Численность лисы — Мир Знаний

Численность лисы

Лисица в Советском Союзе — один из наиболее обычных хищников. Исходя из учета поголовья на ограниченных площадях и добычи в среднем около 80% ежегодно, общее поголовье ее на территории СССР в послевоенные годы приблизительно можно определить от нескольких сотен тысяч до 1 млн. голов и более (летом после размножения в разные годы).

Численность лисицы неодинакова в различных природных зонах и в отдельных биотопах. Редко население вида в лесной зоне с продолжительным снеговым покровом и в районах вечной мерзлоты — на севере и востоке европейской части Союза, по всей зоне тайги в Сибири и особенно в глубокоснежных областях Западной Сибири и Приенисейского края. Редка лисица в тундрах — Большеземельской, в южной половине Ямальского, Гыданского и Таймырского полуостровов и восточнее. Некоторое увеличение плотности населения лисиц в лесной и тундровой зонах отмечается в южной полосе кустарниковой тундры и в лесотундре. Сравнительно многочисленна бывает лисица годами в южной части Новой Земли, на Канине, в низовьях Колымы, в среднем и верхнем течении Анадыря, в горной стране между Леной и Витимом, в среднем течении Вилюя, в тайге Южного Забайкалья, на Камчатке, Сахалине, в Уссурийском крае и на прилежащих островах. Много лисиц на юго-западе лесной зоны в европейской части СССР. Особенно многочисленна лисица в зоне степей, в лесостепи, в пустынях и предгорьях Кавказа, Закавказья и Средней Азии, где снеговой покров отсутствует или лежит недолго, корма доступны круглый год, а условия норения благоприятны.

Плотность населения лисиц в притундровой и лесной зонах характеризуется следующими показателями. На Канине, в окрестностях Пропащих оз ер, при охоте загоном на площади около 400 км² в год минимума численности отмечена всего 1 лисица (на 1000 га приходилось 0,03 лисицы). Па 10 км маршрута в Печоро-Илычском заповеднике за ряд лет встречено 0,07—0,6 следа лисицы; в Харовском районе Вологодской области — в среднем 3,3 следа, с колебаниями в разные годы — от 1,4 до 6,2 следа; в Завидовском хозяйстве Калининской области— 1,0—7,8 следов; в Кировской области — 0,5—7,0 следов, а летом после появления молодняка 2—3 лисицы на 1000 га. В Погонно-Лосиноостровском лесничестве под Москвой на 10 км пути (середина 20-х годов) 5,8—28,3 следов, а на 1000 га учтены зимой в среднем 2,1 лисиц. В Смоленской области на 1000 га держалось 4 и местами до 10,5 лисиц..

В приенисейской тайге в середине прошлого века на 10 км пути в разные годы встречалось в среднем.0,02—0,12 следа лисицы. В Магаданской области в 1956—1959 гг. на 1000 га разных угодий приходилось 0,08—2,0 лисицы. На 10 км пути в Иркутской области и Бурятской АССР учтено 0,3—3,0 следов, а в Карагинском районе Камчатской области — 0,2—2,3 следов; в последнем на 1000 га было встречено 0,2—0,8 и более лисиц. В Ульчском районе Нижнеамурской области на J0 км маршрута попадалось 0,2 следа и на 1000 га — 1,8 лисиц. В Амурской области на 10 км пути — 0,5—3,6 следов, в Приморском крае — 2,0 следа и на 1000 га— 1 лисица.

Одна нора лисицы приходится на площадь от 290 га в подмосковных лесничествах до 2000—3000 га на юге Вологодской области и в лесах Дальнего Востока.

В степной зоне и полупустынях юго-востока европейской территории Союза плотность населения лисицы увеличивается по сравнению с тайгой в десятки раз. Особенно многочисленна лиса в степном изрезанном ландшафте Предкавказья, в Крыму, на юге Украины, в Восточных Карпатах, на правобережье Дона, в центрально-черноземной полосе, в оренбургских степях, в лесостепи и степи Алтая, Минусинской и Тувинской котловинах, а также в Южном и Восточном Забайкалье, в степях Западной Сибири и Казахстана и в полупустынях и частью пустынях Средней Азии.

В степях европейской территории Союза численность лисиц больше, чем в азиатской части СССР. На 10 км пути в среднем было встречено в степях Ставропольского края (в конце 30-х годов) 44—56 следов, в Усманском бору Воронежской области — от 1,0 до 21,8 следов. На 1000 га площади летом, вместе с лисятами в выводках, приходилось: в Броварском районе Киевской области от 0,9 до 3,8 лисиц; в Верхнехавском районе и на границе Воронежского заповедника — 3—16; в Старомарьевском районе Ставропольского края летом от 3,5 до 12,5 и зимой 10,3—16,5. В отдельных биотопах последнего района учтено до 3—5 лисиц на 100 га, а в начале и середине 40-х годов с одного места можно было наблюдать зимой по 17—20 и даже 30 лисиц, мышкующих стайками. При отсутствии промысла в течение ряда лет в Арзгирском районе Ставропольского края на 1000 га летом 1938—1,941 гг. учтено от 8,8 до 26 лисиц. В Хоперском заповеднике в конце 30-х годов на 1000 га летом размещалось от 2,3 до 3,5 выводков, зимой — 10 лисиц. В степном Ужурском районе Красноярского края на 1000 га приходилось 2,4 лисиц.

В зоне пустынь и полупустынь лисицы многочисленны во многих местах. Особенно много их в Приергенииской равнине, по междуречью Волга — Урал, на плато Устюрт, в долине Сарысу, в южном Прибалхашье, а также среди песчаных пустынь западной и южной Туркмении — на Балханах и по всей низменной части на юг до низовьев Атрека, в Марыйской и Керкинской областях и в предгорьях Копет-Дага в южной Туркмении. Сравнительно малочисленны лисицы в Бетпак-Дале, в Муюнкумах, по Сыр-Дарье.

В среднем на 10 км маршрута в Кзыл-Ординской области встречено 4,1 следа лисицы (зима 1940/1941 г.); в северных Кызылкумах и на побережье Аральского моря учтено 0,3 лисицы; в южном Устюрте — 0,3 и на северо-западе его — 1,3 зверей; в низовьях Аму-Дарьи весной встречена 1 лисица и осенью 1,5 лисиц; в б. Бельагачском районе Семипалатинской области в марте 1943 г.— 3,5 лисиц; по среднему и нижнему течению Мургаба в марте более 10 свежих следов и тропок. В пустыне Бетпак-Дала в течение нескольких дней не встречено ни одной лисицы. В южной Туркмении (Бадхыз) осенью 1935 г. из ущелья близ родника можно было поднять до 10 лисиц. В Бадхызском заповеднике в 1950—1958 гг. (при ежегодных маршрутах от 786 до 4392 км) на 100 км пути встречали по годам весной от 1,6 до 7,1 лисиц и зимой от 3,6 до 6,9 голов. В районе Тахта-Базара в 1943 г. днем зимой можно было на расстоянии выстрела видеть до 5 лисиц на 8 км пути. В междуречье Урал — Эмба на площади в 400 км² в среднем на 1000 га приходилось 0,3 выводка лисиц и корсаков. В Балхашском районе на 1000 га — 0,5 выводков; в окрестностях г. Гурьева — 2,7 выводков (23,2 лисиц); в Бадхызском заповеднике до 4-х выводков (24 лисиц).

Многочисленны лисицы в горах и юго-восточных предгорьях Кавказа и в Закавказье, в Алайских горах и в Западном Памире, на хребте Каратау и по Пянджу, в высокогорных поясах Тянь-Шаня (на «сыртах» Тянь-Шаня на высоте 3500 м над уровнем моря лисица обычна, а местами даже многочисленна), в Джунгарском Алатау, в юго-восточном Алтае и особенно в юго-западных его предгорьях.

Редки лисицы в субтропиках черноморского побережья и на юго-западных склонах Кавказа, в Восточном Памире и в лесной зоне Алтая и Саян. Отсутствует лисица в нивальной зоне и, по-видимому, в «холодной пустыне» Тянь-Шаня.

В Сарайбулагском, Айоцдзорском и Урицком хребтах в Армении на 1000 га территории весной и летом было подсчитано от 2 до 20 лисиц. В Памбакском хребте и в окрестностях г. Еревана в январе — марте встречено в среднем на 10 км пути 3,7—6,0 следов; в окрестностях г. Кировакана — 36 следов; в горах Киргизского хребта — 37,5 следов. В предгорных районах Алтая летом 1946 г., в год сравнительного обилия лисиц, на территории в 5 км² было обнаружено 5 выводков.

За исторический период численность лисиц изменялась преимущественно под влиянием деятельности человека. Так, на Камчатке в XVII в. Крашенинников застал такое изобилие лисиц, что иногда приходилось палками отбивать их от корыта, где кормили собак. Множество лисиц на Крымском полуострове отмечал Габлицль. О большом количестве лисиц на Сахалине в прошлом веке говорил А. М. Никольский. Рост населения на Камчатке, Сахалине и в других районах Дальнего Востока и Крайнего Севера сопровождался развитием промысла лисиц и сокращением их численности. В пустынях южной Туркмении (междуречье Теджена и Мургаба), где и сейчас численность лисиц очень высока, она была гораздо выше—группа охотников в зиму 1886/87 г. капканами добыла 14 тыс. лисиц, а в предыдущую зиму— 12 тыс. Но на большей части территории Союза рост населения, расширение площадей под земледелием, разреживание лесов на севере, посевы высокостебельных культур и лесопосадки в степной зоне, орошение и освоение пустынь содействовали увеличению численности лисиц.

Зоологи прошлого столетия часто отмечали малочисленность лисиц в лесостепи и степях Западной Сибири. С середины 40-х годов XX в. число лисиц начало увеличивать. Заготовки шкурок лисиц в Челябинской, Курганской, Омской, Новосибирской областях и Алтайском крае в конце 10-х и в течение 50-х годов выросли в несколько раз.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях