видимому, был более обычен, чем на Алтае. Мало оленей и на Кузнецком Алатау. В количестве нескольких сотен голов дикие северные олени сохранились на хребтах Хамар-Дабан и Улан-Бургасы.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях