Антонина Макарова-Гинзбург — «Приговорена к высшей мере…»

После правления Иосифа Сталина в СССР по приговору суда расстреляли всего трех женщин. Для примера: только в 1961 году, когда законодательство в стране серьезно ужесточили, было казнено 2159 преступников-мужчин. Подобные приговоры в отношении других представительниц слабого пола выносились, но не приводились в исполнение, и расстрел заменялся длительным заключением. Почему же только трем женщинам было отказано в помиловании? Насколько страшными выглядели их преступления?

Другая фамилия

Первая из этих преступниц известна как Антонина Макарова-Гинзбург. Она родилась в деревне под Смоленском, была в семье младшей из семи детей. Когда в 1928 году семилетняя Антонина Парфенова пошла в школу, она из-за стеснительности не могла назвать учительнице свою фамилию. Одноклассники закричали: «Макарова она!» — имея в виду, что отца Тони зовут Макар. Девочку сначала так записали в классном журнале, а потом и в комсомольском билете. На эту же фамилию ей был выписан паспорт.

В середине 1930-х годов семья Антонины перебралась в Москву. Девушка окончила среднюю школу и поступила в медицинский техникум.

В начале войны Макарова добровольцем ушла на фронт. Во время обороны Москвы угодила в «Вяземский котел» — печально известную военную операцию, закончившуюся катастрофическим поражением советских войск. Макарова ненадолго попала в плен, из которого бежала вместе с солдатом Николаем Федчуком. Они вместе бродили по лесам, солдат изнасиловал Антонину и сделал ее своей любовницей. В январе 1942 года пара вышла к селу Красный Колодец Брянской области, где у Федчука были жена и дети. Макарова хотела остаться рядом, но из-за неразборчивости в отношениях с мужчинами настроила против себя местное население — и вынуждена была покинуть село.

Скитания девушки закончились в поселке Локоть той же Брянской области. Здесь действовала так называемая «Локотская республика» — административно-территориальное национальное образование, подчиненное немцам. Главной задачей «республиканцев» было уничтожение партизан и тех, кто им помогал.

Тонька-пулеметчица

Макарову задержали и поначалу использовали как наложницу для всех желающих «граждан республики». Потом ей предложили работу: расстреливать тех, кого подозревали в сочувствии к партизанам. Сарай, выполнявший роль тюрьмы, вмещал не более 27 человек — поэтому арестованных казнили каждый день, а на их место размещали новых задержанных.

Антонине назначили оклад — 30 рейхсмарок в месяц, кроме того, ей разрешали забирать вещи убитых. Группу арестованных ставили лицом к вырытой яме, сзади их из пулемета расстреливала Макарова. Она же потом добивала раненых из пистолета. Нескольким детям удалось уцелеть — из-за маленького роста пули проходили над ними, потом их тела закрывали трупы. Так партизаны узнали о женщине-палаче Тоньке-пулеметчице, которая расстреляла не менее 1500 человек.

Читать:  Как нацисты хотели взорвать Нью-Йорк - провал операции «Пасториус»

Макарова много пила и вела беспорядочную половую жизнь. Осенью 1943 года ее отправили в немецкий госпиталь — лечиться от сифилиса. Красная армия уже освобождала Брянщину. Макарова сбежала из немецкого медучреждения и выдала себя за советскую санитарку. До конца войны она работала в госпитале Красной армии, потом вышла замуж за раненого солдата Виктора Гинзбурга и уехала с ним на родину мужа в белорусский город Лепель. В семье родились две дочери, Антонина работала контролером на швейной фабрике, считалась ветераном войны, рассказывала школьникам о героическом фронтовом прошлом. Ее фотография висела на доске почета предприятия.

Тоньку-пулеметчицу разыскивали тридцать лет — но как Парфенову. Помог случай — брат Антонины, живший в Тюмени, оформлял документы для заграничной поездки и анкете указал родную сестру под фамилией Макарова. В Лепель тайно привозили тех, кто мог ее опознать, — в том числе бывших полицаев.

В сентябре 1978 года Антонину Гинзбург арестовали. Она во всем призналась. Рассказала, что не переживала из-за расстрелянных, потому что не знала их. Главным для женщины было выжить, а все сомнения она глушила выпивкой.

Суд состоялся в Брянске в ноябре 1978 года. Антонину Макарову-Гинзбург приговорили к высшей мере наказания. Казнь состоялась 11 августа 1979 года. Семья отреклась от женщины и уехала из Лепеля.

Железная Белла

В апреле 1984 года Краснодарский краевой суд рассмотрел уголовное дело в отношении директора треста ресторанов и столовых города Геленджика, заслуженного работника торговли и общественного питания РСФСР Берты Наумовны Бородкиной. Женщину обвиняли в систематическом получении взяток и расхищении социалистического имущества, ей грозил тюремный срок до пятнадцати лет с конфискацией имущества. Но решение суда было неожиданным даже для юристов — высшая мера наказания.

Берта Бородкина (девичья фамилия Король) в 1951 году начала трудовую деятельность в качестве официантки. Не имея даже полного среднего образования, она очень скоро стала заведующей столовой, а позже — главой треста ресторанов и столовых Генеджика.

Сама женщина не любила своего имени, предпочитала, чтобы ее называли Беллой (среди подельников она получила кличку Железная Белла). В начале трудовой деятельности ее главным покровителем был первый секретарь городского комитета КПСС Николай Погодин — на суде выяснилось, что Бородкина в течение ряда лет передала ему в общей сложности 15 тысяч рублей.

Читать:  Марко Поло - был ли он в Китае?

Бородкина обложила данью всех своих подчиненных. Обман, обвес, фальсификация продукции стали в ресторанах и столовых Геленджика обычным делом. Часть средств, собранных в качестве оброка, Берта Наумовна передавала своим покровителям.

Жилье Железной Беллы напоминало музейные запасники. Работники прокуратуры изъяли огромное количество мехов, антиквариата и драгоценностей. Не обошлось и без наличных денег — их насчитали более 500 тысяч рублей.

Пешка в большой игре

Любопытно, что взяли Бородкину по анонимному доносу о том, что в одном из ресторанов показывают порнографические фильмы. Не исключено, что женщину «сдали», чтобы через нее убрать партийных чиновников, которых она ублажала — обеспечивая не только деньгами и деликатесами, но и молоденькими девушками, готовыми сделать все, чтобы пребывание в курортном городе стало для высших номенклатурщиков (в частности, секретаря ЦК Федора Кулакова или первого секретаря Краснодарского обкома Сергея Медунова) максимально комфортным.

В начале 1980-х годов развернулось противостояние между председателем КГБ Юрием Андроповым и главой МВД Николаем Щелоковым. Андропов старался раскрутить дела о крупных хищениях, чтобы дискредитировать МВД, в чьем ведении находился ОБХСС. Заодно председатель КГБ хотел прижать Медунова, который был личным другом генсека Леонида Брежнева и с подачи последнего мог стать серьезным соперником в борьбе за власть.

В итоге Щелоков был лишен звания и наград, после чего застрелился. Медунова перевели на менее престижную работу, потом отправили на пенсию. Руководитель партийной организации Геленджика Николай Погодин после ареста Бородкиной бесследно исчез — вышел из дома и не вернулся.

Историки считают, что с помощью столь сурового приговора от Берты Бородкиной попросту избавились. Она уже сыграла свою роль, ее дальнейшие показания были нежелательны. Бородкину приговорили к смертной казни, которая состоялась в августе 1983 года.

Ради пищи для свиней

Третьей женщиной, расстрелянной в СССР после сталинских репрессий, стала Тамара Антоновна Иванютина (в девичестве Масленко), родившаяся в 1941 году в Киеве.

В марте 1987 года в одной из школ столицы Украины произошло массовое отравление учеников и работников. Несколько человек скончались. Милиционеры провели обыски у сотрудников школьной столовой — и в квартире посудомойки Тамары Иванютиной нашли банку с высокотоксичным ядом на основе таллия — так называемой жидкостью Клеричи, применяемой в минералогии для определения плотности вещества.

Читать:  Убийство Моцарта: не Сальери, а масоны?

В ходе расследования выяснилось, что Иванютина, а также ее сестра и родители уже 11 лет травят других людей — из мести или в корыстных целях. К примеру, Тамара расправилась с первым мужем, чтобы завладеть его квартирой. Выйдя замуж во второй раз, женщина отравила родителей супруга — ради дома с участком, где потом держала свиней и кур.

Чтобы обеспечить своим животным бесплатное питание, Тамара в сентябре 1986 года устроилась в школьную столовую. Она отравила парторга Екатерину Щербань, которая пыталась воспрепятствовать хищению продуктов. Также яд был подмешан в еду двум ученикам, попросившим у Иванютиной остатки котлет для своих домашних животных,- к счастью, дети выжили.

Массовое отравление Тамара Антоновна совершила, чтобы наказать учеников и работников школы, которые отказались помогать ей в уборке столовой.

Следствие установило, что старшая сестра Иванютиной, Нина Мацибора, используя ту же жидкость Клеричи, отравила своего мужа и завладела его киевской квартирой. Отравления совершали и супруги Масленко, родители Иванютиной, — чтобы увеличить жилплощадь, они убили соседа по коммунальной квартире, а позже — свою родственницу, с которой поссорились.

Суд приговорил сестру Иванютиной к 15 годам заключения, ее мать и отца — соответственно, к 10 и 13 годам. Саму Тамару Антоновну обвинили в отравлении 29 человек, 9 из которых скончались. Преступнице назначили высшую меру наказания — расстрел.

Волею судьбы Тамара Иванютина стала последней женщиной, казненной в СССР.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о