Ареал северного оленя — Мир Знаний

Ареал северного оленя

Арктическая и таежная зоны Старого и Нового Света. Ареал в СССР составляет, вероятно, около двух третей ареала вида и занимает большую часть территории СССР.

Очертания ареала северного оленя за историческое время менялись очень сильно. Особенно это относится к южной границе ареала. В целом ареал вес время сокращался, и южная граница его отступала к северу. Особенно резко и быстро этот процесс шел и идет в Западной Европе и в европейской части СССР.

Вместе с тем, материалов, которые позволили бы проследить изменение ареала за историческое время до его настоящего состояния, очень мало. Применительно к европейской части Союза имеются отдельные данные за XVIII в., некоторое количество сведений за XIX в. и частью за наше столетие. Это дает возможность очертить восстановленную южную границу ареала только за новейшее время. В более отдаленные времена ареал в европейской части Союза простирался на юг, конечно, дальше, чем в XIX в. Однако, если судить по характеру ландшафтов и по биологическим особенностям зверя, особенно далеко на юг граница в целом не выдвигалась.

Установление точной границы ареала затрудняется еще и тем, что у северного оленя, по-видимому, имеются довольно длительные, исчисляемые несколькими десятилетиями, естественные пульсации ареала, подобные тем, которые отмечены для лося. Наконец, как применительно ко многим крупным зверям, истинная граница подчас не может быть установлена с-точностью потому, что часто случаются заходы за границу ареала, особенно в периоды расширения его. При отступании границы на прежде занятой территории могут оставаться отдельные «острова» обитания небольших групп животных.

Европейская часть СССР и Урал

Приводимая, ниже южная восстановленная граница ареала относится ко второй половине XIX в. вплоть до конца 90-х годов, частью к более ранним десятилетиям этого века. Ее можно условно обозначить как границу к 1900 г. Она показывает некоторое продвижение границы на юг, имевшее место во второй половине века. Периферические точки частью указывают не только постоянное обитание, но и заходы.

В указанное время южная граница ареала в европейской части СССР начиналась у юго-западного берега Ладожского озера. На Карельском перешейке северного оленя, вероятно, не было; он мог проникать сюда только в северную часть перешейка, у северо-западного берега озера. От Ладожского озера граница шла к Ильмень-озеру (северное побережье), а от него на озеро Селигер к Осташкову. Далее она направлялась еще немного на юго-восток, захватывая район г. Старицы (около 56° 30′; б. Старицкий уезд) и район г. Калинина. Отсюда линия шла южнее Углича (57°) и через северо-восточную часть Московской области (видимо, леса к северу от Загорска) выходила к Александрову (известно обитание и у Плещеева, иначе Переславского, озера).

Далее на восток линия границы не вполне ясным путем через Владимирские леса шла на реку Лух (видимо, на ее низовье — Заклязьменский бор), впадающую в Клязьму немного ниже Вязников. На протяжении от Старицы граница, таким образом, шла в общем между 57° и 56°, скорее ближе к 56°. Весьма вероятно, что в некоторых местах она шла по 56° и даже переходила за него (Муромские леса). Однако прямых указаний на это нет, хотя границу по 56° некоторые авторы отмечают и здесь, и восточнее.

Восточнее устья Оки граница шла некоторое расстояние по левому берегу Волги, а затем, не доходя до устья Керженца или где-то против Керженца, переходила на правый берег и, спускаясь к юго-востоку (или к югу), охватывала район Княгинина (около 50 км прямо к югу от устья Керженца) и далее леса в районе Курмыша на Суре (б. Курмыщский уезд) и лежащую восточнее область Буинска на Свияге (б. Буинский уезд). Граница спускается здесь до 55° или немного даже южнее. Это самая южная точка обитания вида в европейской части (не считая Урала).

От Буинска граница снова переходила на левый берег Волги где-то южнее устья Камы и захватывала область Черемшана (Черемшанский лес в б. Спасском кантоне). Далее она, по-видимому, несколько поднималась к северо-востоку и, занимая районы Мамадыша и Елабуги, шла по Каме до устья Белой. Отсюда линия границы шла на юг по Уральским предгорьям,, не переходя на запад Белую, однако почти доходя до Уфы или проходя очень близко от нее (55°). На юг по Уралу ареал простирался до 51° 45′ и подходил близко к Оренбургу.

Весьма возможно, что в более отдаленные столетия исторического времени ареал местами, например, на западе лесной зоны, простирался на юг дальше, чем описано выше, однако надежных данных об этом почти нет. Кроме того, характер ландшафтов южнее и сами экологические свойства вида таковы, что обитания его далеко к югу предполагать не приходится. Во всяком случае, в лесостепной зоне его не было или он встречался лишь по отдельным ограниченным участкам ее северной части, как названные выше места в области, прилежащей к низовьям Суры, и на Южном Урале.

В литературе неоднократно встречаются указания на прежнее обитание северного оленя в б. Хенгилейском уезде на 54° с. ш., в области истоков Суры на 53°, у Дубовки на Волге (несколько выше Сталинграда на 49° 03′) и даже на Куме и на 46°. Эти данные, к сожалению, без анализа первоисточников (Богданов, 1871 — Сенгилейский уезд, Сура; Паллас, 1776 — Дубовка, Кума), переносятся из одной работы в другую и, в сущности, дезориентируют. Все они, за одним, по-видимому, исключением, должны быть изъяты из числа свидетельств, указывающих на распространение северного оленя в историческое время. У Измайловки в Сенгилейском уезде рога северных оленей вымываются из обнажений, содержащих также кости носорогов и рога эти «окаменелые». Обитание у Дубовки в прошлом Паллас лишь предполагает. Здесь имеется ручей под названием «Олений» и из берегов этого ручья вымываются рога северного оленя. В области между Волгой и Доном на этих широтах, уже в середине XVIII в. чисто степной, в прошлом были леса, в которых могли жить олени. По самому Оленьему ручью лес был еще и при Палласе. Наконец, довод в пользу возможности обитания оленя у Дубовки Паллас видел в том, что, по его мнению, северный олень в его время водился на Кавказе и на север доходил до реки Кумы.

Для сведений о распространении оленя до 46°наюг, очевидно, дали основания данные Палласа о Куме, хотя сам Паллас прямого указания на 46° не приводит (Кума, к тому же, лежит на 45°). Иногда данные о 46° приводятся без указания на область или даже относятся к Уралу, что уже совсем непонятно, так как 46° идет через северную часть Каспийского моря, Мангышлак и Аральское море. Единственным заслуживающим внимания указанием из перечисленных выше остается указание на область истоков Суры на 53°. Здесь северные олени, по-видимому, существовали в XVII, может быть, еще до начала XVIII в. Бассейн Суры еще в нашем веке был богат лесами, тем более они были развиты в прошлом. Эти леса, широким мысом спускавшиеся к югу даже южнее истоков Суры, были непосредственно связаны с северными заволжскими лесами.

Очерченная выше линия южной границы ареала северного оленя в европейской части СССР указывает максимальное простирание его на юг за обозримое время. Как сказано выше, она представляет собой результат известного расширения ареала за вторую половину XIX в. Около 1850 г. граница постоянного пребывания оленя на северо-западе начиналась на восточном берегу Ладожского озера где-то севернее Олонца, пересекала Свирь недалеко от устья и направлялась далее к югу несколько восточнее Волхова. Не доходя до Ильмень-озера, она сворачивала на юго-восток, пересекала Мету в ее низовьях, а затем в верховьях где-то в области Вышнего Волочка. Отсюда, перейдя истоки Мологи и превратившись в южную границу ареала, она направлялась приблизительно через современное Рыбинское водохранилище на восток, пересекая реку Кострому несколько севернее Буя, а затем, несколько склоняясь к югу, пересекала Ветлугу примерно под 57° 30′. От Ветлуги граница шла на Вятку, пересекая ее в районе Малмыжа, и выходила на Каму на 56° — немного выше устья Белой. Отсюда линия границы направлялась на р. Уфу, переходила ее приблизительно на широте 55°30′ и уходила в горы. Узкой полосой по более высоким внутренним частям хребта ареал спускался далеко на юг, достигая приблизительно 52° с. ш.

Сравнительно с описанной линией, очерченная выше граница продвинулась к югу на расстояние от нескольких десятков до 100 и даже 250 км (средне-русские области). В действительности, разница, однако, вероятно не столь резка, так как линия 1850 г. имеет в виду границу, как сказано, постоянного пребывания. Причины этого расширения ареала неясны. Оно (как и у лося в то же время) произошло, несмотря на усиление отрицательного воздействия человека.

Восстановленная северная граница ареала всюду доходила до берега моря, и в ареал входили и острова европейского сектора Арктики: Соловецкие, Колгуев, Вайгач и оба острова Новой Земли. На Земле Франца-Иосифа северного оленя не было.

Если за XIX в., как показано, имели место значительные колебания южной границы, причем также и в положительную сторону, то XX столетие характеризуется очень резким и очень быстрым отступлением ее к северу, причем, очевидно, исключительно под влиянием уничтожения и вытеснения зверя. Так как граница изменяется быстро — даже за отдельные годы, а сведений о распространении северного оленя за наше столетие очень мало, то современная линия границы, за исключением немногих мест, может быть указана лишь приблизительно. Точно так же не приходится говорить и о границе на определенный год. Ниже речь идет о 30—40-х, частью 20-х годах.

На западе южная граница ареала начинается на государственной границе с Финляндией на широте северной оконечности Онежского озера. Отсюда она резко спускается к юго-востоку, захватывая Суоярви, и столь же резко, образуя острый угол, поднимается к северо-востоку. Она обходит с севера Онежское озеро довольно близко к его побережью. Отсюда описываемая линия снова, довольно круто идет к юго-востоку, проходя через Водл-озеро и выходит к границе Карелии и Архангельской области на 62° 20′ или немного, южнее. Она захватывает, таким образом, северо-восточную часть Пудожского района. Несколько восточнее или юго-восточнее олени известны из района Каргополя.

Линия границы далее на восток к Двине неизвестна. Двину она, по-видимому, переходит в области Великого Устюга.

В 30-х годах южная граница в истоках Вятки и Камы проходила через Кире на Вятке приблизительно на 59° с. ш., шла на восток через Каму и, точнее не выясненным путем, на Урал, по которому олень распространен на юг до 59°. Указания на обитание северного оленя на Урале на 56°, таким образом, уже не соответствуют действительности.

Имеется некоторое количество сведений об обитании северных оленей в бассейне Вычегды, Печоры и Камы севернее этих мест — в районах Сторожевска, Усть-Кулома, Усть-Нема на Вычегде, Ухты, Илыча и Печоро-Илычского заповедника в бассейне Печоры и на Вишере и в некоторых других местах, близких, к названным.

Отступление границы было, естественно, неравномерным, и вообще представляет собой столь сложный процесс, что об отходе всей «линии границы» можно говорить только условно. При этом отступлении отдельные, хотя бы небольшие группы животных, в особенно глухих или труднодоступных местах, могли сохраняться и тогда, когда граница более или менее нормального и «сплошного» обитания отошла уже далеко. По-видимому, таким образом, небольшая популяция северных оленей на востоке сохранялась некоторое время в районе Красноуфимска (Куклин), а на западе — в глухих лесах междуречья самых низовьев Шексны и Мологи на месте нынешнего Рыбинского водохранилища. Здесь звери продержались, по крайней мере, до 1925 года. Вероятно, были и другие подобные реликтовые острова: Замечательно, что еще в 1938 году звери в небольшом числе держались в так называемом Оршинском Мхе — обширной болотистой местности к северо-востоку от г. Калинина.

Позже южная граница отступила к северу еще больше и зимой 1955/56 г. проходила через район Каргополя и озера Лача, через область реки Уфтюга, впадающей в Северную Двину ниже Сольвычегодска, и районы Сторожевска к Усть-Кулома на Вычегде (В. Я- Паровщиков; см. ниже). Как именно она выходила на Урал — неизвестно.

Северная граница современного ареала в европейской части Союза тоже очень сильно изменилась и далеко отступила к югу. На Кольском полуострове ареал отступил от берега океана и звери сохранились лишь во внутренних частях полуострова. Далее граница идет по Белому морю, не захватывая Соловецких островов, выходит на материк в южной части Онежской губы, вероятно, где-то на 36 меридиане. Отдалившись от берега моря, она идет на восток примерно по 64° с. ш. и выходит на Двину несколько южнее Архангельска. Приблизительно на той же широте она пересекает Пинегу в районе Карпогор. Отсюда онакруто поднимается к северу, пересекает Мезень, захватывает бассейны рек Омы и Снопы и по ним выходит к побережью Чешской губы. От Чешской губы граница снова резко поворачивает, направляясь на юго-восток в область верхнего» течения Цильмы (Лешуконский район) и в Ухтинский район в истоки р. Вымь примерно на 64°. Далее линия границы направляется на северо-восток в область низовьев и устья Усы в Печору, а отсюда к южной оконечности Байдарацкойгубы (Друри1949). Возможно, что на отрезке к востоку от Выми в настоящее время граница идет уже по-иному. Во всяком случае, тундры европейской части Союза Канинская, Малоземельная и Большеземельская, кроме указанного маленького участка у Чешской губы, уже лишены дикого северного оленя.

Сопоставление современной (середина 50-х годов) северной и южной границ ареала показывает, что он представляет собой в сущности ничтожный остаток прежнего ареала северного оленя и в европейской части СССР вытянут в виде узкой полосы по северной части лесной (таежной) зоны. Эта полоса несколько шире на востоке и на западе (в Карелии).

В действительности, однако, распространение северного оленя в этой полосе не сплошное. Он водится лишь отдельными очагами, частью тесно соседствующими, частью сильно удаленными друг от друга. Кроме того, количество животных в этих очагах весьма различно, большей частью очень мало. В общем фактически заселена оленем меньшая часть территории ареала, и численность вида очень низка. В некоторых случаях звери из очагов более или менее постоянного обитания забегают довольно далеко и появляются в местах, где их обычно нет. Так, зимой 1950/51 г. небольшая группа с юго-запада зашла в район к югу от Архангельска (ст. Тундра), по-видимому, пройдя около 150 км.

Для зимы 1955/56 г. известны следующие участки обитания северного оленя в Архангельской области и частью в области Коми АССР;

1) юго-западная часть Онежского р-на и территория Янгорского сельсовета Приозерного р-на;
2) Каргопольский район (50);
3) верховья рек Пима и Вешка (впадают в Пинегу слева на границе с В. Тоемским р-ном) в Карпогорском р-не (400) и речки Жерть и Сейвас (правые притоки Пинеги) на границе В. Тоемского и Удорского р-нов;
4) Горковский и Выйский сельсоветы В. Тоемского р-на (большое количество);
5) по притокам р. Лахомы—Саймого и Ваймуга в Красноборском р-не (Белослудский, Березонаволоцкий и В. Уфтинский сельсоветы);
6) северо-восточный угол Лешуконского района;
7) северо-восток Удорского района;
8) южная часть Удорского района (верховье р. Вашки);
9) верховья рек Вымь, Кедва, Шомукова и Той-ю в Ухтинском районе Коми АССР (несколько небольших стад);
10) Сторожевский и Усть-Куломский районы Коми АССР;
11) районы рек Ома и Снопа — от побережья Чешской губы до верховьев (стада от 5—10 до 100—200 голов).

Описанное размещение очагов распространения северного оленя показывает, что намечается и в сущности уже почти осуществилось разделение современнного европейского ареала северного оленя на две части — расположенную к востоку рт Северной Двины и лежащую к западу от Онеги. Последняя занимает Карелию и лишь незначительно простирается в Архангельскую область. Очевидно, что разделение и изоляция карельской и приуральской областей идет и будет идти быстро. Современное состояние ареала оленя определенно указывает, что в европейской части о» находится на грани полного и скорого исчезновения. Его могут спасти только специальные меры.

Причина этого заключается более в экологических свойствах северного оленя и вытеснении его, чем в непосредственном истреблении, хотя и оно играет очень большую роль. В противоположность лосю, для которого гари, сечи, молодняки и т. п. представляют очень благоприятную обстановку, пожары, вырубка и расчистка лесов и вообще нарушение их нормального состояния для оленя гибельны. Этим и объясняется, что совершенно параллельно резкому возрастанию численности и расширению ареала лося, по отношению к оленю наблюдается прямо противоположная картина.

Азиатская часть СССР

За скудностью сведений установление южной границы ареала северного оленя в Сибири и на Дальнем Востоке еще более затруднительно, чем в европейской части Союза. Эта граница может быть намечена лишь в приблизительной форме и в гораздо меньшей степени ее удается связать с хронологией. Наиболее доступные ранние зоологические свидетельства в большинстве случаев относятся к концу первой половины и к середине XIX века.

Есть все основания предполагать, что в Западной Сибири северные олени в более давние времена, вероятно, доходили до южной границы лесов и северной границы лесостепи. Таким образом, южная граница ареала между Уралом и Тоболом шла, по-видимому, по широте Кургана, т. е. немного южнее 56° или по 56°. Однако в конце второй половины прошлого века олени не спускались южнее устья Тавды (около 57°40′). На этой же широте они держались по левому берегу Туры. По правому берегу ее они попадались еще у Пушкарева к югу от Туринска на приблизительно 57° 50′.

Между Тоболом и Иртышом граница, очевидно, несколько отодвигалась к северу, проходя, вероятно, приблизительно по 57°. За Иртышом она направлялась на область Новосибирска, в Барабинской степи достигая на юг 55°, т. е. приблизительно озера Чаны. Отсюда граница, переходя где-то в области Новосибирска на правый берег Оби, ближе не установленным путем круто поворачивала на юго-восток, а затем на юг. Захватывая таким образом Салаирский кряж (олень указан, в частности, для района г. Салаира, в то время Салаирска — еще для 70-х годов; Финш, 1879), она спускалась к Алтаю, выходя на среднее или нижнее течение Бии. Направляясь отсюда на юго-запад, она охватывала высокие части Алтая, вероятно, включая Катунские Белки, и, ограничивая: с востока и юга бассейн Аргута (южный приток Катуни), выходила к государственной границе.

Современная южная граница в Западной Сибири очерчивается также довольно приблизительно. Начинаясь на Урале на 59°, она направляется на низовья Кумы (правый приток среднего течения Конды) и пересекает Иртыш ниже Тобольска приблизительно под 59°. Склоняясь далее несколько к югу, граница охватывает с юга весь бассейн Демьянки, идет на истоки Васюгана и Парабели и захватывает почти весь бассейн Чаи. В истоках этой реки граница поворачивает несколько к северо-востоку и пересекает Обь ниже устья Томи, приблизительно на середине расстояния до устья Чулыма. Выходя далее на Чулым к устью Кии, граница идет на юг, захватывая Кузнецкий Алатау. Приблизительно около 54° она поворачивает на юго-запад, захватывая южные части Салаирского кряжа в бассейнах рек Мрас-Су и Кондомы и по верховьям Тельбеса. Отсюда она направляется на юг на прителецкий (восточный) Алтай.

На Алтае ареал занимает на севере бассейн правого притока Бии — Лебедя. Западная граница здесь очень близко подходит к Бие, в частности, близ устья Лебедя у Турочака, но до самой Бии не доходит. Далее на юг северный олень водится в горах к северу от Телецкого озера и на хребте, стоящем над Телецким озером с востока и по хребту Чапчал (Шапшальскому), тянущемуся на юг по правобережью Чулышмана к его истокам. Здесь звери занимают область истоков Кыги, впадающей в южную часть Телецкого озера, верховья притоков Чулышмана — Чульчи и Шавлы, истоков самого Чулышмана и область озера Джувлу-Коль (Джулу-Куль). По-видимому, олень встречается и немного южнее и юго-восточнее истоков Чулышмана — в самом юго-западном высокогорном углу Тувинской области, хотя положительных сведений об этом нет.

Далее на восток граница (восстановленная) идет по хребту Танну-Ола и уходит в Монголию.

В настоящее время на этом отрезке граница идет по Саянам и не захватывает, таким образом, ни южной, ни средней части Тувы. В ареал и сейчас входят, однако, восточнотувинские нагорья, в частности, по-видимому, смежные с Монголией области истоков Большого и Малого Енисея, вероятно, включая и хребет Сангилен. Точных данных о границах в этой области, однако, недостаточно.

Еще восточнее границу ареала, как в прошлом, так и в настоящее времяг составляет государственная граница, до которой ареал доходит в Окинском хребте и в истоках Оки, в Китойской и Тункинской системах и еще несколько восточнее—в Дзун-Муринском хребте и в других горах по левобережью Джиды (3акаменский аймак). Далее в ареал входит весь Хамар-Дабан. Об обитании северного оленя по горам правобережья Джиды (Джидинскйй хребет) данных нет, но, возможно, что в прошлом он там встречался.

Установление южной границы ареала в остальной части Забайкалья весьма затруднительно. В XVIII в. звери, вероятно, занимали все горные области, естественно, отсутствуя в степных и вообще в открытых равнинных пространствах. Ареал захватывал весь Яблоновый хребет и также и Борщовочный. Есть прямые указания на обитание северного оленя и в пространстве между Шилкой и Аргунью, вероятно, в северной и восточной части этого междуречья, но также и по Онону.

По-видимому, из северо-восточной части междуречья или от места слияния Шилки с Аргунью ареал уходил в Маньчжурию на Большой Хинган.

Южная граница в Забайкалье претерпевала большие и быстрые изменения уже в начале прошлого столетия. К середине его оленя в области между Шилкой и Аргунью уже не было. В 50-х годах граница ареала, начинаясь в истоках Онона у государственной границы, шла по Борщовочному хребту и пересекала Ингоду недалеко от устья. Дальше она направлялась по Шилке или в некотором отдалении от нее и выходила к месту слияния Шилки и Аргуни (олени отмечены ниже Горбицы).

К этому времени граница, охватывавшая ранее самые верховья собственно Амура (т. е. реки ниже слияния Шилки и Аргуни), отодвинулась и здесь. В самой долине Амура в этой части реки оленей в 50-х годах уже «по-видимому не было». Они встречались «в глубине гор» по обе стороны реки, т. е. как к северу, так и к югу. Немного позже граница здесь, по-видимому, отодвинулась еще дальше. Так, на реках, впадающих в. Амур выше Албазина, в 60-х годах оленей уже не было, и граница шла, по-видимому, в области 54°.

За последние десятилетия XX в. граница еще несколько отодвинулась к северу, хотя и меньше, чем можно было бы ожидать. Она охватывает Хамар-Дабан, идет на Яблоновый хребет в район Читы или на водораздел Уды с Витимом, а отсюда через водоразделы верховьев Читы и Нерчи или через нижнее течение Нерчи к истокам Олекмы, т. е. приблизительно на 54°.

Дальше граница шла по Амуру, который здесь отрезает маньчжурскую часть ареала от сибирской, приблизительно до устья реки Хумаэрхэ, впадающей в Амур справа выше устья Зеи. По-видимому, именно здесь линия, ограничивающая меньчжурский участок обитания северного оленя с востока, пересекала Амур и входила в пределы СССР. Отсюда граница подымалась к северу, а затем направлялась на восток и, таким образом, отступя от Амура к горам, огибала с севера степного типа пространства нижнего течения Зеи и Зейско-Буреинский низменности. По-видимому, она снова подходила к Амуру по Буреинским горам. Идя далее опять в отдалении от реки на северо-восток и восток, граница пересекала Амур приблизительно на 49° (Вероятно севернее) и переходила на Сихотэ-Алинь. Здесь ареал мысом спускался по высокой части хребта до 47°. Граница далее поворачивала резко на север и выходила к Татарскому проливу у Советской гавани (Хаджи) на 48°.

Описанная граница уже к середине прошлого века местами также значительно изменилась. Около Амура северного оленя нигде уже не было, и он встречался только по горам севернее — в хребте Тукурингра, в Буреинском хребте в отдалении от реки, в горах Туране и Ванда и т. п.

В наше время линия границы, идя с запада с истоков Олекмы, пересекает истоки Ольдоя (около 55°), а затем идет по южным склонам хребта Тукурингра (около 54°20′). Сейчас еще не ясным путем она тянется, далее, на юго-восток где-то по горам левобережья Зеи и выходит в бассейн Буреи, пересекая эту реку приблизительно на 50°20′.

Далее, несколько снижаясь к юго-востоку, она захватывает левый приток Буреи — Тырму, не спускаясь, однако, южнее 50°. Направляясь почти прямо на восток или несколько поднимаясь к северу, граница затем идет через верховья Урми, пересекает Кур немного севернее 50° и выходит на Амур несколько ниже устья Хунгари (около 50°20′). Таким образом, граница охватывает хребет Турана, части Буреинского хребта и хребет Баджальский. От Амура в восточном направлении она идет на Сихотэ-Алинь к верховьям Хунгари. От этого места она круто поворачивает к югу и, оставляя бассейн Анюя за пределами ареала, захватывает бассейн Тумнина и Коппи. Направляясь к юго-востоку, она выходит к морю на 48° или чуть севернее 48°. Из сделанного очерка границы ареала северного оленя в Приамурье видно, что за 100 лет она изменилась сравнительно мало и меньше, чем во многих других местах ареала. Весьма, впрочем, вероятно, что в более давние времена по Сихотэ-Алиню олень проникал на юг дальше, чем это нам известно.

В ареал входит Сахалин, причем здесь олень проникал до южной оконечности острова, т. е. до 46°. Это самая южная точка обитания северного оленя в СССР и в Старом Свете вообще.

На севере ареал всюду доходил до берегов Северного Ледовитого океана. В него входят не только мелкие и более крупные острова, непосредственно прилежащие к материку (например, архипелаг Норденшельда, остров Бегичева, Диксон, Кильдин и т. п.), но также Соловецкие острова, Колгуев, Вайгач, южный и северный острова Новой Земли, остров Белый,, южный остров Северной Земли, Новосибирские острова, включая Бельковский, Котельный, Землю Бунге, Фалеевский, Новую Сибирь и даже остров Вилькицкого и Беннета, и Медвежьи, в частности Четырехстолбовой и Крестовский. На архипелаге Франца-Иосифа, на северных островах Северной Земли и на острове Врангеля оленей нет и не было, как и на далеких от материка мелких островах (остров Уединения).

Восточной границей области распространения северного оленя служит побережье Берингова и Охотского морей. Острова этих морей, в частности Шантарские, в ареал не входят.

Кроме отмеченных выше изменений южной границы, ареал в азиатской части Союза претерпел очень значительные изменения. Обозначились и все увеличиваются значительные люки в ареале и в некоторых местах сильно изменилась северная и северо-восточная граница. Вместе с тем, частью за скудостью сведений, частью потому, что эти изменения происходят очень быстро и в сущности по всему ареалу, дать сколько-нибудь полную картину их очень трудно. Ниже приводятся лишь самые общие замечания и указания на наиболее значительные и известные изменения.

В настоящее время близ линии железной дороги от Томска до Байкала северного оленя во многих местах на большом протяжении уже нет. Местами он отдалился от нее как к северу, так и к югу на значительное расстояние. Таким образом, все больше развивается изоляция алтайско-саянской области обитания и популяции оленя от среднесибирской. Это явление аналогично отделению Карельского участка ареала от Приуральского в европейской части Союза. Все это свидетельствует о глубокой деструкции ареала.

На северо-западе северная граница ареала, начиная от южной оконечности Байдарацкой губы, идя на восток, пересекает Ямал приблизительно по 68°, на той же широте переходит Тазовский полуостров и выходит на Енисей.

Делая широкую дугу к северу на правобережье Енисея, линия границы пересекает — уже идя на запад — южную часть Енисейского залива приблизительно на 70°. Далее она отрезает полуостров Мамонта, Явай и северную часть Ямала немного южнее 72°. Олени водятся к северу от этой линии, но их нет к югу от нее, внутри описанной «петли» границы, начинающейся у Байдарацкой губы.

Оленя в сущности уже нет и на всем северо-востоке Сибири. Граница ареала здесь идет от устьев Колымы по Омолону на Гижигинскую губу (Охотское море). Нет северного оленя и в северной Камчатке к северу от линии Усть-Камчатск — Лесная (Охотское море). В этой части Сибири, может быть, осталось лишь два очень незначительных участка обитания оленя, изолированных друг от друга и от основного сибирского ареала. Один находится в Анадырском хребте к северу от залива Креста, другой в районе устья Майна в Анадырь.

На Скандинавском полуострове ареал (восстановленный) тянется в виде узкого неправильной формы языка по наиболее возвышенной части гор, не доходя, таким образом, до побережья Атлантического океана. Ареал простирается на юг до южной Норвегии до 58°40′ и достигает северной: оконечности озера Сирдальватн, не доходя всего 40 км до побережья Северного моря. На шведском (восточном) склоне Скандинавского хребта граница идет в отдалении от Балтийского моря (на юге, в частности, через Серна) и обходит Ботнический залив с севера.

В Финляндии ареал занимал большую часть страны и доходил на запад, до Ботнического залива. На юг он простирался до широты Васы, и граница проходила по северной окраине озерной области. Судя по распространению северного оленя в пределах СССР в прошлом и даже в настоящее время, можно, однако, думать, что ареал на юг доходил до 62° и, может быть, в отдаленные времена даже до Финского залива.

За пределы СССР ареал выходит также в Монголии и в С.-В. Китае. В Монголии ареал ограничивался наиболее северной частью, страны в области озера Косогол (Хубсугул), которая тесно связана с Саянами и, частью, с Танну-Ола. Вероятно, в прошлом олень занимал все пространство к северу от 50° и, может быть, на юго-западе в истоках р. Тэс продвигался и незначительно южнее. В настоящее время северные олени встречаются лишь в незначительных участках по верховьям правых притоков р. Тэс (юго-запад Прикосоголья), по границе с СССР на северо-западе Прикосоголья в горной части восточной Тувы и к востоку от Косогола в приграничных с СССР территориях в истоках Ури-Гола. Не исключена возможность, что в очень отдаленные времена олень мог проникать из Забайкалья и в северные окраины Хэнтэя, но в середине прошлого века его там не было.

В С.-В. Китае олень занимал Большой Хинган и, по-видимому, также и Ильхури-Алинь. Подробностей о распространении зверя здесь нет, но, очевидно, что речь идет о северной части гор. Эта область была непосредственно связана с обитанием северного оленя в. СССР по верхнему Амуру. В С.-В. Китае оленя давно нет, однако он существовал там еще в середине прошлого века; в конце его оленя в Хингане уже не было.

Большую площадь, хотя и гораздо меньшую, чем в Старом Свете, занимает ареал северного оленя в Северной Америке. На западе основной массив ареала дает большой мыс к югу по Скалистым и, по-видимому, Каскадным горам. Южная граница здесь идет по реке Колумбии или немного южнее — по северному Орегону. Далее она проходит приблизительно по 46° в Айдахо и протягивается на восток до Форт-Бентона в Монтане. Отсюда, обходя с запада обширные степные пространства бассейна Саскачевана и низменностей р. Атабаски, граница по восточным склонам гор идет прямо на север и даже несколько склоняется на запад. На севере она идет по Пис-Ривер, начиная с ее истоков в Скалистых горах, к озеру Атабаска. Отсюда она поворачивает на юго-восток к озеру Уолластон и к Оленьему озеру, пересекает реку Черчилль у Оленьей реки и идет на р. Саскачеван и на восточный берег озера Виннипег и Лесного озера. Далее граница охватывает прилежащие к Верхнему озеру части штатов Миннесота и Висконсин. В ареал входит, по крайней мере, северная половина полуострова между озерами Мичиган и Гурон. Западнее граница, по-видимому, идет по берегу озера Гурон, а затем переходит на реку Св. Лаврентия. По побережью этой реки олени, по-видимому, не встречались в пределах штата Нью-Йорк (Адирондакские горы на севере), однако к востоку от озера Шамплейн ареал захватывает штаты Вермонт и Нью-Гэмпшир и даже Массачусетс. Здесь, приблизительно на 42°30′ находится самая южная точка обитания северного оленя в Америке и ареала вообще.

Восточную и западную границы ареала составляют Атлантический и Тихий океаны и лишь на юге граница ареала, по-видимому, не доходила непосредственно до Тихоокеанского побережья. На севере границу ареала на материке составляет его северное побережье. В ареал входят остров Ньюфаундленд в Атлантическом океане, острова Королевы Шарлотты, Кадьяк и Унивак из Алеутских и весь Арктический архипелаг.

В Гренландии область распространения захватывает все побережья, кроме крайнего юга западной части острова, и пространства к югу от Ангмагсалика (немного южнее полярного круга) — на восточной. Далее на восток граница обходит Исландию и захватывает Шпицберген. Затем граница входит в пределы нашей страны.

Ареал оленя в Америке сравнительно с описанным сильно изменился. В сущности, везде южная граница сильно отодвинулась к северу и в пределах ареала на материке остались лишь отдельные острова обитания зверя.

Домашние северные олени существовали только в Старом Свете. Народности Америки не знали домашних оленей и для них это животное было только предметом охоты. Домашний олень завезен в Америку только в самом конце XIX в. В настоящее время он там многочислен.

Северные олени (домашние) завозились во многие страны (Оркнейские острова, о-в Великобритания, Дания, Германия, Альпы в пределах Австрии, Швейцарии и Италии, Латвия), но без успеха. Хорошие результаты, кроме Америки, дала акклиматизация на Исландии и на островах Южной Георгии (субантарктика).

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях