Ареал песца — Мир Знаний

Ареал песца

Крайний север Евразии и Северной Америки. Границы ареала значительно меняются по сезонам — область размножения занимает тундры и арктические острова, в период зимних миграций ареал захватывает северные части лесной зоны и льды южной части Ледовитого океана. Область нерегулярных зимних заходов отдельных зверей простирается еще дальше как на север, так и на юг.

Ареал в СССР. Составляет большую часть ареала вида. В пределах нашей страны находится почти вся евразийская область обитания вида. Она занимает сравнительно небольшую часть территории государства на его северных окраинах.

Южная граница области летнего обитания и регулярного размножения в общем довольно точно следует южной границе тундры, но местами это строгое совпадение несколько нарушается. На Кольском полуострове указанная граница идет от Варангер-фьорда, немного севернее Мурманска к устью Поноя на восточном берегу полуострова. Местами песцы в подходящих условиях (горная тундра) норятся и несколько южнее этой линии.

На восточном берегу Белого моря граница проходит несколько севернее устья Мезени, захватывает Малоземельскую тундру, главным образом ее приморские части, и северную часть Тиманского кряжа. Пересекая самые низовья Печоры, граница далее на восток идет по водоразделам и верховьям рек Болынеземельской тундры, т. е. по ее средним и южным частям. К Уралу граница выходит приблизительно на Полярном круге или немного севернее. На Урале она по горным тундрам несколько опускается на юг.

Восточнее линия границы немного поднимается к северу, выходит к устью Щучьей и Оби, огибая Салехард с севера, и идет к устью Надыма и Пура. По водоразделу Пура и Таза она спускается к югу на довольно значительное расстояние южнее Полярного круга. Далее к востоку по правобережью Таза граница выходит к северу за Полярный круг, пересекает Енисей на уровне Норильских озер, захватывает их и по горным местам (горы Путорана?) дает мыс к югу, захватывая истоки Курейки и Котуя и, по-видимому, оз. Ессей, не доходя, однако, на юг до Полярного круга.

От указанного места граница довольно круто поднимается к северу, пересекая Хатангу в ее нижнем течении, и, идя севернее 70° с. ш., пересекает Лену в самом низовье. Далее она, немного спускаясь к югу, пересекает примерно на 70° Яну и Индигирку и, идя южнее 70°, выходит к устьям Колымы в области Нижне-Колымска. Отсюда эта линия, направляясь на юго-восток, выходит в верховьях Анадыря, а оттуда круто поворачивает на юг и даже несколько на юго-запад к Гижигинской губе, становясь таким образом для чукотско-коряцкой части ареала западной границей. Южная граница здесь, т. е. по направлению к Камчатке, проходит примерно по 60°, перерезая самую северную часть полуострова. Это самая южная известная точка обитания (норения) песца.

Относительно обитания песца на Камчатке сведения разноречивы. По старым данным, он встречался по всему полуострову или по восточному берегу до мыса Укинского (недалеко от мыса Камчатка), по западному — до южной оконечности (мыс Лопатка) или несколько севернее. Эти сведения толковались некоторыми как постоянное обитание, другими — как зимние заходы. В последнее время появились сообщения, что на Охотском побережье в районе Усть-Хайрюзовой есть постоянная оседлая колония песцов. Все эти сведения для нашего времени или устарели, или сомнительны. Можно думать, что сейчас на Камчатке песца нет или он представляет собою большую редкость, в прежнее же время, очевидно, на полуострове на указанной ограниченной территории добывали пришлых зверьков (регулярно мигрировавших), южнее же имели место только редкие нерегулярные забеги.

Северную границу материковой части ареала везде составляет океан. Кроме того, песцы норятся на всех арктических островах от Колгуева и Земли Франца-Иосифа до острова Врангеля, а также на Кильдине у Мурманского берега и на Карагинском и Командорских в Беринговом море. Песцов нет лишь на некоторых самых мелких островах, лежащих в открытом океане, вроде острова Де-Лонга. Однако на острове Уединения в Карском море песцы были встречены.

Несмотря на некоторые старые указания, на Курильских островах аборигенных песцов нет. В 1915—1916 гг. голубые песцы с Командорских островов были завезены на остров Ушишир (Усисиру), где хорошо прижились и размножились. В 20-х и 30-х годах песцами были заселены острова Симушир (Синсиру) и из малых Курильских Юру (Юрий, Урири), Харукару и Лисьи (?В. Г.). На Малых Курильских в настоящее время песцов, очевидно, нет.

Южная граница области регулярной откочевки — зимнего ареала — на крайнем западе проходит по южному берегу Кольского полуострова. В пределы Карелии нормальные миграции не простираются и здесь известны только дальние случайные заходы. Южная граница описываемой области между Белым морем и Уралом идет по северной части лесной зоны, т. с. несколько южнее Полярного круга, хотя и дальше на юг песец проникает нередко.

Восточнее граница зимнего обитания пересекает Урал и Обь несколько южнее 65°, выходит в верховья Пура и Таза или в область их водоразделов с Вахом и пересекает Енисей у Верхне-Имбатского (ниже устья Подкаменной Тунгуски). Отсюда она идет к истокам Вилюя и пересекает Лену, Яну и Индигирку по Полярному кругу или немного севернее, переходит Колыму несколько выше Верхне-Колымска (значительно южнее Полярного круга) и, еще снижаясь к югу, выходит к Пенжинской губе. В эту область входят северная и западная (кроме крайнего юга) части Камчатки.

В общем можно считать, что зимняя кочевка песца простирается до северных частей лесной зоны — иногда довольно далеко в глубь нее. При этом, по-видимому, меньше всего откочевывают на юг песцы крайнего запада (Кольский полуостров), сравнительно немного сдвигается ареал в остальной европейской части Союза и в Якутии и дальше всего уходят на юг зверьки в Западной и Средней Сибири. Видимо, очень далекая миграция имеет место на северо-востоке Сибири и Камчатке.

Миграция отдельных особей не всегда идет прямо на юг или прямо на север. Многие зверьки движутся и в других направлениях. В разных областях могут быть различные преобладающие направления. Так, песцы с Ямала идут преимущественно на юго-запад и прямо на запад, доходя до Чешской губы. Зверьки при этом проделывают путь во многие сотни и более тысячи километров, не выходя даже из области летнего распространения вида. Вероятно, именно этим объясняется, что в европейской части Союза граница зимнего обитания песца сдвигается сравнительно мало.

Очерченная южная граница области нормального зимнего распространения весьма условна. Причина этого прежде всего в недостатке точных материалов. Кроме того, линия эта и в природе гораздо менее резка, чем граница области норения. В зависимости от различных причин в одной и той же области дальность кочевки на юг и количество животных, приходящих с севера, может заметно меняться по годам. Таким образом, граница может располагаться на юг то дальше, то ближе, при этом в разных частях ареала это изменение по годам может быть выражено в разной степени. Наконец, в ряде случаев при имеющихся литературных данных бывает трудно решить, имеем мы в данном месте дело с регулярным пребыванием малого числа особей, т. е. с областью нормальной зимовки, или с местом, куда сравнительно часто заходят отдельные бродячие особи, т. е. с областью дальних заходов (в настоящем описании южная граница нормальной откочевки на юг проведена, по-видимому, несколько южнее, чем это принимают, по крайней мере для отдельных частей ареала, некоторые авторы).

К югу от области регулярной зимовки располагается широкая зона нерегулярных заходов отдельных бродячих особей. Они заходят часто настолько далеко на юг, что, по-видимому, уже не имеют возможности вернуться назад и, вероятно, в конце концов погибают. Известны следующие места самых дальних заходов: побережье Балтийского моря у Вентспилса, Даугавпилс на Западной Двине (около 56° с. ш), верховья р. Великой, впадающей в Псковское озеро, район Великих Лук, северо-западнее Ярославля (58° с. ш.), северо-западнее Кирова на 60 с. ш., район Омутнинска в верховьях Вятки на 58° 40′ с. ш., северо-западнее Тобольска приблизительно на 59° с. ш., Ялуторовск на Тоболе на 56° 40′ с. ш., среднее течение Васюгана — притока Оби, устье Парабели в Обь, Колпашово на Оби на 58° 30′ с. ш., р. Чулым к северу от Ачинска (около 57° с. ш.), Канск (западнее Красноярска), Тайшет (западнее Красноярска на 56° с. ш.), Братск на Ангаре, Черемхово на Ангаре (к северо-западу от Иркутска приблизительно на 53° с. ш.; одна из самых южных точек в Сибири), Бодайбо на Витиме (около 58° с. ш.), Мухтуй на Лене (около 60°с. ш.), Олекминск на Лене, Якутск, устье р. Томпо в Алдан, истоки р. Томпо (около 64° с. ш.), Оймякон (около 63° с. ш.).Тауйская губа на Охотском море, южная Камчатка (около 52° с. ш.), северные Курилы. Известны забеги в низовья Амура и Комсомольск-на-Амуре — 50° с. ш. Забеги в низовья Амура, возможно, частью связаны с передвижением зверей по льдам или с заносом со льдами. Таким образом, в европейской части страны забеги простираются до 56° с. ш., в азиатской — почти до 50° с. ш. Это различие объясняется тем, что свойственные песцу условия в Сибири распространяются дальше на юг, чем,на западе, в частности, далеко к югу спускаются горные тундры. Другая причина в том, что человеческое население на за гаде гораздо более плотное, и зверьки погибают раньше, чем могут достигнуть естественного предела своего движения.

Зимнее выселение песца из области размножения идет не только на юг, но и на север—во льды океана. Движение в этом направлении представляет собою совершенно нормальное явление, причем в скитаниях по льдам песец обычно следует за медведем. Очевидно, в южных широтах и областях Ледовитого океана это «регулярное» зимнее обитание в очень удаленных местах — «нерегулярные дальние заходы». Однако разграничить эти области пока еще нельзя.

Как показали наблюдения последних лет, в том числе наших и американских дрейфующих станций, наиболее обычны песцы в области южных окраинных морей и южных частей Ледовитого океана и чем дальше в приполярные области, тем они попадаются реже. Известные крайние точки нахождения песцов показывают, что они проникают в самые труднодоступные и удаленные от суши части Ледовитого океана и, вероятно, могут достигать и полюса. Из области льдов сравнительно недалеко от материка (до 100—150 км) известно очень много случаев наблюдения песца. Наиболее северные встречи в водах нашего сектора Арктики следующие: 77°32′ с. ш.—132°59′ в. д.; 78°19′ с. ш.—141° 33′ в. д.; 78° 27′ с. ш.—177° в.д. 2; 78° 30′ с. ш. —176° 03′ в. д.; 78° 42′ с. ш.—152° 33′ в.д.; 80° 30′ с. ш.—159° 50′ з. д.; 80°51′ с. ш.—176° 00′ з. д.; 85° 20′ с. ш.— ок. 60° в. д.

Все указанные точки удалены от ближайшей суши на несколько сот километров — в биологическом смысле это более важно, чем широта. Так, место нахождения на 85° 20′ с. ш. отстоит на 550 км от острова Рудольфа (Земля Франца-Иосифа), точка на 78° 27′ лежит более чем в 500 км от острова Де-Лонга и более чем в 750 км от острова Врангеля, место на 78°30′ лежит в 750 км от Новой Сибири, на 80° 51’— в 900 км от суши, а точка 80° 30′ и 159° 50′ з. д. находится в «полюсе недоступности» в 1025 км от мыса Барроу на Аляске и в 1125 км от острова Врангеля. В американском секторе Арктики песец отмечен на 87° в 460 км к северу от северной оконечности Гренландии и на 88° с. ш. в 800 км от Земли Элсмира.

В четвертичное время песец был распространен гораздо дальше на юг. Плейстоценовые остатки его известны почти из всех стран Западной и Средней Европы, включая Ирландию, южную Францию (Пиренеи), Швейцарию, Чехословакию и Польшу. В наших пределах остатки песца известны из района Гомеля, Брянска, Липецка, Чернигова, Полтавы, Днепропетровска и даже Крыма. На востоке плейстоценовые песцы найдены в районе Челябинска, Красноярска и Нижнеудинска. Таким образом, они обнаружены на юг до 44° 40′ с. ш. (Крым) и около 55° с. ш. (Сибирь). Показательно, что современные забеги песца как в европейской части страны, так и на востоке (Прибайкалье) доходят или почти доходят до мест его четвертичных находок.

Замечательно, что, несмотря на очень давний и очень интенсивный промысел, не считая сравнительно небольшой территории Камчатки, ареал песца не претерпел никаких существенных изменений.

Ареал вне СССР. В Европе — крайний север Скандинавии и горы полуострова в их наиболее высоких частях, тяготеющих к Атлантическому океану, узкой полосой на юг приблизительно до 60° с. ш. На зимних странствиях — по всей Финляндии и по всей Норвегии и Швеции до самого ее юга. По-видимому, заходит на льды Балтийского моря. Острова Шпицберген, Ян-Майен, Исландия.

В Северной Америке южная граница ареала охватывает северные части Лабрадора, полуостров Унгаву и область, прилегающую к Гудзонову заливу с востока. Пересекая залив и начинаясь на его западном берегу немного южнее 60° с. ш., граница идет на Запад приблизительно по этой параллели, обходит на юге Большое Невольничье озеро и по реке Маккензи идет к ее устью. Захватывая далее северные и западные части Аляски, она выходит к океану у залива Кука. К северу от этой линии в ареал входит вся северная окраина материка и все острова американской Арктики и прилежащие области всей Гренландии. В Беринговом море ареал захватывает Алеутские и Прибыловы острова и острова Холл, святого Матфея и Святого Лаврентия. На зимних кочевках песцы доходят на юг до залива Святого Лаврентия, северных частей Альберты, Саскачевана и Манитобы (т. е. приблизительно до 55° с. ш.). Особенно далекие заходы простираются до 50° и даже 45° с. ш. (Новая Шотландия).

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях