Битва при Кадеше — кровавая ничья

Люди издревле воевали друг с другом, а прославлять победы своих владык стали вскоре после изобретения письменности. Но прошли тысячелетия, прежде чем о состоявшемся сражении написали одновременно обе стороны конфликта, — причём каждая из них присвоила победу себе.

Амбиции фараона

Первой такой битвой стало сражение у города Кадеш, произошедшее почти 3300 лет назад. В нём сошлись две громадные по тем временам армии египтян и хеттов, потерявшие множество бойцов, но не добившиеся очевидного успеха.

Впрочем, давайте по порядку. На дворе начало XIII века до нашей эры, и в Египте правит молодой фараон Рамсес II. Его страна, всё ещё могущественная, остаётся одной из главных сил на Ближнем Востоке, но уже не является неоспоримой сверхдержавой Древнего мира. Контроль над восточным Средиземноморьем, землями, где сегодня находятся Израиль, Ливан, Сирия и территории нескольких других государств, ослаб. Влияние фараонов в регионе стала оспаривать держава хеттов — государство, возникшее на территории современной Турции и к XIII веку до нашей эры превратившееся в обширную империю.

Со смертью отца Рамсеса, Сети I, имевшего славу умелого полководца, хетты активизировали свою деятельность. Несколько городов на территории современной Сирии решили отделиться от Египта и перейти в подданство северных соседей. Крупнейшим из их числа стал город Кадеш в бассейне реке Оронт. Это вызвало беспокойство нового фараона: хотя сегодня Кадеш является небольшим заштатным поселением в Сирии, недалеко от ливанской границы, в те времена это был крупный, влиятельный город, примеру которого могли последовать многие. Кроме того, он занимал стратегически важную позицию, контроль над которой открывал возможность для вторжения войск с севера на юг — в случае, если соседи вознамерятся ускорить установление своей власти над регионом.

Амбициозный Рамсес II, желавший сравниться славой с величайшими правителями прошлого, не мог спокойно смотреть на то, как земли утекают из его рук. Кроме того, их потеря ударила бы и по экономике страны фараонов: восточное Средиземноморье давало хорошие доходы с торговли и служило источником высококачественной древесины, дефицитной в долине Нила. Немедленно пойти в поход на север ему помешало лишь то, что в первые несколько лет правления фараону было не до Ханаана, как называли регион в то время, — вспыхнуло восстание в Нубии, а побережье тревожили «народы моря». Лишь разобравшись с этими угрозами, дело дошло до северных провинций Египта.

Рамсес подошел к делу ответственно. Начались постоянные учения в армии, проводились марш-броски, лучников заставляли упражняться, копейщиков тренировали действовать в едином строю. Огромное внимание уделялось содержанию лошадей, которым предстояло тянуть в бои колесницы, одну из главных ударных сил египетского войска. Конюхов наказывали за малейшую небрежность в содержании животных.

Читать:  Первопроходцы русского Дальнего востока

За год до полномасштабного наступления к Кадешу фараон совершил военную экспедицию в регион, возвратив власть Египта над городом Амурру, проверив настроения подданных и заодно разведав наиболее подходящие пути для наступления на север. На побережье Средиземного моря была построена морская база, которая должна была стать опорой для египетского флота в регионе, позволив ему беспрепятственно снабжать войско в предстоящем походе.

Наконец, на пятый год пребывания на престоле, фараон выступил в сторону Кадеша. Под его началом собралось порядка двадцати тысяч человек и около полутора тысяч колесниц. В те времена колесницы были одним из самых грозных родов войск. Быстрые и манёвренные, они перемещались по полю боя, в то время как находившиеся на них лучники вели беспрестанный огонь. В случае чего с колесниц можно было спешиться и вступить в рукопашный бой — но всё же основная их сила была в мобильности и способности нанести молниеносный удар в неожиданном для врага месте. Тактически войско было разделено на четыре корпуса, названных именами египетских богов: Амон, Ра, Птах и Первым из них командовал лично Рамсес, остальные поручил доверенным военачальникам. Армия двинулась вдоль берега Средиземного моря, снабжаемая флотом, а затем повернула вглубь современной Сирии, выйдя в долину реки Оронт.

Хитрость Myваталли

Царь хеттов, Муваталли II, был прекрасно осведомлён о происходящем. Ещё первый поход Рамсеса в Ханаан дал ему понять, куда будет нацелен следующий удар, и без дела правитель сидеть не хотел. Он занялся укреплением Кадета и других городов, перешедших под его власть, а также подготовкой собственного войска. В результате Муваталли II удалось собрать ещё более внушительную армию, чем его сопернику, — тридцать тысяч воинов при трёх тысячах колесниц. Более того, в некоторых аспектах хетты превосходили египтян технологически. Их колесницы имели новую конструкцию, с осью, размещённой посередине, что давало возможность разместить на боевой платформе сразу трёх человек, в отличие от двух у египтян. А ещё часть хеттских воинов была вооружена железным оружием, в то время как египтяне продолжали поголовно использовать бронзу.

Несмотря на столь явное преимущество в численности, Муваталли II, по-видимому, опасался тягаться с Рамсесом, который уже за первые несколько лет правления зарекомендовал себя достойным наследником славы великих фараонов-воителей прошлого. Хеттский царь планировал разгромить египтян наверняка и потому применил военную хитрость.

Египетские разведчики, шедшие впереди войска, захватили в плен двух мужчин, принадлежавших к племени кочевников, странствовавших по пустыням и заходивших в Ханаан для торговли. Они объявили себя перебежчиками, посланными к фараону вождями своих племён, не пожелавших воевать за хеттов. По их сведениям, войско Муваталли находилось в районе города Тунип, на расстоянии более полутора сотен километров от Кадеша. Рамсес поверил в это, не зная, что стал жертвой обмана лазутчиков, подосланных к нему хеттским правителем.

Читать:  Заговор против Хрущева - как свергали «Кукурузника»

Этот первый зафиксированный документально случай дезинформации во время войны приводит к тому, что фараон решает попробовать занять город до подхода противника, что дало бы ему несомненное преимущество в ходе предстоящего столкновения. Вместе с корпусом Амон правитель долины Нила ускоренным маршем отправляется впереди основного войска, опрометчиво не озаботившись проверкой сведений от «перебежчиков». Желая охватить город с нескольких сторон, Рамсес приказал разбить лагерь Амона к северо-западу от города. Лошади были выпряжены из боевых колесниц и находились у коновязей. Остальные три корпуса египтян, считая, что враг далеко, также потеряли бдительность и растянулись на марше. Связь между ними была нарушена.

Именно этого ждал Муваталли, войска которого на самом деле уже находились в засаде. Пока Рамсес на всех парах мчался вперёд, хеттский царь обошел Кадеш с другой стороны, форсировал реку и внезапно обрушился колесницами на корпус Ра. Египтяне, уставшие после длительного перехода по засушливой местности и не ожидавшие появления врагов, не смогли оказать достойного сопротивления. Порядки Ра были быстро сломлены, после чего началось форменное избиение. Большая часть бойцов погибла, остатки злосчастного корпуса бежали в сторону лагеря фараона, известив его о том, что он попал в ловушку.

Следующий удар хеттов был нанесён по лагерю Амона. На сей раз египтяне были подготовлены лучше и храбро встретили врага. Рамсес лично сражался плечом к плечу со своими воинами, впоследствии египетская пропаганда, восхваляя фараона, приписала в его заслуги гибель сотен вражеских солдат — безусловное преувеличение, которое, впрочем, не может умалить доблесть фараона. Рискуя оказаться в окружении, он со своими людьми предпринял удачную попытку прорыва, перейдя в контратаку в направлении берега реки, где были более слабые хеттские отряды. Успеху отчаянного натиска египтян способствовало и то, что их противники, заранее упиваясь победой, принялись грабить лагерь фараона.

Перелом в сражении

В этот самый момент к полю битвы подошел ещё один египетский отряд — Сет. С ходу ударив по грабившим лагерь хеттам, египтяне разметали их и, соединившись с Амоном, вслед за Рамсесом перешли в наступление. И тут фараон смог проявить свои таланты в полной мере. Комбинируя колесницы, чья лёгкость на пересечённой местности оказалась для египтян преимуществом, и действия пехоты, вооруженной копьями, имевший несравненно более малые силы фараон сорвал разработанный Муваталли план битвы.

Положение для хеттов стало критическим, когда им в спину ударил последний из корпусов египетской армии — Птах. Значительная часть хеттского войска оказалась теперь зажата в тисках, и ход битвы перевернулся буквально на глазах. Теперь уже египтяне начали избиение противника, мстя за погибших товарищей. Хетты пытались отойти за реку, но из-за хаотичного отступления колесницы сталкивались друге другом, давили людей, в то время как египтяне поливали противника из луков.

Читать:  Кто убил Рудольфа Гесса

Видя гибель своих людей в бою, Муваталли послал на выручку им дополнительные отряды. Ситуация выровнялась, и хетты смогли организованно отойти за реку, укрывшись в стенах Кадеша. Ринуться в погоню Рамсес не рискнул — он потерял слишком много людей. В итоге к наступлению ночи два войска встали напротив друг друга, разделённые водой и стенами. И египтяне, и хетты понесли столь серьёзные потери, что никакого желания продолжать сражение у них не было. С наступлением нового дня Рамсес II и Муваталли II вступили в переговоры, результатом которого стало перемирие с сохранением статус-кво.

Вернувшись домой, оба правителя поспешили возвестить о своей победе и создать памятные стелы и надписи. Особенно в этом преуспел Рамсес II, которому вообще не чужда была мысль о важности пропаганды. Этот факт тоже является одной из любопытных вещей, выделяющих битву при Кадете из числа прочих столкновений. Однако сегодня историки сходятся во мнении, что то давнее сражение закончилось хрестоматийной ничьей. Хеттам удалось сохранить целостность своих территорий, однако и египтяне усилили присутствие в Ханаане, повысили свой моральный дух, умудрившись свести к ничьей, казалось бы, проигранное сражение. А кроме того, Рамсес II, столкнувшись с железным оружием, начал постепенное перевооружение собственной армии.

Война с хеттами продолжалась с переменным успехом ещё более полутора десятилетий. Рамсес II в итоге расширил границы своего государства, захватив в том числе злополучный Кадеш. Однако нанести окончательное поражение северным соседям он так и не смог.

В конце концов фараон заключил с новым хеттским царём, Хаттусили, официальный мирный договор, составленный на трёх языках — египетском, хеттском и аккадском, игравшем в те времена роль международного. Окончательно устанавливались границы между странами, их правители породнились, после того как фараон женился на дочери правителя державы хеттов. В регионе наконец наступило затишье, две враждовавшие страны развернули масштабную торговлю, получив возможность убедиться, что худой мир лучше доброй ссоры.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о