Битва при Гастингсе: решающее сражение за Туманный Альбион

Битва при Гастингсе 1066 года навсегда изменила историю непокорного острова Великобритания. Это последний в истории случай успешного захвата английской земли, не повторенный больше никем и установивший там новую правящую династию. И хотя захватчиками были норманны, они быстро «переварились» с близкими по крови англосаксами, и теперь об их присутствии на острове напоминают только некоторые слова в английском языке.

Воины в поисках земли

Эпоха раннего Средневековья была насыщена военными событиями. На осколках Западной римской империи стихийно возникали новые государства, народы переселялись, захватывая и покоряя друг друга. В это время свою порцию славы получили жители Скандинавии — Норвегии, Швеции и Дании, которых у нас называли варягами, а в Европе — викингами или норманнами. В какой-то момент имевшихся ресурсов в перенаселенном регионе стало не хватать, и это стало поводом для многочисленных походов и завоеваний викингов.

Современная французская провинция Нормандия, всемирно известная по высадке союзного десанта в 1944 году, — это прибрежный участок на севере страны, на котором во времена миграций викингов осели и закрепились норманны. Впоследствии они присягнули франкам, приняли их традиции и язык, в общем, стали органичной частью Франции. Но успели они сделать еще одно дело — захватить Англию. Хотя французами, точнее франками, норманны по крови не были, те до сих пор пеняют англичанам на столь интересное событие в истории. Стоит напомнить, что Британские острова оказались лакомым куском для очень многих завоевателей: в середине V века, как только с них отбыли последние легионы распадавшейся Римской империи, туда начали волнами переселяться германские племена англов, саксов и ютов с побережья Северного моря и Ютландии. За пару веков они там как следует обосновались, образовав несколько королевств (впоследствии графств), и медленно, но все-таки начали понимать важность объединения в единое государство.

Война престолов

Свои отношения с Англией норманны завязали еще в X веке, когда начали служить королям англосаксов по их приглашению. В середине XI века герцогом Нормандии стал Вильгельм, которого впоследствии назовут Завоевателем. Он воплотил в себе типичные черты норманна. Герцог был богатырского сложения и силы, так что никто кроме него не мог натянуть его лук. Он считался лучшим бойцом в собственном войске. И одновременно был искусным полководцем: хладнокровным, осмотрительным, смелым. Пикантное обстоятельство его жизни состояло в том, что он был незаконнорожденным сыном герцога Нормандии. Но это лишь закалило его характер.

В свою очередь умерший за пару лет до завоевания бездетный король Англии Эдуард Исповедник завещал престол Вильгельму, который приходился ему троюродным племянником. Для местной знати это стало большой неожиданностью. Многие полагали, что король назовет наследником брата своей жены Гарольда, графа Уэссекса. Это был храбрый и опытный воин, сильный человек, вполне способный к большой государственной деятельности. Вильгельм же, будучи внебрачным сыном нормандского герцога, не обладал, по понятиям средневекового общества, столь же полными правами, как наследники, рожденные в браке.

Читать:  Княжна Тараканова - две узницы Екатерины

И англосаксонская знать на острове все-таки предпочла избрать монархом Гарольда Годвинсона. Мы упоминали о нем в одном из недавних номеров, когда писали про личность короля Норвегии Харальда Сурового. Тот тоже вознамерился покорить Туманный Альбион, собрав большой флот и даже имея локальные успехи в Англии, однако был наголову бит Гарольдом при Стэмфорд Бридж и сам погиб в бою. Но не успели англосаксы выдохнуть, как тут же с юга возникла новая угроза.

Продуманный план

Обиженный на несправедливое перераспределение власти Вильгельм собрал войско из своих верных вассалов, а также добровольцев и наемников со всей Франции и даже из заграницы. Армия короля Гарольда спешила им навстречу буквально с предыдущего поля боя. Естественно, это сказалось на физическом и моральном состоянии его войска — солдаты просто устали. Другой важный момент — армия Вильгельма была лучше экипирована. Значительную ее часть составляли конные рыцари в тяжелых доспехах, в то время как у Гарольда были в основном пешие ополченцы из крестьян. К тому же, хоть это трудно сейчас представить, уровень развития Англии того времени почти по всем параметрам значительно уступал континентальной Европе. Достаточно сказать, что в армии Гарольда почти не было лучников, не говоря уже об арбалетчиках.

Вильгельм же к походу хорошо подготовился. Вероятно, предвидя борьбу за власть, он обратился к папе римскому, спрашивая его, кто же из них — он или Гарольд — имеет право стать королем, если король Эдуард завещал корону ему. Папа издал буллу, в которой объявлял Гарольда незаконным королем, а Вильгельма благословлял на борьбу. Вместе с буллой ему было прислано из Рима освященное знамя и дорогое кольцо, под алмазный камень которого была помещена драгоценная реликвия — волос самого апостола Петра, основателя римской церкви.

Поддержка папы означала, что с норманнами сам Господь, а с ним и все прогрессивное человечество. После этого Вильгельм рассылает приглашения к своим вассалам. В Нормандии каждый крупный феодал был обязан, в случае призыва, предоставить королю определенное число рыцарей — чаще всего от 20 до 30 — для несения службы в течение 40 дней в году. Правда, распространялось это правило только в пределах Нормандии. Поэтому убедить баронов дать людей для опасного заморского похода, исход которого не был очевиден, было не так-то просто. Вильгельму пришлось обещать им достойное вознаграждение, английские земли и право собственности на завоеванную добычу. То есть он пообещал им все, чего у него не было. Правда, забегая вперед, скажем, что все обещания он сдержал. Более того, Вильгельм упросил знатных лиц, купцов и духовенство снарядить корабли или дать деньги на экспедицию. Все пожертвования он записывал в особый список. Этот документ сохранился. Среди имен есть, например, граф д’Эвре, который построил на свои деньги больше 80 кораблей, или Роже де Монтгомери, который снарядил 60. Это были устойчивые лодки-баркасы с одним парусом.

Читать:  Новая Москва в Абиссинии - русская колония в Африке

Решающее сражение

Сборным местом было объявлено устье реки Дивы, откуда было удобнее всего переправляться через Ла-Манш. Исследователи считают, что было от 400 до 700 кораблей, на которые погрузили 3 тысячи лошадей и 7 тысяч человек, из них половина рыцарей, половина — пехотинцев. 27 сентября 1066 года все корабли двинулись в море. Высадившись в Англии, Вильгельм пошел по старой римской дороге к городку Гастингсу, где его воины начали расставлять палатки, шатры и укрепляться лагерем.

Гарольд, спешив разобраться с норманнами так же быстро, как с Харальдом Суровым, вывел свое войско на холм, расположившись в 7 километрах от лагеря Вильгельма. Он понимал, что такой естественный ландшафт сыграет ему на руку. Место имело еще и то преимущество, что сзади были довольно крутые косогоры, а посредине — узкая лощина, которая вела в лес. В случае поражения воины Гарольда могли спуститься с косогоров и бежать в лес, и всадникам норманнов было бы не так просто их преследовать. На центральной части холма находился он сам и лучшие воины. Ему удалось сформировать знаменитую саксонскую «щитовую стену» — военный строй, при котором сражающиеся занимали круговую оборону, стоя плечом к плечу и плотно сомкнув щиты. В центре этой стены стояли примерно 2 тысячи отборных воинов и телохранителей Гарольда и находились два знамени-штандарта.

14 октября в 9 часов утра норманны двинулись на первый приступ. Они наступали на холм широким фронтом, имея все три вида воинов: конных, копейщиков и стрелков. На первой линии выступали лучники и арбалетчики, в следующей — тяжеловооруженная пехота, а за ней — конные рыцари. Вильгельм находился в центре. Однако преимущество позиции англосаксов было так велико, а сила конных норманнов так ослаблялась склонами, что воины Гарольда держались невероятно стойко, отбиваясь топорами и копьями. Никто не отступил. Вильгельм и его сподвижники приступили ко второй атаке, которая оказалась еще ожесточенней, но вновь была отбита благодаря все тем же преимуществам. Для третьей атаки Вильгельмом был придуман хитрый план: выманить врагов из-за укрепления и обрушиться на них со всех сторон. Как сообщают хронисты, опять вся масса войска норманнов ударила на ограду, и, после краткого боя, левое крыло, как было задумано Вильгельмом, сильно отошло назад. Воины Гарольда не удержались. Увлеченные успехом, они бросились за врагом. Мгновенно часть норманнского войска окружила их внизу, а другая понеслась наверх и прорвалась за оставленную без защиты ограду.

Читать:  Удар из-под земли. Как использование подкопов вывело тактику осад на новый уровень

На холме, где был Гарольд, закипел страшный бой. Без передышки воины продолжали храбро сражаться почти целый день, и все уже начинали уставать. Тогда Вильгельм придумал новую хитрость: он велел своим воинам пустить стрелы вверх, чтобы их град обрушился на англосаксов с неба, щербил шлемы, ранил головы, шеи, руки. Чья-то стрела попала прямо в лицо самого Гарольда, и он свалился к подножию своего знамени.

Сила англосаксов состояла в обороне, но лишь ею одной нельзя выиграть сражения. Воины Гарольда должны были перейти в наступление, но на это у них не хватило сил. Сражение было проиграно. Тем не менее бой продолжался; обезглавленные воины Гарольда бились поодиночке. Никто не побежал, не запросил пощады, и все до одного были изрублены мечами рыцарей Вильгельма. Они и в темноте преследовали своих противников. Только глубокая ночь положила конец бойне.

Самого главного Вильгельм добился: через четыре месяца, 25 декабря 1066 года, в день Рождества была проведена его коронация. Вильгельм превратился в законного короля Англии. Его верные вассалы были щедро вознаграждены. Так начался новый, норманнский период в истории Туманного Альбиона.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о