Битва при Каррах. Унизительный разгром римлян

Военный конфликт, известный как «Парфянский поход Красса», или «Битва при Каррах», интересен своей безрассудностью и одним из самых бесславных поражений непобедимой римской армии. Большая часть легионеров погибла, немногим удалось вернуться домой, другие были захвачены в плен и воевали в другой армии против… китайцев!

Амбиция Красса

Началось все с того, что в результате недовольства сенатом Рима Гай Юлий Цезарь, опираясь на двух не менее влиятельных людей, Гнея Помпея Великого и Марка Лициния Красса, образует тайный политический союз, известный как первый триумвират. Помпей и Красе поддерживают Цезаря, а тот через сенат обещает проводить выгодные для них законы.

Но Помпей и Цезарь уже были известны как славные полководцы, покорители Испании и Галлии, имевшие огромный авторитет в армии и в народе. Красе же был «всего лишь» одним из самых богатых людей Рима, а в военном отношении принял участие только в подавлении восстания Спартака. Конечно, ему хотелось больше славы, а главное — больше политического веса. Воля к власти вынуждала его на «маленькую победоносную войну» и повела в соседнюю с Римской империей Парфию — большое мощное государство на Ближнем Востоке.

Момент для вторжения, как казалось, был выбран удачно — в восточной стране шла гражданская война, на престол претендовали два брата — Ород и Митридат. Последний, терпя поражение, бежал в Сирию, которая в то время была частью Римской империи, и запросил помощи у римлян. Но сирийский проконсул Габиний на тот момент реально помочь ничем не мог, хотя словами моральной поддержки приободрил Митридата. Тогда тот решает действовать самостоятельно и, при поддержке эллинистического населения Междуречья (оно осталось там со времен Александра Македонского), захватил парфийские города Селевкия и Вавилон. Помогать одним за все хорошее, против других плохих — наглядное воплощение римского же принципа «разделяй и властвуй». Поэтому помощь «своему» Митридату стала формальным поводом для вторжения Красса в Парфию. С этим предложением «любви и дружбы» он отправился туда вместе с 40-тысячной армией.

Временные успехи

С самого начала поход пошел неудачно. В декабре 55 года до н. э. Красе с армией прибыл на юг Италии, чтобы оттуда по воде отправиться на войну. В это время море неспокойно, но ждать хорошей погоды амбициозный полководец не захотел. В результате в штормах он потерял несколько судов. Хотя, справедливости ради, в начале кампании удача Крассу все-таки улыбалась. Летом 54 года до н. э. он вошел в земли Парфянского царства, овладел несколькими греческими городами и даже сумел разбить местного наместника Силлака. К концу лета он уже захватил всю северную Месопотамию. Но на этом успехи закончились. Вскоре «правильные» проримские парфяне потерпели поражение. Ород штурмом взял Селевкию, казнил братца Митридата и сильно остудил желания его сторонников стать ближе к западной цивилизации. Но вместо того, чтобы попытаться воспользоваться неразберихой и блицкригом разбить Орода, Красе с наступлением холодов решает вернуться на зимовку в Сирию.

Читать:  Жанна д'Арк - была ли сожжена Орлеанская дева?

Самоуверенности римскому полководцу было не занимать. Он не только позволил парфянам собраться с силами, но и отверг их предложение о мире, когда к нему прибыло посольство от Орода. Не воспользовался Красе и предложением помощи от союзной Армении. Вместо боеспособных армян полководец заключил странный союз с арабским князьком Абгаром, который впоследствии не очень-то ему помог. Видимо, Красе посчитал, что имеющихся сил достаточно. Он пополнил свою армию галльской конницей, приведенной его сыном Публием, а также легкой пехотой, брод же собрал большое войско, значительная часть которого состояла из тяжеловооруженных конных стрелков и копейщиков.

Непродуманная война

Весной 53 года до н. э. приготовления обеих сторон завершились, войска готовились выступить друг против друга. В конце апреля Красе перешел реку Евфрат с семью легионами, четырьмя тысячами всадников и четырьмя тысячами легкой пехоты — всего примерно 42—45 тысяч человек. Сначала они двигались вдоль реки, но из-за появившейся на фланге парфянской конницы Красе приказал свернуть на восток в направлении неприятеля. Вспыльчивый арабский князек Абгар всячески подбадривал честолюбивого Красса, уверяя того, что варвары, то есть парфяне, совершенно не смогут противостоять римским легионам.

Началось изматывающее преследование через пустынные степи, которое продлилось несколько дней. Армия Красса, вместе с обозом, растянулась на 21 километр. За это время воины сильно вымотались и начали терять мужество. Но ободрить их было нечем. 9 мая парфянская конница стала атаковать части римлян, находившихся в авангарде. Те были вынуждены отступить к основным силам. Красе изначально велел войскам построиться в единую колонну, как ему посоветовал находившийся под его началом Гай Кассий Лонгин — тот самый, который потом вместе с Брутом предаст Цезаря. Но Красе Кассия не послушал и вскоре перестроил войска в каре. Выглядело это следующим образом: фланги каре построились в колонны по 8 когорт каждая, головную и тыловую группы войск составили 12 когорт, конница и легкая пехота распределились в интервалах между когортами в качестве частей поддержки.

В таком строю римляне дошли до маленькой речки Белисса. Военачальники предлагали своему полководцу разбить здесь лагерь, дать воинам отдохнуть и заодно провести разведку частей парфян. Но на Красса имели влияние горячие головы из его ближайшего окружения — в данном случае его сын со своими всадниками. Они всячески подталкивали того начать атаку незамедлительно. Послушавшись сына, Красе совершил еще ряд ошибок — например, повел воинов не спокойным шагом, как полагалось перед боем, а довольно быстрым и без передышек. Также, не осуществив разведку, римляне не могли адекватно оценить численность парфян, поскольку те заслонили передовым отрядом свои основные силы.

Полное поражение

А дальше грянула беспощадная битва. Парфянская конница пошла в атаку. Не сумев оттеснить первые ряды римлян, всадники сделали вид, будто рассеянно отступают, а сами незаметно окружали римское каре. В конце концов Красе, заметив это, приказал легковооруженным воинам идти в атаку, но тех тут же встретил град вражеских стрел. Солдаты в смятении бросились назад к основным силам, начав панику в римском войске. В этот момент парфяне приступили к обстрелу римлян со всех сторон. Положение стало критичным. Стрелы у парфян не кончались. Попытки римлян прорываться в атаки не удавались — маневренная конница врага тут же отходила назад. Легендарные прямоугольные щиты римлян scuta тоже не помогли. Во-первых, дело в том, что один из самых известных римских маневров-построений testudo, то есть черепаха, когда воины держат щиты и над головой, будет усовершенствован только через несколько лет Марком Антонием. В битве при Каррах солдаты щиты сомкнули, но не сверху, так что стрелы просто перелетали их по баллистической траектории, беспощадно разя римлян. Во-вторых, парфяне также использовали стрелы с бронебойными наконечниками, пробивавшие римские щиты.

Читать:  Тайны старой Шотландии - пикты и скотты

Публий со своими всадниками, лучниками и восемью когортами тяжеловооруженных воинов предпринял попытку атаковать части неприятеля. Но парфяне снова перехитрили римлян. Позволив себя преследовать, они, выманив отряд Публия, повернулись против него. Римляне рассчитывали на рукопашную схватку, но ушлые парфяне и не думали сразу бросаться в бой. Выстроив в боевой порядок тяжелую конницу, остальную они пустили скакать вокруг Публия. Копыта лошадей подняли такую пыль, что римляне не могли ничего видеть. А потом, вновь с помощью стрел, началось добивание. Из 5800 римских воинов 500 было взято в плен, все остальные убиты, в том числе и Публий. Ему отрезали голову.

С наступлением вечера парфяне отошли подальше от врага. Римляне же буквально драпали с поля боя, оставив там 4000 своих раненых солдат, которых на следующий день добили враги. Отступление в город Карры проходило неорганизованно, поскольку Красе находился в невменяемом состоянии и не был способен даже отдать приказ. Четыре римских когорты вскоре отстали от своих, сбились с дороги и были уничтожены парфянами.

О длительной обороне Карр не могло быть и речи — силы были не равны, и в городе не было достаточно продовольствия. Красе решил продолжить отступление, ведомый местным проводником Андромахом. Но Кассий и еще несколько сотен воинов, не доверяя ему, решили выбираться самостоятельно — и не зря! Андромах предал римлян, позволив парфянам их догнать и окружить. Согласившись на переговоры, Красе отправился в стан врага, но неожиданно (а может, и спланированно) началась суматоха, в которой полководец был убит. Парфяне, зная ненасытную жажду к богатству Красса, издевались над его уже мертвым телом, заливая ему в рот расплавленное золото. Рим вынужден был заключить перемирие с Парфянским царством. Оставшиеся в живых воины Красса были пленены, часть сбежала, и лишь немногие смогли добраться до дома. Но конец ли это всей истории?

Римляне воевали с китайцами?

Известно, что в плену у парфян оказалось примерно 10000 легионеров. Какова же была их дальнейшая судьба? В римских хрониках говорится, что парфянский царь приказал перевезти их за две тысячи километров на противоположный конец своей империи. Многие умерли во время долгого и тяжелого путешествия, но выживших поселили как наемников в провинции Маргиана на восточной границе Парфии. На этом достоверные сведения обрываются.

Читать:  Новая Москва в Абиссинии - русская колония в Африке

В XX веке известный британский китаист Гомер Дабе обратил внимание на странную фразу, замеченную им в китайском источнике времен империи Хань (206 г. до н. э. — 220 г. н. э.). Но имеет смысл обрисовать и контекст, в котором она была произнесена. Империя Хань опасалась усиления любых варваров у своих границ, поэтому все земли, которые считала в сфере своего влияния, старалась держать под контролем. В 36 году до н. э. помощник наместника западных пограничных районов (Китайский Туркестан) Чэнь Тан совершил экспедицию в Согдиану против гунна Шаньюй Шиши (Чжи Чжи) — он претендовал на титул верховного вождя гуннов. Китайские войска успешно совершили длительный поход к столице Шиши, которую довольно быстро взяли штурмом.

Чэнь Тан составил отчет о мероприятии, и вот в нем есть необычное замечание о том, что при начале штурма около города Шипга было «более ста пехотинцев, выстроенных в линию с каждой стороны ворот и построенных в виде рыбьей чешуи». Подобный маневр «рыбьей чешуей» весьма непрост для выполнения, он требует одновременного действия со стороны всей группы, а также высокой дисциплинированности, какая возможна только в профессиональной армии, которой гунны точно не обладали. Из этого факта Дабе сделал предположение, что загадочные солдаты — это остатки тех самых потерянных легионеров Красса! Ученый писал так: «Линия римских щитов, протягивающаяся непрерывной цепочкой вдоль фронта пехотинцев, будет напоминать «рыбью чешую» тому, кто раньше никогда не видел подобного построения, в особенности из-за того, что щиты имели скругленную поверхность. Трудно придумать более удачный термин для описания». Возможно, парфянский царь продал некоторых своих легионеров правителю соседней Согдианы, который был патроном Шиши, а может быть, некоторые римляне смогли бежать и продолжили свой путь на Восток как «солдаты удачи».

Как бы то ни было, но загадочные пехотинцы славы не сыскали — китайцы быстро разбили их при помощи усовершенствованных луков-самострелов. Но Дабе сделал еще одно смелое предположение — легионеры, захваченные в плен китайцами, могли продолжить службу уже во славу Поднебесной! Но это совсем другая история…

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о