Алхимия — что искали алхимики?

Алхимия — своеобразное и таинственное культурное явление, где воедино связаны мистика и наука. Название ее происходит от арабского «ал-кемия». Слово «кемия» возводят либо к греческому «chemeia» от «cheo» — «лью», «отливаю», что говорит о связи алхимии с искусством литья и плавки металлов. Другое толкование производит слово от египетского иероглифа «хми» (кем), означавшего черную, плодородную землю, в противовес бесплодным пескам. Этим иероглифом обозначался Египет, где, как полагают, и возникла алхимия, которую называли еще «египетским искусством». Считается, что алхимия появилась в Александрии, в знаменитом научном центре —Мусейоне. Впервые этот термин встречается в рукописи Юлия Фирмика в 336 г. н. э.

В результате объединения практических знаний египетских жрецов и греческой натурфилософии произошла, во-первых, эллинизация «священного тайного искусства» египетских жрецов. К нему добавилось учение Эмпедокла о четырех элементах — земля, вода, огонь, воздух. С другой стороны, греческая рациональная натурфилософия Аристотеля была объединена с элементами учения Пифагора о роли числа и другими мистическими понятиями. Сами алхимики вели начало своей науки от Гермеса Трисмегиста (он же египетский бог Тот), и поэтому искусство делать золото называлось герметическим. Свои сосуды алхимики запечатывали печатью с изображением Гермеса — отсюда выражение «герметически закрытый».

Главной задачей алхимии считалась трансмутация элементов — превращение неблагородных металлов в благородные (то есть в золото и серебро). Алхимики опирались на учение о том, что материальный мир состоит из первоэлементов, которые при определенных условиях могут переходить друг в друга. Золото предполагалось получать с помощью философского камня (он же — красная тинктура, эликсир жизни, философское яйцо, красный лев). Это средство должно было не только облагораживать металлы, но и служить универсальным лекарством; раствор его, так называемый золотой напиток, должен был исцелять все болезни, омолаживать тело и продлевать жизнь. Серебро же думали получить с помощью так называемого белого льва или белой тинктуры.

Итак, в IV в. н. э. александрийские ученые пытались решить задачу превращения металлов в золото и разработали полезные методы извлечения металлов из руд. Прежде всего это было купелирование — нагревание руды со свинцом и селитрой. Другой способ — амальгамирование — требовал ртути, которую добывали из киновари или каломели. К золотоносной или среброносной породе добавляли ртуть, и получали амальгаму — сплав ртути с золотом или серебром. Амальгаму отделяли от пустой породы, а ртуть удаляли возгонкой. Амальгаму золота использовали для позолоты. А ртуть со своей уникальной способностью образовывать амальгаму обрела славу особого, первичного металла. Тому же способствовали и необычные свойства соединения ртути с серой — киновари, которая в зависимости от условий получения имеет различную окраску — от красной до синей. Ее и называли именем Меркурия, то есть Гермеса. Однако свои труды ученые вынуждены были держать в тайне, потому что римский император Диоклетиан (243—31 5) не хотел получения дешевого золота, так как это подорвало бы экономику его разваливающейся империи. Он запретил эти опыты и приказал уничтожить все труды по опасной теме.

Но греки продолжали заниматься наукой, которой преследования только добавили таинственности. Они стали учителями арабов, давших алхимии имя, разработавших основные теории, понятийный аппарат, технику и методику эксперимента. Арабские алхимики добились несомненных практических успехов — они открыли сурьму, получили триоксид мышьяка (так называемый белый мышьяк) и, вероятно, фосфор, получили уксусную кислоту и растворы сильных неорганических кислот, развивали фармацевтику. Арабская алхимия, в отличие от александрийской, была рациональной; мистические элементы в ней представляли собой скорее дань традиции. Фактически это была химия в современном понимании, но в дальнейшем мистика в ней стала преобладать благодаря Западу, который воспринял алхимию от арабов примерно в эпоху крестовых походов.

Алхимией занимались известные ученые средневековья, оставившие след в европейской науке. Среди них были Альберт Великий, создатель работы «О металлах и минералах», Роджер Бэкон, которому приписывают авторство трудов «Могущество алхимии» и «Зеркало алхимии», Арнольдо де Вилланова, выдающийся врач, издавший более 20 алхимических трудов.

Но особое место в европейской алхимии занимали мистические течения. Алхимики-мистики сформулировали дополнительные задачи своей науки. Всего их было семь — число, считающееся магическим:

  1. Приготовление Эликсира или Философского Камня (Lapis Philosoiphorum).
  2. Создание гомункулуса.
  3. Приготовление алкагеста — универсального растворителя.
  4. Палигенез, или восстановление растений из пепла.
  5. Приготовление мирового духа (spiritus mundi) — магической субстанции, которая способна растворять золото.
  6. Извлечение квинтэссенции.
  7. Приготовление жидкого золота (aurum potabile), совершеннейшего средства для излечения.

Не все алхимики, однако, стремились именно найти золото или философский камень. Например, Парацельс считался оккультистом, приверженцем герметической философии, и пытался связать алхимию с магией. Но он же утверждал, что истинная цель науки — не отыскивание способов делать золото, а приготовление лекарств. Парацельс вовсе не считал золото панацеей, а делал лекарства из других веществ и фактически основал современную фармакологию.

В XV—XVII вв. алхимией увлекались многие коронованные особы, например, английский король Генрих VI, в правление которого страна была наводнена фальшивым золотом и фальшивой монетой. Покровителем алхимиков был император Рудольф II, которого прозвали германским Гермесом Трисмегистом. Император увлекался оккультизмом и пытался найти философский камень, для чего пригласил Эдварда Келли, оказавшегося шарлатаном, и Джона Ди — серьезного ученого, обладавшего энциклопедическими знаниями. При его дворе работал и польский алхимик Сендзивой, который получил порошок — философский камень — от другого алхимика — Ситония. Говорили, что Сендзивой уже демонстрировал превращение металлов в золото и при дворе Сигизмунда III. Вскоре, однако, Сендзивой лишился порошка, (по одной версии, его украли, подругой — просто кончился запас). Воспроизвести самостоятельно «философский камень» Сендзивой не сумел. Скорее всего, у него была какая-то золотосодержащая порода.

Тем временем алхимия постепенно превращалась в химию. При саксонском дворе алхимик И. Бетгер, не сумевший сделать золото, впервые в Европе изготовил фарфор. Алхимики в поисках философского камня изобрели способы получения различных минеральных и растительных красок, стекла, эмали, солей, кислот, щелочей, сплавов, лекарственных препаратов. Они использовали такие приемы лабораторных работ, как перегонка, возгонка, фильтрование, изобрели печи для длительного нагревания, перегонные кубы. Но многие и поныне считают, что алхимики искали вовсе не способ превращения металлов в золото, а путь к совершенству, и что философский камень несет в себе это совершенство.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *