Ареал благородного оленя — Мир Знаний

Ареал благородного оленя

Лесные, лесостепные, степные, частью пустынные области и горы Старого Света приблизительно между 25—30 и 55—60° с. ш. и те же ландшафтные области между 35° и 50—60 с. ш. в Северной Америке.

Сравнительно с естественным состоянием ареал благородного оленя как в Старом, так и в Новом Свете за историческое время претерпел очень большие изменения. Они касаются как общих очертаний, так и площади, которая сократилась чрезвычайно сильно. Причина этого заключается в прямом истреблении, которому благородный олень в силу своих крупных размеров поддается особенно легко, и в создании культурного ландшафта—в умеренной зоне северного полушария он развивался прежде всего в тех ландшафтных зонах, с которыми связан ареал зверя, в первую очередь, в лесной и лесостепной.

В некоторых частях европейской территории Союза благородный олень истреблен настолько давно (вероятно в первом тысячелетии нашей эры, возможно, что даже в начале его), что в настоящее время с уверенностью и достаточной полнотой восстановить прежние границы обитания зверя едва ли возможно.

Ареал в СССР (восстановленный). Граница прежнего ареала благородного оленя в европейской части Союза охватывала прибалтийские области на восток по-видимому до Пскова, но вероятно восточнее, возможно даже до южного побережья Ладожского озера (находки второй половины первого тысячелетия и IX—X вв. нашей эры в Пскове и Старой Ладоге), где звери были, однако, очень редки. От Прибалтики граница шла на юг, захватывая Белоруссию и очевидно и западные части Смоленской области.

Отсюда граница поворачивала на восток, вероятно через Калужскую область, однако, точнее северная граница ареала на пространстве между верхним Днепром и меридиональным течением Волги неизвестна. Благородный олень несомненно водился по всем причерноморским и приазовским степям, даже в таких местах как Перекоп и по всем степям Предкавказья, а также по степям у Сталинграда и по Волге до Астрахани. Севернее обитание благородных оленей известно под Чугуевым (недалеко от Харькова) в «Белгородском крае», в Полтавской области, в районах Миргорода, Лубен, Гадяча и еще севернее — в районе Глухова (к востоку от Чернигова). Олени водились и в Курской области и в районах Воронежа и Моршанска (к северу от Тамбова). В свете этих данных, по-видимому, можно считать, что олени жили в «Заокских лесах», т. е. в Тульские засеках и других местах области к югу от Москвы. Где-то к югу от Оки или по Оке и проходила, по-видимому, северная граница ареала оленя в средней России в нашем тысячелетии или даже в его второй половине.

Благородный олень жил и под Москвой, но это относится к более далеким временам (Дьяковская культура —VII в. до нашей эры — V в. нашей эры). В это время звери были, однако, редки. Их очевидно истребили задолго до основания Москвы, так как никаких письменных свидетельств об этом виде нет. Те олени, которые жили в царских охотничьих угодьях под Москвой (в Измайловском зверинце, например), были, несомненно, привозными. Поэтому считать район Москвы «местом недавнего обитания» благородного оленя нет достаточных оснований.

Совершенно особняком стоят внешне правдоподобные, но очень сомнительные, сообщения Туркина, частью со ссылкой на Ф. К. Лоренца, об обитании благородного оленя в б. Никольском уезде Вологодской, Галичском — Костромской и Семеновском — Нижегородской губернии еще в 80—90-х гг. прошлого века. Все эти места слишком оторваны от более южных находок как в географическом, так и в хронологическом отношении. Для более южных мест имеются сведения не позже XVIII, начала XIX вв., а из Калужской области остатки оленя известны для первой половины первого тысячелетия нашей эры.

Никаких сведении (не считая приведенных о б. Семеновском у.) об олене из пространств между меридианом Тамбова и Уралом не имеется. По-видимому, северная граница ареала, пролегавшая в средней России где-то в области 54—55° с. ш., на этом же уровне шла по лесостепи и на восток и выходила на Урал. Здесь благородный олень встречался на западном склоне не только в верховьях Сакмары (аде в первой половине прошлого века), но и около Уфы (55° с. ш.; конец XVIII в., может быть и позже). В общем направлении границы ареала благородного оленя имеется известная аналогия с границей распространения кабана и косули.

Пределы распространения благородного оленя на Урале точнее неизвестны. По-видимому, однако, в южной части хребта он был распространен довольно широко, так как на восточном склоне еще в первой половине прошлого века и даже в пятидесятых годах он обитал в окрестностях Свердловска (на 57° с. ш.). Весьма вероятно, что и на западе Урала северный предел не ограничивался 55° с. ш.

От приблизительно 57° с. ш. на Урале северная граница ареала оленя в Западной Сибири направлялась, немного понижаясь к югу, на восток, захватывала с севера Барабинскую степь и шла через районы Мариинска и Ачинска, т. е., приблизительно, по 56° с. ш. Отсюда, несколько поднимаясь к северу, она направлялась к Енисею, пересекала р. Мендель, левый приток верховьев Кети, и выходила к устьям Ангары, т. е. переходила Енисей приблизительно под 58° с. ш.

В области западнее Волги ареал, как указано, простирался на юг до берегов Черного и Азовского морей и занимал и степи Предкавказья до Каспийского побережья..Ареал здесь переходил непосредственно на Кавказ, где к югу простирался до государственной границы. Оленя, вероятно, не было в пустынных пространствах правобережья нижней Волги, но по самой Волге он доходил до Астрахани.

Южная граница восстановленного ареала благородного оленя между Волгой и рекой Уралом совершенно неизвестна. Исходя из физических условий и экологических свойств оленя и по аналогии с некоторыми другими ареалами, можно лишь предполагать, что она, вероятно, проходила где-то между Сталинградом или Камышиным и Уральском. Есть основания предполагать, что в давние времена по уреме Урала олень мог распространяться далеко к югу, может быть до устья.

За р. Уралом благородный олень (тип марала) был широко распространен по степям Казахстана, встречаясь по уреме речных долин, по отдельным островам леса на равнине и по отдельным возвышенностям и участкам мелкосопочника. Распространение его здесь носило пятнистый характер, особенно дальше к югу. Южная граница ареала, по-видимому, охватывала бассейн Илека, неясным сейчас путем переходила через верховья Тобола в область бора Аман-Карагай (около 100 км к югу от Кустаная—у Семиозёрного). Отсюда линия границы направлялась через Кокчетавские. горы в область Акмолинска, охватывала далее Каркалинские горы и переходила на Чингиз-Тау и затем на Тарбагатай. Возможно, что граница ареала шла еще несколько южнее и захватывала бор Наурзум-Карагай (около 200 км к югу от Кустаная — у Аксуата), может быть и горы Улутау и шла отсюда на Каркаралинские горы прямо на восток, однако, прямых указаний на это нет.

В Средней Азии и Южном Казахстане ареал (олени типа марала) охватывал Тарбагатай, Сауры, Джунгарский Алатау и всю систему Тянь-Шаня на юг до северных окраин Ферганской котловины и северо-восточной оконечности Алайского хребта, на запад до Чаткальского и. Таласского хребтов, в более отдаленные времена, вероятно, также и Угамского, и Кураминского. Северную окраину этой части ареала составляли Заилийский Алатау и Александровский (Киргизский) хребет. Сведений о проникновении марала дальше на север в Чу-Илийские горы не имеется, хотя возможно, что в отдаленные времена зверь там и водился. Он однако проникал в «приилийские джунгли», оседло жил в устье Или, водился и в Прибалхашских камышах. На северо-западе ареал простирался на хребет Каратау.

Кроме описанного, в Средней Азии есть еще несколько участков обитания благородных оленей, относящихся, однако, к другим формам. Один из них связан с Сыр-Дарьей и Аму-Дарьей. По Сыр-Дарье олень (тип бухарского, или тугайного оленя) распространялся по тугаям долины реки на протяжении от Аральского моря вверх по крайней мере до Кзыл-Орды, но в старину, вероятно, и гораздо выше. Положительных сведений об этом, однако, нет. По-видимому, благородный олень несколько распространялся и к востоку от реки в пустыни и, может быть, проникал и в низовья Сарысу, и до Каратау.

В ареал входят, далее, почти все Кызылкумы, еще недавно очень богатые саксаульниками. Зимой и весной, выселяясь из долин и дельт Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи, олени широко расселялись не только по тем частям пустыни, которые непосредственно прилегают к долинам рек и Аральскому морю, но и по весьма отдаленным местам, по крайней мере, западной и северной частям пустыни. Весьма вероятно, что из дельты Аму-Дарьи тугайные олени в сезон развития эфемеров могли на небольшое расстояние выходить в пустыню смежных частей Устюрта и побережья Аральского моря, как это они делали в северных Кызылкумах, где, впрочем, обстановка для них была благоприятнее (саксауловые леса).

По Аму-Дарье благородный олень был распространен везде, где были тростники и тугайные заросли от устья и до выхода реки из гор, т. е. до места приблизительно на 70° в. д., к югу или юго-востоку от Куляба. В верховьях Аму-Дарьи олень распространялся в сторону от реки по тугаям всех ее правых притоков от Ширабада до Кызылсу пока имелись тугаи, то есть в старину довольно далеко. Он держался, частью лишь в определенные сезоны, и в междуречьях притоков Аму-Дарьи, также и в горах, в частности в Бабатаге. Не исключена возможность, что олень доходил до подножья Гиссарского хребта и Дарвазских гор, хотя сведений об этом нет.

Возможно, что олень (вероятно, тугайный) обитал по Мургабу, однако это могло быть только очень давно и положительных сведений об этом не имеется. Олени (вероятно, кавказского типа) водились по Теджену и в Копет-Даге — здесь в его юго-западной части в бассейне Атрека, куда они проникали по участкам ландшафтов гирканского типа из смежных частей Ирана (кавказский олень).

В Заенйсейской Сибири и на Дальнем Востоке ареал благородного оленя (на западе марал, от Забайкалья изюбрь) имеет следующие очертания. Начинаясь от устья Ангары, северная граница ареала идет по левому берегу ее до устья Чуны (Уды) и по Чуне к юго-востоку приблизительно до Выдрииа (Выдрино — березовая). Отсюда, направляясь к востоку, она переходит на Ангару приблизительно в районе Усть-Вихорева и спускается к юго-востоку на истоки Лены приблизительно к Качугу и Анге. Отсюда граница, идя на некотором расстоянии от Байкала и включая в ареал Байкальский хребет, направляется почти прямо на север. К северу от Байкала граница охватывает бассейн Чаи, по крайней мере ее верхнего течения, Малой и Большой Чуй и Витима (т. е. Северо-Байкальское и Патомское нагорья) и выходит на Лену немного восточнее Мухтуя — на 114° в. д. Отсюда она идет по левому берегу Лены на некотором расстоянии от нее, достигая здесь широты 61° или даже немного севернее (самая северная точка обитания оленя в СССР). По левобережью граница тянется до места километрах в 100 выше Олекминска, переходит здесь на правый берег Лены и по нему идет до места километрах в 100 ниже Олекминска. Отсюда северная граница ареала резко спускается к югу через самые верховья Амги, проходит несколько западнее города Алдана и через Чульман (в истоках Тимптона) выходит к Становому хребту.

Направление границы между указанной частью Станового хребта и Амуром в некоторых отношениях не вполне ясно. По-видимому, она сначала идет по южному склону Станового хребта, в частности по истокам Гилюя и его верхних притоков, а затем, несколько спускаясь к юго-востоку, направляется через истоки Уда, верховья Селемджи, истоки Бурей и верховья Амгуни, пересекая их, к устью Горина, впадающего в Амур слева. На правом берегу граница проходила по устью реки Хелассо. К востоку отсюда в ареал входили части бассейнов притоков Амура, Яя и впадающего в Татарский пролив Тумнина. К океану граница выходила у бухты Де-Кастри.

К югу от очерченной линии ареал благородного оленя везде доходит до государственной границы и переходит за нее. Исключение составляют степные и полустепные пространства юго-восточного Забайкалья, где этого вида, по-видимому, не было.

Современный ареал (на середину 50-х годов) благородного оленя очень резко отличается от восстановленного — он составляет лишь небольшую часть его. Кроме того, вместо сплошного, или относительно сплошного, мы имеем лишь один более или менее цельный массив на востоке и небольшие участки в других местах. Наконец, в ряде мест, где сейчас водится олень, он представляет собой не аборигена, но завозное животное, существующее в заповедниках или в охотничьих хозяйствах под охраной более энергичной, чем охрана остальных охотничьих видов.

На западе благородный олень имеется в охотничьих хозяйствах, частью на свободе, в Латвии (Цирава, Межатне, Букайши, Валмере, Бене, Вицгулбене и некоторых других местах). Эти звери завезены перед мировой войной из Беловежской Пущи, а позже и из других мест (Германия). В Эстонии небольшое поголовье, существовавшее на острове Абрука (у южного побережья острова Сарема) и в лесу Аудру (северо-западнее Пяриу) и состоявшее из зверей, завезенных после первой мировой войны из Германии, во время второй войны погибло почти целиком. Сохранилось лишь несколько голов в районе Аудру.

В Литве олени (того же происхождения) водятся на правой стороне Немана в районах, расположеных в северной части республики1. Некоторое количество зверя имеется в Калининградской области (животные из охотничьих хозяйств), но определенных сведений о них нет.

В Белоруссии имеется три точки обитания благородного оленя — в Беловежской Пуще (между Гродно и Брестом на 24° в. д.) и в районе Воложина (к югу от Молодечно) и Ивенце (к западу от Минска). Современные беловежские олени происходят от завезенных из Германии в середине прошлого века; немецкие олени завозились сюда и позже. Олени Воложинского и Ивенецкого районов тоже завозные, вероятно, из Беловежа.

На Украине единственное место естественного обитания благородного оленя находится в Карпатах. Это довольно крупный массив, связанный с лесистой, более высокой частью Карпат, и имеющий вытянутую форму соответственно протяжению хребта. На востоке этот участок начинается в Путильском (Путала) районе к югу от Черновиц на румынской границе, на западе он выходит к границе с Польшей и Чехословакией между Дрогобычем и Ужгородом. Граница этого участка тянется от Путилы вдоль румынской границы на запад до точки к югу от Рахова на Тиссе. Отдельный участок обитания оленя в Западной Украине располагается севернее описанного. Он представляет собой полосу, вытянутую с запада на восток, вдоль границы с Белоруссией почти от польской границы, приблизительно, от истоков Припяти до Ствиги (правый приток Припяти—немного западнее 28°в. д.). Она, таким образом, занимает область к северо-западу, северу и северо-востоку от Ковеля, к северу от Луцка и к северу и северо-востоку от Ровно. Южная граница этой полосы проходит приблизительно по линии: немного севернее Ковеля —Рафановка — Сарны, северную образует граница между Украиной и Белоруссией на указанном отрезке. Происхождение этих оленей неизвестно, но несомненно, что это не аборигенные звери, а, вероятно, ушедшие из охотничьих хозяйств Польши.

Большая популяция аборигенных оленей занимает леса горного Крыма, отдельная колония существует в Воронежском заповеднике (леса к северу от Воронежа)—по-видимому, привозные европейские олени. Небольшие группы благородных оленей в вольном или полувольном состоянии имеются в Аскания-Нова, в плавнях Днепра у Голой Пристани и в Буркутах (около 35 км к востоку от Голой Пристани), в Азово-Сивашском заповеднике (о-в Бирючий на Азовском море к востоку от Геническа) и в лесах Печенежского района (Печенеги) около 50 км к юго-востоку от Харькова. В последних пяти точках живут привезенные из Аскания-Нова беспородные животные, представляющие собою беспорядочную смесь различных форм вида Cervus etaphus (европейского и крымского оленей, марала, изюбря, вапити) и даже пятнистого оленя.

В Mopaqbckom заповеднике (к северу от Темникова на Мокше), в Хоперском заповеднике (на р. Хопре у Новохоперска), в Башкирском заповеднике (к западу от Магнитогорска) и в Ильменском заповеднике акклиматизированы маралы.

Значительное пространство занято благородным оленем на Кавказе. Это аборигенный олень, существующий в пределах своего естественного ареала, под охраной, если не считать нескольких заповедников, в общем не большей, чем законодательный запрет. Некогда сплошной и очень обширный ареал, занимавший всю лесистую часть страны, ныне, в связи с сокращением площади лесов и преследованием, сильно сократился и разбился на несколько отдельных более или менее крупных массивов. Хотя в последние десятилетия имеет место некоторое увеличение численности оленя и в некоторых частях страны замечается расширение области его обитания, сравнительно с началом XX века ареал сократился значительно. Так, оленя за это время совсем не стало в Армении и по всему Малому Кавказу к югу и востоку от Тбилиси и в Талыше.

В настоящее время самый большой участок обитания благородного оленя на Кавказе занимает лесные области западной части хребта — как северные, так и южные склоны его на пространстве между меридианом Краснодара (около 39° в. д.) и почти до меридиана Эльбруса (около 42°30′ в. д.). На севере здесь олень почти доходит до Майкопа, на юге граница ареала тянется несколько отступя от моря. В целом очертания этой части ареала представляют собой неправильной формы треугольник, вершиной направленный на северо-запад.

Восточнее благородным оленем занята полоса лесистых северных предгорий и нижнего пояса гор от меридиана Нальчика до меридиана Грозного или 46° в. д. Отдельный участок обитания лежит по Тереку на равнине, где олень занимает уремные леса и прикаспийские камыши от места немного ниже Гудермеса. Олени водятся и по камышам низовьев Сулака и его устьев.

В глубине гор восточной оконечности хребта имеются участки обитания благородного оленя в верховьях Аварского Койсу и Самура. Отдельный участок ареала занимает обращенную к Каспийскому морю лесную область нижнего пояса гор между Махачкала и Дербентом, точнее — несколько южнее Махачкала и до устья Самура.

В Закавказье ареал благородного оленя тянется длинной и узкой полосой по лесам южного склона на пространстве, приблизительно, от 48° в. д. на востоке до Лагодех (около 46° в. д.) на западе. Небольшой участок обитания зверя имеется по долине Куры к юго-востоку от Тбилиси, такой же или немного больший — к северу от него и довольно обширный — к западу. Этот последний имеет форму овала с центром в Боржоми и располагается по Триалетскому и Имеретинскому хребтам. Наконец, очень небольшой участок, вероятно, заходов из Турции, находится к юго-востоку от Батуми.

На Урале и на большей части Западной Сибири (если не считать акклиматизированных маралов Башкирского и Ильменского заповедников) оленя в настоящее время нет. Его ареал за Уралом занимает Восточную Сибирь и Дальний восток и начинается на Алтае и в области к северу от него. На юго-западе граница начинается на государственной границе к северо-востоку от озера Маркаколь. Идя на запад и северо-запад, она охватывает верхнюю Бухтарму, то есть хребты Южно-Алтайский и Листвягу и юго-восточную часть Холзуна, приблизительно в истоках правого притока Бухтармы — Хамир. Отсюда она поворачивает на северо-северо-восток и, охватывая Теректинский хребет, выходит на Катуиь где-то к югу от Горно-Алтайска (Ойрот-Тура, Улала) — вероятно у Чемала или несколько севернее. Отсюда линия границы идет на среднее течение правого притока нижней Бии — Лебедь. На крайнем юге Алтая ареал не везде непосредственно доходит до государственной границы — в него не входит, например, Чуйская степь.

К северу от Алтая (Лебедь) граница круто поворачивает на север, делая большую петлю, охватывающую Салаирский кряж и Кузнецкий Алатау. В кряже ареал доходит, приблизительно, до 54°30′ с. ш., и несколько выдвинутая на запад крайняя западная точка его лежит, приблизительно, на 85° в. д.. В Кузнецком Алатау ареал доходит на север до 55° с. ш. и с востока ограничен подножьем хребта (приблизительно 90° в. д.). Приблизительно за 53° с. ш. граница резко поворачивает на восток, переходит на правый берег Абакана, а затем и Енисея и поднимается резко к северу.

Северная граница ареала к востоку от Енисея — в Восточной Сибири и на. Дальнем Востоке, соответствует описанной выше. Сведений о бывшем несколько столетий назад распространении благородного оленя на этой огромной территории, в сущности, нет— наиболее ранние восходят лишь к середине прошлого века. Во всяком случае, больших отрицательных изменений границы ареала не было. На основании отдельных фактов, и некоторых общих тенденций можно даже, наоборот, предполагать, что в последние десятилетия в Прибайкалье (северном) и в Якутии олень даже несколько продвинулся к северу. Отрицательное изменение претерпел лишь небольшой отрезок ареала на Дальнем Востоке. Граница теперь с верховий Амгуни идет не на устье Горина, а пересекает Амур выше—у устья Сунгари (правый приток Амура) и отсюда, не захватывая бассейна Яя и Туманна, идет прямо на юго-восток, выходя к океану у устья р. Самарги.

Если самая граница ареала и его общие очертания за Енисеем не испытали больших изменений, то внутри ареала появились значительные, гораздо большие, чем прежде, территории, не заселенные зверем. Перечислить и очертить нет возможности. Можно указать на спорадичность распространения зверя к северу от Байкала, на большую полосу вдоль линии железной дороги на Иркутск, где оленя нет, и некоторые другие как в Восточной Сибири, так и на Дальнем Востоке. Благородный олень по всей этой стране распространен в общем менее равномерно, чем косуля и лось.

В Средней Азии и Казахстане ареал претерпел очень большие изменения и сократился очень резко. Во всей степной части Казахстана на восток, включая Чингизтау, олень полностью исчез.

В настоящее время он, однако, еще встречается в Тарбагатае, Сауре и Джунгарском Алатау.

Современное распространение марала в Тянь-Шане очень ограничено и установить его трудно. На большей части прежнего ареала его нет, за исключением немногих мест он малочислен и распространен спорадично, местами очень редок и встречается единично. Он водится в хребте Кетмень (область верхнего течения Кегени — Кегенский хребет) и в восточных частях Кунгей-Алатау (бассейн реки Тюп). С верховьев этой реки граница распространения марала идет на юго-запад и проходит несколько восточнее Пржевальска, захватывая восточные части Терскей Алатау. Отсюда она идет в том же направлении на истоки Малого Нарына и верховья Нарына (выше устья Малого Нарына) и на истоки Атбаши, а затем резко сворачивает на юго-восток и выходит к китайской границе. Эта линия есть западная граница ареала марала в Тянь-Шане.

На Сыр-Дарье оленя сейчас нет совершенно, на Аму-Дарье имеется один небольшой участок обитания в среднем течении у Дарганата на 41°30′ с. ш. (бывший Дарганатинский заповедник) и три небольших близко соседствующих, но изолированных участка в верхнем течении Аму-Дарьи и по нижнему Пянджу и его притокам. Эти участки следующие: 1) по самому низовью Кызылсу от места к северо-западу от Пархара и до устья и по Пянджу от точки к востоку от Пархара вниз до устья Кызылсу. 2) по Вахту от Джиликуля и немного севернее до устья и по Пянджу немного выше устья Вахша и 3) по долине Аму-Дарьи от места немного восточнее устья Кафирнигана в Аму-Дарью и до границы Таджикистана с Узбекистаном (около 67°40′ в. д.) и в сторону от реки (на север до Айваджа).

По Мургабу оленя нет очень давно, по Теджену, несмотря на указания некоторых авторов, его тоже нет (последние сведения относятся к 80-м годам). В Копет-Даг, й то только на самый край ареала— крайний юго-запад, олень лишь изредка может только забегать.

Ареал вне СССР (восстановленный) в Старом Свете занимает Алжир и Тунис, вероятно, Марокко (сведения о Сенегамбии ошибочны), Корсику, Сардинию (по-видимому, искони отсутствовал на Сицилии, Крите и Кипре и островах Эгейского моря), Британские острова, Западную, Центральную и Южную Европу и юг п-ва Скандинавия — в Норвегии приблизительно до 65° с. ш., в Швеции на Балтийском побережье до 59° с. ш. В ареал входит Малая Азия, северный Иран, Афганистан (по-видимому, только сев.), Кашгария (бассейн Тарима), восточная (китайская) часть Тянь-Шаня, смежные с СССР и Монголией горные части Джунгарии, сев. Монголия (Монгольский и Гобийский Алтай, Прикосогольские горы, Хангай, Хэнтэй), С.-В. Китай на запад, включая Большой Хинган, В. и Ю.-В. Китай на юг до Сычуани, Тибет (главным образом, восточный), Гималаи, включая южный склон (Кашмир, Сикким, Бутан).

В Америке северная граница восстановленного ареала идет от залива Св. Лаврентия на восточную оконечность Верхнего озера, от его западного конца направляется на северо-запад приблизительно к Большому Невольничьему озеру (около 60° с. ш.), а оттуда, идя на юго-запад, выходит на побережье Тихого океана приблизительно к 50° с. ш. Вдоль побережья ареал протягивается полосой до Калифорнии.

Южная граница выгнутой на север линией обходит Неваду и через Юту идет до средних частей Нью-Мексики, снова выгибается дугой на север и спускается мысом в Техас, достигая на юге приблизительно 32° с. ш. Отсюда линия границы уходит на северо-восток приблизительно в Миссури, спускается к юго-востоку в северные части Алабамы и Джорджии и снова уходит на северо-восток к Массачусетсу и заливу Св. Лаврентия.

Обрисованный в общих чертах восстановленный ареал благородного оленя к настоящему времени изменился очень сильно. Относительно особенно велики изменения в Новом Свете, где от некогда обширного сплошного ареала осталось лишь несколько отдельных островов, например, в Айдахо, Манитобе, Монтане, Вашингтоне и некоторых других и олень вообще еще существует только благодаря эффективной охране. В силу того, что истребление оленя началось только с европейской колонизацией, т. е. сравнительно недавно, очертания естественного ареала могут быть сравнительно легко восстановлены.

В Старом Свете состояние ареала и его история несколько иные. В Европе за пределами СССР общие очертания границ ареала изменились относительно мало. Однако прежнего (в начале нашего летоисчисления) более или менее сплошного распространения нет уже очень давно. Благородный олень встречается лишь по отдельным небольшим участкам, большей частью изолированным и удаленным друг от друга. Он существует лишь в охотничьих хозяйствах в состоянии не только строго опекаемого, но и культивируемого животного. Благородный олень и сохранился в Европе лишь потому, что в течение многих столетий (и до настоящего времени) представляет собой излюбленный и самый ценный объект охоты. Именно по отношению к оленю наиболее разработаны формы охраны, разведения, селекции и другие стороны охотничьего хозяйства в культурном ландшафте на очень высокой стадии его развития. Все эти меры в течение столетий, по-видимому, заметно изменили тип европейского оленя, но сохранили его в этой части ареала как вид.

В Азии за пределами СССР благородный олень во многих местах исчез совершенно; в некоторых чрезвычайно давно (В. и Ю. В. Китай), в других сравнительно недавно — за последние столетия или даже за XIX и XX вв. В некоторых областях (Китай, включая Тибет, Индия) олени недостаточно охраняются, и ареал их сокращается, численность падает. В некоторых местах в Тибете олень еще существует только благодаря тому, что поселяется в разного рода священных рощах, урочищах у монастырей и т. п., где его не преследуют. Здесь олень, как частью и в Европе, сохраняется в значительной мере благодаря тому, что превращается в своеобразного «спутника культуры».

Благородный олень завезен для акклиматизации во многие места в Аргентину, Чили, Соединенные Штаты (Небраска и Кентукки), Австралию и Новую Зеландию. Были завезены главным образом европейские олени (Германия, Балканы, остров Великобритания), частью северо-американские.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях