Loading Posts...

Адмирал Шарль Нассау-Зиген губит русский флот…

В истории русского флота есть фигура, которая разительно отличается от прочих отечественных флотоводцев. О нем не любили писать советские историки — ведь он был иностранцем на русской службе, а этого было достаточно, чтобы попасть в глазах советских идеологов в разряд нежелательных персоналий. Между тем человек этот был в высшей степени замечательный. Французский принц немецкого происхождения, участник европейских войн и кругосветных экспедиций, адмирал на службе у императрицы Екатерины II, который сначала увенчал лаврами славы русский военно-морской флот, а затем привел его к неслыханному позору. Имя этого человека — Шарль Анри Николя Оттон, принц Нассау-Зиген…

Неравный брак

Род Нассау-Зигенов — один из древнейших в Германии. Впрочем, Германии как таковой в Средние века не было — был пестрый конгломерат из нескольких сотен княжеств, графств, герцогств, курфюршеств, экзархатов, королевств. Все это «лоскутное одеяло» формально образовывало так называемую Священную Римскую империю, о которой Вольтер как-то остроумно заметил, что она никакая не Священная, не Римская и не империя. Фактически все эти многочисленные немецкие княжеские семейства были полностью независимы друг от друга.

Одним из таких немецких влиятельных родов и был род Нассау, с XII века правивший в одноименном герцогстве на западе Германии. А поскольку они владели еще и городом Зиген, то к фамилии представителей рода стало добавляться и это географическое название. Так появились принцы Нассау-Зигены.

Из этого рода и происходил герой нашего рассказа — Шарль Нассау-Зиген. Правда, происхождение у героя было несколько «подмоченное». Дело в том, что прадед Шарля — принц Иоганн Франц Нассау-Зиген — вступил в морганатический (неравный) брак с некой французской дворянкой. В брачном контракте было оговорено, что дети от этого союза станут обычными дворянами, то есть прав на наследование Нассау и Зигена и на титул принца иметь не будут. (Все это тем не менее нисколько не помешало нашему герою впоследствии упорно именовать себя принцем — к вящему неудовольствию своей немецкой родни.)

Сын от этого брака, Эммануил, родился и вырос во Франции. И его сын Максимилиан тоже всю жизнь прожил во Франции. Поэтому, когда в 1743 году в семье Максимилиана Нассау-Зигена и маркизы де Сенарпон родился мальчик, то это был уже стопроцентный француз, о немецком происхождении которого напоминала лишь его непривычная для французского уха фамилия. Мальчик получил пышное имя — Шарль Анри Николя Оттон, принц Нассау-Зиген.

От Таити до Днестра

В 15 лет Шарль поступил на службу во французскую армию, участвовал в Семилетней войне (1756—1763 гг.). Затем принял участие в первом французском кругосветном плавании в составе экспедиции Луи де Бугенвиля.

Рассказы о приключениях молодого принца в ходе кругосветного плавания — естественно, в сильно преувеличенном виде — создали Шарлю романтический ореол в глазах французского высшего света. По Парижу ходили байки о том, как молодой моряк покорил сердце королевы Таити или о поединке принца с африканским тигром (принц, конечно же, победил тигра чуть ли не голыми руками).

Читать:  Страшные последствия разрушения плотин

Все эти эффектные истории (скорее всего, самим принцем и выдуманные) сделали Нассау-Зигена желанным гостем парижских великосветских гостиных.

Авантюрный характер принца стал проявляться уже смолоду. Снова поступив на военную службу, Нассау начинает генерировать различные «эпохальные прожекты». То он предлагает королю Людовику XVI основать новое, подвластное французам, царство в Южной Африке. То в 1779 году с отрядом, составленным из разных проходимцев, пытается (безуспешно) овладеть английским островом Джерси.

Широкая жизнь искателя приключений дорого стоила — и поиздержавшийся принц выгодно женится на дочери польского князя Шарлотте Горзской. Но мирная семейная жизнь совсем не то, что может устроить Нассау-Зигена. Поэтому вскоре мы видим его уже на службе испанскому королю. Во время войны с Англией Нассау с помощью придуманных им «плавучих батарей» пытается овладеть Гибралтаром. Атака завершилась неудачей, сам Нассау едва не погиб. В награду за храбрость он получил от испанского короля титул гранда 1-го класса, а во Франции — чин генерал-майора.

Бросаясь в военные авантюры, принц не забывал и о коммерческих. Так, сразу после неудачного штурма Гибралтара Нассау-Зиген загорелся идеей наладить сбыт польских товаров в Турцию по реке Днестр и далее через Черное море. Но сначала для этого нужно было заручиться одобрением России, уже полновластно вставшей на берега северного Причерноморья и Крыма. В 1786 году Зиген отправился в Россию, к светлейшему князю Потемкину. Принц знал, что фактического властителя Причерноморских земель — Григория Потемкина — заинтересует развитие торговли по Днестру.

Адмирал русского флота

Принц приехал в Киев, где был приветливо принят светлейшим князем. Потемкин даже пригласил принца принять участие в знаменитом путешествии Екатерины II в Крым. За несколько месяцев Нассау-Зиген успевает так очаровать и Потемкина, и императрицу, что сразу же после начала второй Русско-турецкой войны (в августе 1787 года) ему предложили службу в русском флоте с чином контр-адмирала. Принц согласился.

Надо сказать, что Нассау-Зиген оказался моряком не без способностей. Назначенный начальником Днепровской гребной флотилии, в июне 1788 года он сначала разбил турецкий флот под Очаковым, а вскоре и уничтожил его остатки, укрывшиеся под защиту крепости. Эта битва принесла Зигену чин вице-адмирала и орден св. Георгия 2-й степени.

Но Нассау-Зиген не был бы самим собой, если бы не родил в своей голове очередной «исторический» проект. Таковым стал план большой экспедиции для завоевания Индии (через Хиву и Бухару). Руководство этой экспедицией Нассау-Зиген скромно предлагал взять на себя.

Однако всем этим мечтаниям французского «искателя приключений» так и не удалось воплотиться в реальность. Внешнеполитическое положение России сильно изменилось — и далеко не в лучшую сторону.

Воспользовавшись тем, что основные силы России были заняты на юге, Швеция в 1788 году объявила войну России. И принц Нассау-Зиген отправился на север, в Петербург — ему поручили начальство над всем русским гребным флотом на Балтике.

Читать:  Новые улики в деле Легасова

И здесь принцу поначалу сопутствовала удача. В августе 1789 года 86 галер Нассау-Зигена атаковали шведский флот адмирала Эренсверда на рейде возле крепости Роченсальм (ныне — финский город Котка). В этом, так называемом, 1-м Роченсальмском сражении шведы потерпели полное поражение, потеряв 39 кораблей (из 49). Потери русских составили всего 2 галеры.

21 июня 1790 года Нассау-Зигену снова повезло: он нанес поражение шведской эскадре в Бьорк-Зундском проливе и заставил ее отойти. Но буквально через несколько дней после этой славной победы русский флот ждало страшнейшее поражение. Поражение, не имеющее аналогов во всей трехвековой истории русского флота — разве что Цусима 1905 года может сравниться с ним по степени национального позора. И виновником этого самого страшного поражения русского флота стал французский авантюрист Шарль Анри Николя Оттон, принц Нассау-Зиген.

«Балтийская Цусима»

По иронии судьбы самую жестокую неудачу в своей карьере принц Нассау-Зиген потерпел на том же самом месте, где за год до того одержал победу — на рейде крепости Роченсальм. Итак, что же произошло в ходе так называемого 2-го Роченсальмского сражения 28—29 июня (по старому стилю) 1790 года? Почему до этого, в общем-то, успешный адмирал Шарль Нассау-Зиген с треском провалил все дело?

22 июня 1790 года шведский флот герцога Карла Зюдерманландского с большими потерями вырвался из Выборгской бухты, где его заблокировали корабли русской эскадры. Быстроходные парусные корабли шведов ушли залатывать раны в Свеаборг, а более медлительный галерный флот направился к Роченсальму и изготовился к упорной обороне. На одной из галер держал свой флаг сам шведский король Густав III, фактическим руководителем шведской эскадры был флаг-капитан Карл Кронштедт.

На рассвете 28 июня к Роченсальму подошел огромный гребной флот русских под началом Нассау-Зигена. И вот тут выяснилось, что принц Нассау-Зиген был все-таки скорее придворным, нежели воином. Для воина ситуация была бы проста: его эскадра только что совершила длительный переход, гребцы на веслах измождены. Кроме того, надо произвести разведку шведских позиций, а затем распределить корабли своей эскадры так, чтобы атаковать неприятельский флот с разных сторон. На все это нужно время — хотя бы сутки. Но вот этих-то суток придворный Нассау-Зиген и не хотел ждать! Ведь 28 июня — это годовщина восшествия на престол Ее августейшего величества императрицы Екатерины Алексеевны. Какой был бы эффектный жест: в столь памятный для государыни день бросить к ее ногам еще одну громкую победу!

И Нассау-Зиген с ходу бросает свои суда в бой: без отдыха, без разведки, без передислокации. И началось позорное для России побоище. Шведские галеры, стоящие крепким, хорошо продуманным оборонительным строем, при поддержке своих береговых батарей превращают в щепки одну русскую галеру за другой. Но, как говорится, беда не приходит одна: начинается шторм. Более крепкие шведские галеры, стоящие к тому же якорным строем, без потерь переносят ураган. А вот низкобортные русские галеры, вынужденные маневрировать на бушующем море, десятками отправляются на дно. Утром 29 июня шведы довершают свою тотальную победу новой успешной атакой. Остатки еще сутки тому назад казавшегося непобедимым русского флота спешно бегут прочь от Роченсальма. Поражение русского флота было сокрушительным. Русские потеряли 64 корабля из 145 (в том числе флагманский корабль Нассау-Зигена «Катарина»). Это составляло 40% всего российского гребного флота на Балтике. Убито и захвачено в плен 7000 русских моряков (из 18 500). Шведские потери составили 4—6 потопленных кораблей и около 300 человек убитыми и ранеными.

Читать:  Зина Портнова - подвиг пионерки

Нассау-Зиген был потрясен своей неудачей. Ничего не скажешь — хороший подарок получился для императрицы! Вечером 29 июня 1790 года принц был не похож на самого себя. Вместо дерзкого неунывающего авантюриста перед глазами окружающих предстал поникший и сгорбленный неудачник. В приступе жестокой депрессии принц отсылает Екатерине II все те ордена, которые были ему пожалованы русской императрицей за прошлые победы.

Екатерина, хоть и была крайне огорчена этим неожиданным и шокирующим поражением (да еще тогда, когда война со Швецией уже практически считалась выигранной!), но, верная своей деликатности, постаралась утешить бедного принца. «Одна неудача, — написала ему Екатерина, — не может истребить из моей памяти, что вы 7 раз были победителем моих врагов на юге и на севере».

После заключения Верельского мира со Швецией (1790 год) императрица наградила Нассау-Зигена чином полного адмирала и золотой шпагой.

Однако воспоминание о Роченсальмском позоре навсегда нарушило душевное равновесие Нассау-Зигена — человека, которому до этого, в общем-то, фортуна всегда улыбалась. Такой переменчивости судьбы Нассау-Зиген снести не смог. Он полностью отдаляется от дел и поселился во вновь купленном имении на юге России.

Призрак поражения до конца дней преследовал старого принца. Бывший адмирал русского флота превратился в «старосветского помещика», влачившего свое унылое существование еще целых 18 лет. В 1808 году принц Шарль Анри Николя Нассау-Зиген скончался. Но это была всего лишь формальность. Ведь тот обаятельный и предприимчивый искатель приключений, каким был Нассау-Зиген первую половину своей жизни, навсегда исчез еще 28 июня 1790 года — на рейде крепости Роченсальм…

1
Ха-хаХа-ха
ЛайкЛайк
ВауВау
ДоволенДоволен
ПечальноПечально
ЗлюсьЗлюсь
Voted Thanks!
Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...