Афанасий Никитин — Путешествие в Индию — Мир Знаний

Афанасий Никитин — Путешествие в Индию

«И тут Индийская страна, и простые люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. Из простого народа мужчины и женщины все нагие да все черные. Куда я ни иду, за мной людей много — дивятся белому человеку» (Афанасий Никитин. Хожение за три моря).

Вторая половина XV в. стала решающим моментом для объединения русских земель в централизованное государство, происходившего на фоне окончательного освобождения от монгольского владычества и при постоянном давлении с запада. Значительно усилившаяся Москва, постепенно распространившая свою власть на окружавшие княжества, главным образом северные и восточные, не собиралась останавливаться на достигнутом. А главным соперником Москвы в борьбе за первенство была не раскинувшаяся от Балтики до Урала Новгородская республика, помышлявшая всего лишь о независимости, а расположенное под боком небольшое, но своенравное Тверское княжество. Время от времени тверские князья замирялись с московскими и помогали последним одолеть кого-нибудь — например, новгородцев, но затем снова порывали с Москвой и в поисках союзника против нее заигрывали сначала с Ордой, а позже с Литвой.

Однако борьба эта не носила характера постоянной конфронтации — с регулярными боевыми действиями, наступлениями и массовыми разрушениями. На экономической жизни княжеств, в частности на торговле, она если и сказывалась, то в малой степени. Развитие городов, торговли и рост купечества, подорванные монгольским нашествием и возобновившиеся уже в начале XIV в., привели к выделению купеческих братчин — богатых и влиятельных групп «гостей» (так на Руси именовали купцов, торговавших с другими городами и странами) в Новгороде, Москве, Твери, Нижнем Новгороде и Вологде.

Летом 1466 г. из Твери в далекое плавание вниз по Волге отправились два купеческих судна: их путь лежал на Каспий, или, как его называли в старину, — Дербентское море. Главой каравана был Афанасий Никитин (строго говоря, Никитин сын, т. е. Никитич) — по всей видимости, человек бывалый, походивший и поплававший немало. С первых дней путешествия Афанасий начал вести дневниковые записи. Из них видно, что волжский путь был ему хорошо знаком. Караван проследовал мимо Калязина, Углича, Костромы, Плеса, а в Нижнем Новгороде остановился надолго. Здесь купцы ожидали караван посла Ширвана (историческая область на юго-западном берегу Каспийского моря): тот возвращался из Москвы на родину. Тверичи решили присоединиться к нему: плыть дальше по Волге было небезопасно из-за татар, а с посольством казалось как-то надежнее.

Без особых проблем купцы с посольством прошли Казань, миновали почти все татарские земли, но в одном из рукавов волжской дельты на них напал отряд астраханских татар. Купцы в то время умели многое, в том числе и оборонять свое добро. Завязался бой. Они проскочили бы, да, на беду, одно судно застряло на мели, а другое на рыболовном езу (плетне). Татары разграбили их и захватили в плен несколько человек. Двум судам, в том числе большому посольскому, на котором находился Афанасий и еще десять купцов, удалось выйти в море. Здесь их подстерегало еще одно несчастье: налетела буря, и меньшее судно выбросило на мель близ Тарки (ныне Махачкала). Местные жители, кайтаки, купцов захватили в плен, а товар разграбили. Афанасий же добрался до Дербента и сразу начал хлопотать об освобождении пленных и возвращении товара. Через год людей отпустили, но товар не отдали.

Купцы вернулись на родину. Лишь немногие — те, что брали для торговли товары в долг, — отправились кто куда в поисках возможного заработка: возвращение домой без средств означало бы позор и долговую яму. А что же Афанасий? Он пошел на юг, к Баку. По одной из версий, он тоже брал товары в долг и не хотел попасть в яму. По другой, Афанасий никому ничего не задолжал, но все равно решил с пустыми руками не возвращаться. Из Баку в сентябре 1468 г. он отплыл в персидский Мазендеран и провел там около восьми месяцев. Затем, перейдя хребет Эльбурс, Афанасий продолжил путь на юг. Постепенно, от города к городу, иногда оставаясь в них на продолжительное время (всего в Персии купец пробыл два года), он дошел до Ормуза — порта на берегу Персидского залива, где сходились оживленные торговые пути из Египта, Малой Азии, Индии и Китая.

Здесь Афанасий услышал, что в Индии очень дорого ценятся лошади. Он купил хорошего коня, сел на судно и через полтора месяца прибыл в индийский Чаул (южнее современного Бомбея). Судя по всему, Индия немало удивила путешественника. Эта страна не была похожа ни на одну землю, виденную им ранее. Удивительным казалось все — и огромные змеи, ползавшие по улицам городов, и скакавшие по стенам и головам жителей орды обезьян, к которым население относилось с почтением, и гастрономические пристрастия этого самого населения, и невероятное количество распространенных здесь религиозных верований… Но более всего поразили купца сами местные жители — темнокожие и совершенно нагие, кроме тех, что побогаче, прикрывавших материей голову и бедра. Зато все, в том числе самые бедные, носили золотые украшения: серьги, браслеты, ожерелья. Впрочем, к наготе окружающих Афанасий быстро привык, а вот обилие золота не давало ему покоя.

Приобретенного в Ормузе коня купцу никак не удавалось продать — ни в Чауле, ни в Джуннаре, уже в глубине страны. Более того, наместник Джуннара силой забрал у Афанасия жеребца. А выяснив, что чужеземец — не мусульманин, наместник поставил его перед тяжелым выбором: либо он принимает ислам и получает назад своего коня, да еще и деньги в придачу, либо остается без жеребца, а сам становится рабом. На счастье Афанасия, в Джуннаре ему встретился старый знакомый Мухаммед, который, узнав о беде русского, просил наместника смилостивиться. Правитель оказался сговорчивым: в свою веру не обратил, не поработил и коня возвратил.

Переждав сезон дождей, Афанасий повел коня в далекий Бидар, столицу огромного государства Бахмани, а затем на ярмарку в Алланд. И все напрасно: продать жеребца не получалось. Вернувшись в Бидар, в декабре 1471 г. он все-таки от него избавился — почти через год после покупки. Из Бидара Афанасий отправился в священный город Парват, где стал свидетелем величественного праздника ночи, посвященного богу Шиве.

Из Парвата он снова возвратился в Бидар, а через год ушел в Каллур — город в алмазоносной провинции, где прожил около полугода.

За три года, что Афанасий провел в Индии, он стал очевидцем многих событий, включая кровопролитные войны, религиозные праздники и многое другое. Огромное впечатление на него произвел праздничный выезд султана: «…с ним двадцать везиров великих выехало да триста слонов… Да тысяча коней верховых в золотой сбруе, да сто верблюдов с барабанами, да трубачей триста, да плясунов триста, да триста наложниц…». Им были собраны ценные сведения и о тех местах, где сам он не побывал: о столице государства Виджаянагар и порте Кожикоде, об острове Шри-Ланка, о большом порте Пегу в устье Иравади, где жили буддийские монахи, торговавшие драгоценными камнями.

Одному на чужбине тяжело, тем более среди людей иной веры. Если не считать таинственного Мухаммеда, близких людей за все эти годы Афанасий не обрел. Ведь случайные знакомые, торговцы да женщины не в счет. Окончательно истосковавшись, он решил возвращаться на родину. Коммерческие результаты путешествия, со слов самого путешественника, оказались неутешительными: «Меня обманули псы-басурмане: они говорили про множество товаров, но оказалось, что ничего нет для нашей земли». В Дабуле, расположенном на западном побережье Индии, купец сел на корабль, идущий в Ормуз.

Из Ормуза он уже знакомой ему дорогой отправился к Каспийскому морю. Пройдя владения Узун-Хасана и задержавшись в его стане, путник двинулся к черноморскому порту Трапезунду, принадлежавшему османскому правителю Мухаммеду II, который в то время воевал с Узун-Хасаном. Афанасия заподозрили в шпионаже в пользу последнего. Его тщательно обыскали и отпустили, но добро «выграбили все». Только поздней осенью 1474 г. (по другим данным — 1472 г.) с большими приключениями он переправился через Черное море и добрался до генуэзской Кафы (ныне Феодосия). Это уже почти дом, здесь слышна русская речь… На этом записи путешественника обрываются. Можно предположить, что в Кафе он провел зиму, а весной отправился на север. Он пошел через земли Великого княжества Литовского, дружественного Твери, но враждебного Москве. Дорогой, не доходя Смоленска, Афанасий умер.

Тетради, исписанные его рукой, попали в Москву, к великокняжескому дьяку Василию Мамырёву, а тот распорядился включить их в летопись. Впоследствии записки путешественника, получившие название «Хожение за три моря», неоднократно переписывались. Это ценный географический и исторический документ, содержащий сведения о населении, хозяйстве, обычаях, природе Индии и других стран.

В «Хожении», как и в самом путешествии, немало таинственного. Почти ничего не известно о самом Афанасии, даже его возраст. Удивительно, что, лишившись товара, он умудрился пройти всю Персию, приобрести дорогого коня, а затем, не сумев сразу продать его, целый год содержать. Кто такой Мухаммед, каждый раз оказывавшийся рядом в трудную для Афанасия минуту и обладавший даром джинна из бутылки отводить от путешественника все беды? В «Хожении», наряду с христианскими молитвами, рассыпаны столь же многочисленные мусульманские. Возможно, оказавшись в неправославной стране, Афанасий был вынужден конспирироваться и следовать местным правилам, однако известно, что свои записки он приводил в порядок уже в Кафе. Еще одна загадка. Таинственной представляется и смерть путешественника.

В поисках морского пути в Индию Христофор Колумб в 1492 г. открыл Америку, а пять лет спустя Васко да Гама положил начало завоеванию Индостана. Афанасий сын Никитин побывал в Индии за 30 лет до португальца и оставил лучшее для своего времени описание этой удивительной страны.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главный герой: Афанасий Никитин (Никитич), тверской купец
Другие действующие лица: Посол Ширвана; Мухаммед, покровитель Афанасия; Василий Мамырёв, дьяк
Время действия: 1466—1474 гг. (по другим данным, 1466—1472 гг.)
Маршрут: Из Твери по Волге до Каспия, из Дербента в Индию
Цель: Торговля и, возможно, какая-то секретная миссия
Значение: Лучшее описание Индии в XV в.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях